Часть 3.. Проблемы развития

Глава 14.. Средний возраст


...

Причины проблем среднего возраста

По мнению Юнга, большинство людей в целом не готовы начать жизнь во второй половине жизни. Зачастую мы принимаем период среднего возраста с его «бурей и натиском без особого энтузиазма» и не можем понять, что перед нами возникают уже другие проблемы и нельзя полагаться на решения, эффективные в прошлом658.


658 Jung, Psychological Reflections, 121, 123.


Йельский психолог Даньел Левинсон, работа которого обсуждалась в предыдущей главе (см. рис. 13.1), рассматривает этот период как ряд возрастных фаз, каждая из которых имеет свои «активы» и «пассивы». Период среднего возраста начинается около сорока лет и включает этап самоанализа и переоценки ценностей. Наблюдения Левинсона вскрывают много причин проблем:

В среднем возрасте нас начинает волновать и страшить упадок сил и приближение к смерти. Молодые люди в период ранней зрелости часто полагают, что, перевалив тридцатилетний рубеж, они начинают стареть. <…> Средний возраст, как им представляется, несет в лучшем случае бессмысленный комфорт, а в худшем — застой и безысходность.

Средний возраст обычно рассматривается как неясно очерченный промежуточный период и определяется в основном негативно. Человек уже не молод, но еще не совсем стар. <…> Говоря «молодость», мы подразумеваем силу, рост и развитие, мастерство, риск, между тем как «старость» означает ранимость, увядание, завершение, переход в небытие. Наши весьма отрицательные представления о старости в значительной степени усугубляют треволнения среднего возраста. Страшно проходить этот возраст с мыслью о смерти, словно ты уже стар; тщетно также обольщаться мыслью о молодой жизни, словно ты все еще молод659.


659 Daniel J. Levinson et al., The Seasons of a Man's Life (New York: Knopf, 1978), ix–x.



Около 80 процентов людей, по исследованиям Левинсона, переживали переход в средний возраст как период кризиса; эти переживания были связаны с пониманием, что времени остается все меньше и меньше и что важные жизненные цели вряд ли будут достигнуты. Однако не всегда этот кризис наступает в среднем возрасте660. «Мне теперь кажется, что единственного, предсказуемого, универсального переживания зрелости не бывает; их бывает множество», — пишет один профессор. Когда люди сталкиваются с переменами и реалиями среднего возраста, можно говорить о четырех «С»: ситуации, самовосприятии, содействии и стратегиях, которые определяют, быть этому возрасту критическим периодом или нет661.


660 В одном исследовании, посвященном протестантскому духовенству, говорится, например, о том, что возрастная периодизация Левинсона не применима в отношении пасторов; см.: Les Steele, "Adult Development Periods and Protestant Male Clergy: A Descriptive Framework", Journal of Psychology and Theology 16 (Spring 1988): 15–20.

661 Nancy K. Schlossberg, "Taking the Mystery out of Change", Psychology Today 21 (May 1987): 74, 75.


Ситуация имеет отношение к воззрениям человека на жизнь. Как рассматриваются превращения и перемены среднего возраста — как положительные, ожидаемые и манящие или как отрицательные, неожиданные и устрашающие? Что приносят супружество, профессиональная деятельность, религия, семья, досуг и другие сферы жизни — удовлетворение или только безысходность и разочарования? Как воспринимает происходящее человек — надеется и с оптимизмом ожидает, что дела пойдут лучше, или испытывает отчаяние и чувствует себя обманутым?

Ответ на эти вопросы определяется тем, как человек воспринимает себя. Как выглядит человек средних лет? Что он собой представляет? Имеются ли у него навыки, опыт и уверенность в себе, необходимые для того, чтобы совладать со стрессами в среднем возрасте? Как он справлялся с жизненными переменами в прошлом? Является ли он оптимистом и способен ли действовать в неопределенной и неоднозначной ситуации?

Понятие «содействие» указывает на материальный достаток человека, стабильное положение на работе и религиозные убеждения, а также поддержку и одобрение со стороны семьи, близких друзей, бывших наставников и коллег. Всякий раз, переживая переходный период, в том числе и перемены в среднем возрасте, важно окружить себя отзывчивыми людьми. С другой стороны, от критических замечаний и действий ближних наши проблемы очень часто лишь усугубляются.

Стратегии — это техники совладания с ситуацией, тактические решения, которые люди принимают, чтобы преодолеть стрессы. Человек, творчески и успешно преодолевающий стрессы, употребляет множество стратегий. Он понимает, что не бывает какого–то одного, волшебного способа, который всегда и во всем приносит успех и помогает приспособиться к жизненным переменам.

Исследования указывают на то, что жизненные перемены ощутимы, заметны, существенны в промежутке между ранней и средней зрелостью. Мужчины, например, становятся более вдумчивыми и сострадательными, нежными и кроткими, их меньше тревожат внутренние конфликты и внешние требования662. Женщины, наоборот, начинают больше интересоваться карьерой и успешной деятельностью вне дома663. Оба пола, по мнению Эрика Эриксона, в пору зрелости приостанавливаются в развитии, вступают в полосу застоя, если личность не переходит на этап «генеративности» — активного участия в ободрении и наставлении следующего поколения.


662 Daniel J. Levinson, "A Conception of Adult Development", American Psychologist 41 (January 1986): 3–13.

663 Charlotte R. Melcher, "Career Counseling Tailored to the Evangelical Christian Woman in Midlife", Journal of Psychology and Theology 15 (Summer 1987): 133–143.


Проблемы среднего возраста могут возникать вследствие целого ряда факторов, которые, однако, можно объединить в четыре категории перемен: физические, психологические, профессиональные и семейно–брачные.

1. Физические перемены. Живя в обществе, в котором превозносят молодость, многим из нас не хотелось бы замечать физических перемен, которые появляются в пору зрелости. Седые волосы, лысина, загрубевшая кожа, мешки под глазами, ослабление физической силы и сопротивляемости организма, исчезновение юношеской привлекательности и деформация тела — все это происходит в среднем возрасте, становясь зримым указанием на то, что мы стареем. Некоторые люди воспринимают эти перемены с легкостью, подобно одной киноактрисе средних лет, которая как–то заметила, что размеры ее груди и бедер не изменились, если не считать, что в последние годы «все опустилось примерно на шесть дюймов». Чаще люди в среднем возрасте отмечают появление брюшка. Если в юности на жировые отложения приходится только 10 процентов веса, то в среднем возрасте этот показатель увеличивается по крайней мере до 20 процентов, причем жир откладывается в основном вокруг талии и ниже. Если верхняя часть тела у женщин становится меньше, то живот и бедра увеличиваются. Все это может заставить людей, придающих большое значение своему внешнему виду, перейти на диету, физические упражнения и уделять больше внимания одежде и косметике.

Многие люди в среднем возрасте осознают необходимость большей заботы о теле. Некоторые начинают понимать, что физические проблемы, ощущение застоя, сексуальная летаргия, ослабление функций организма и отталкивающего вида животы могут возникать в результате их ошибок. Все это может появляться и усугубляться вследствие употребления наркотиков, алкоголя, «малоподвижного образа жизни и переедания»664. Часто средний возраст — это время разочарований и сожалений об уходящей молодости и привлекательности665. У женщин физические перемены соединяются с ожиданием и переживанием климактерия и связанных с этим в последующем гормональных и эмоциональных перемен. Некоторые исследователи полагают, что аналогичные, хотя и менее заметные перемены, могут происходить и у мужчин.


664 Butler, "Psychiatry and Psychology", 1945.

665 Lillian E. Troll, Early and Middle Adulthood: The Best Is Yet to Be — Maybe (Monterey, Calif: Brooks/Cole, 1975).


У мужчин и женщин с наступлением среднего возраста уменьшаются бодрость и активность. В течение двадцати или более лет большинство людей занимались активной профессиональной деятельностью и создавали семью. Неудивительно, что многие из них, вступая в средний возраст, чувствуют себя утомленными, и мысль, что им придется работать до пенсии еще по крайней мере лет двадцать или больше, не вызывает в них энтузиазма. Мужчины и женщины, которым не удалось достичь многого, могут подстегивать себя в напряженном труде, чтобы доказать, что они еще чего–то стоят. Другие начали преуспевать и теперь им приходится предпринимать дополнительные усилия, чтобы не снижать набранного темпа. Все это может приводить к физическим или эмоциональным болезням одних, и к размышлениям о путях, предусматривающих выход из подобной ситуации, других.

2. Психологические перемены. Некто заметил однажды, что средний возраст наступает, когда мы начинаем считать, сколько лет осталось до пенсии или смерти, а не сколько прошло от рождения666. Согласно исследованиям, в среднем возрасте обучение происходит с меньшей скоростью, память ухудшается, а мышление становится менее гибким667. Вместе с тем человек в среднем возрасте бывает более опытным, чем раньше. Для многих средний возраст — это пора расцвета, когда люди пребывают в зените влияния, творческой силы, личных достижений и способности зарабатывать. Зачастую человек чувствует себя подавленным обилием обязательств, обязанностей и внешне незначительных или пустых притязаний на его время. У людей в среднем возрасте есть много друзей, родственников, знакомых по работе и церкви, большинство из которых активны, имеют хорошее здоровье и вовсе не думают о пенсионном возрасте или смертельных болезнях. И все–таки средний возраст может обернуться временем тоски и страха.


666 B. L. Neugarten, ed., Middle Life and Aging: A Reader in Social Psychology (Chicago: University of Chicago Press, 1968).

667 N. R. Haimowitz, "Middle Age", in Concise Encyclopedia of Psychology, ed. Raymond J. Corsini (New York: Wiley, 1987): 717.


1) Тоска. В пору зрелости стимул и задача сделать карьеру и вступить в брак могут уступить место так называемой «депрессии достижения». Повседневная рутина на работе и дома, унылые и скучные богослужения в церкви, посещение по необходимости неинтересных родственников, вечные повседневные заботы (например, дом, в котором всегда найдется какая–нибудь работа, ежемесячные счета, которые необходимо регулярно оплачивать, хозяева, которые всегда чего–то хотят от тебя) — все это может слиться в одну нескончаемую череду тоски и скуки. Эта проблема особенно велика у так называемых «закрепощенных» людей и «любителей возбуждения»668. Закрепощенные люди пугливы, крепки задним умом, нерасторопны, являются рабами условностей и редко позволяют доставить себе физическое или интеллектуальное удовольствие. Неудивительно, что их жизнь тосклива и скучна. И, наоборот, любители возбуждения расцветают, когда рискуют, но им становится тоскливо, когда ослабление физических сил или повышенная ответственность заставляют их жить спокойнее. У некоторых скука и тоска переходят в депрессию, вялость, повышенную тревожность или бегство в бессмысленное рабство телевидению. Другие пытаются избежать тоски и скуки, заводя внебрачные любовные интриги, радикально меняя образ жизни или работы и надевая не соответствующее моде или вовсе диковинное платье.


668 Martin G. Groder, "Boredom: The Good and the Bad", Bottom Line Personal! (15 March 1986): 9, 10.


2) Страх. Люди, достигшие среднего возраста, пугаются, когда замечают физические перемены в себе, наблюдают своих стареющих родителей и следят за тем, как бьются над проблемами в пору зрелости их друзья. У многих в эту пору впервые возникают крупные проблемы со здоровьем и появляется страх смерти. Многие боятся остаться в «опустевшем гнезде» после того, как дети повзрослеют. Одни боятся, что младшие коллеги займут их место на работе, что жизнь станет бессмысленной или возрастные ограничения приведут к нежелательным переменам в образе жизни. Других начинает заботить, не закоснеют ли они и не потеряют ли способность меняться со временем. Отмечается также страх утратить сексуальную активность и привлекательность. Имеются убедительные данные, свидетельствующие о том, что половое влечение и сила сохраняется у людей, сексуальная активность которых была удовлетворительной и постоянной в годы, когда складывается личность669, однако страх импотенции, отсутствие личной жизни, слишком перегруженный работой стиль жизни, напряженность в супружеских отношениях и тревожное ожидание ослабления полового влечения могут порождать эмоциональное напряжение, которое делает естественное поведение в интимной ситуации невозможным. И только затем импотенция, которой боялись, переходит в разряд реальности.


669 Haimowitz, "Middle Age", 718.


Все это может вести человека в среднем возрасте к усиленным размышлениям, переоценке самого себя, недовольству и поиску новых целей и самоуважения. Зачастую это ведет к отчаянным усилиям по преодолению проблем с профессиональным призванием и супружеством. По мнению одного писателя670, человеку следует кропотливо проработать два этих вопроса, чтобы успешно разрешать проблемы среднего возраста.


670 Conway, Men in Mid–Life, 105.


3. Профессиональные перемены. Какой бы ни была профессия человека и какими бы ни были его успехи или неудачи в ней, надо помнить, что у всякого рода занятий есть свои не очень привлекательные черты. Чем больше занимаешься той или иной деятельностью, тем больше этот факт проясняется. Если скучать и ничем не интересоваться, принимать все как само собой разумеющееся, если быть подавленным или бояться неудачи, то рассердиться, огорчиться и разочароваться очень просто.

С годами у людей, похоже, все больше развивается склонность и способность к внутреннему диалогу — разговору о жизненных переживаниях с самим собой. Когда работа не приносит удовлетворения, во внутреннем диалоге человека доминирует гнев и самокритика за то, что он занимается таким нежеланным делом. Часто происходит мысленная борьба, он думает, держаться ли ему за безопасную в смысле обеспеченности, но скучную работу, или отказаться от нее и рискнуть, чтобы найти что–то получше671.


671 Samuel D. Osherson, Holding On or Letting Go: Men and Career Change at Midlife (New York: Free Press, 1980).


Многим людям кажется, что они не соответствуют занимаемой должности, и они критикуют себя, даже когда другие считают их хорошими работниками. В одном из номеров журнала «Fortune», например, говорилось о проблеме вины среди руководящих работников, достигших успеха. Согласно обзору существующих взглядов читателей журнала, на первое место среди причин вины у руководящих работников вышло беспокойство о своих детях — кто позаботится об их детях и что из них выйдет672. Чем выше карьера, тем больше ответственность, а время, посвященное семье, при этом уменьшается, конкуренция на работе становится все жестче, причем все это происходит на фоне ослабления физического здоровья. Некоторых просят подготовить новых работников, которые со временем могли бы занять их рабочие места. Другие, в том числе и ответственные работники, в среднем возрасте просто теряют свои места. Эти люди начинают страдать от низкой самооценки и психологических травм, когда не работают; а не работают они потому, что не могут найти работу, которая соответствовала бы их способностям, опыту или предшествующим потенциалам. Домохозяйки, чья прежняя жизнь была занятой и плодотворной, теперь видят, что в опустевшем гнезде их услуги почти не требуются. Все это может приводить к фрустрации, порождать чувство жалости к себе, а иногда вызывать искушение оставить все и попробовать себя в новом деле, которое, возможно, принесет большее удовлетворение673.


672 Fern Schumer Chapman, "Executive Guilt: Who's Taking Care of the Children", Fortune 115 (16 February 1987): 30–37.

673 Более подробно проблемы перемены профессии в среднем возрасте обсуждаются в книге: Peter Filene, Men in the Middle (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1981).


4. Семейно–брачные перемены. Фрейд как–то выразился, что каждому человеку нужно leben und arbeiten — любить и работать. Если мы не находим удовлетворения в этих областях, наша жизнь ущербна. Мы говорили выше о работе, что же скажем о любви в пору зрелости? Рассмотрим эту проблему с четырех позиций: любовь как отношение к своим детям, любовь к своим родителям, супружеская любовь и половое общение.

1) Дети. Когда дети оставляют дом, родители падают духом, испытывают чувство опустошения и начинают горевать. Некоторые чувствуют себя виноватыми в прошлых неудачах, одиночестве, упорно думают, что они уже никому не нужны или от них мало толку. После того как дети оставляют дом, некоторые родители испытывают зависть и соперничество; освободившиеся и во многом исключенные из жизни своих отпрысков матери и отцы нередко переживают скорбные чувства674. Отделение повзрослевших детей от родителей, похоже, переживается не столь болезненно, если один или оба родителя работают и находят интересы вне дома. Тем не менее пустое гнездо заставляет обоих пересмотреть свои домашние функции. Иногда появляется чувство облегчения, свободы и нового расцвета сил. В этот период родителям следует обратиться друг к другу и дать достоверную оценку своему браку.


674 Carola H. Mann, "Mid–Life and the Family: Strains, Challenges and Options of the Middle Years", in Mid–Life: Developmental and Clinical Issues, ed. William H. Norman and Thomas J. Scaramella (New York: Brunner/Mazel, 1980), 128–148.


2) Старшие родители. Захваченные необходимостью создавать семью, а затем и карьеру, молодые люди в возрасте ранней зрелости часто не видят, как стареют их собственные родители. Когда мы вступаем в пору среднего возраста, наши родители начинают терять здоровье, независимость, материальный достаток, а иногда остаются без пары. Следовательно, родители входят в полосу большей зависимости, часто это происходит в то время, когда их внуки отчаянно преодолевают собственные юношеские проблемы. Люди, достигшие среднего возраста, представляют собой, так сказать, «поколение, зажатое двумя соседними»; речь идет о таком периоде жизни, когда мы чувствуем себя пойманными, а иногда и разрывающимися между двумя поколениями: старшим и младшим, причем оба этих поколения нуждаются в нашей помощи и руководстве675. Это может создавать дополнительное напряжение в среднем возрасте, и все это на фоне постоянных напоминаний о том, что мы не молодеем, а стареем.


675 Gary R. Collins, "Caught between Parents and Children", Christian Herald 110 (February 1987): 51–53; см. также: J. E. Dobson and R. L. Dobson, "The Sandwich Generation: Dealing with Aging Parents", Journal of Counseling and Development 63 (1985): 572–574; Jane E. Myers, "The Mid/Late Life Generation Gap: Adult Children with Aging Parents", Journal of Counseling and Development 66 (March 1988); 331–335; Barbara Silverstone and Helen Kandel Hyman, You and Your Aging Parent (New York: Pantheon, 1983); Patricia H. Rushford, The Help, Hope and Cope Book for People with Aging Parents (Old Tappan, N.J.: Revell, 1985); and Lissy Jarvik and Gary Small, Parentcare: A Commonsense Guide for Adult Children (New York: Crown, 1988).


3) Супружество. Все согласятся с тем, что существуют возрастные периоды развития человека, но ту же параллель можно провести и в браке, и в процессе воспитания, обучения и попечения о детях676. К примеру, средний возраст может стать жизненным этапом с необычно высоким напряжением в браке. Многие мужья и жены, вступившие в полосу среднего возраста, испытывают скуку от семейной рутины и хорошо осознают слабые стороны своего брака. Их уже не удерживают ставшие самостоятельными дети и, утомленные от стереотипного секса, они приходят к мысли, что их брак находится в состоянии нестабильности и кризиса677. Часто при этом страдает интимная близость супругов, исчезает общность интересов и пропадает способность общаться. В результате пара может столкнуться со скукой, решиться на развод или смириться с тем, что один (или оба) из супругов поддерживают любовную связь на стороне. Прелюбодеяние способно дать временное ощущение любви, близости и привлекательности для лиц противоположного пола. Затяжные же любовные связи на стороне, как и кратковременная неверность, порождают тревожные чувства, неестественное поведение, возбуждают чувство вины, приводят к напряженности в браке и часто завершаются разводом678.


676 Ellen Galinsky, Between Generations: The Six Stages of Parenthood (New York: Times Books, 1981); H. Norman Wright, Seasons of a Marriage (Ventura, Calif: Regal Books, 1982).

677 Paul A. Mickey, Marriage in the Middle Years (Valley Forge, Penn.: Judson, 1986).

678 Более подробно проблемы любовных отношений в среднем возрасте обсуждаются в книгах: Conway, Men in Mid–Life; Wright, Seasons; Peter Kreitler with Bill Burns, Affair Prevention (New York: Macmillan, 1981); J. Allan Petersen, The Myth of the Greener Grow (Wheaton, III.: Tyndale, 1983).


4) Половое общение. «Существует ли секс после сорока?» Несколько лет тому назад этот вопрос задали нескольким сотням университетских студентов. Большинство опрошенных ответили, что их родители, вероятно, никогда не имели орально–генитальных контактов; эти студенты считали также, что после сорока лет люди в основном редко вступают в половые отношения679. Кто–то из достигших среднего возраста и осознающих ослабление физических сил и утрату привлекательности и в самом деле может решить, что их дети правы; удовлетворительное половое общение после сорока лет — явление редкое. Конуэй дает следующую краткую характеристику этой проблемы:


679 Ollie Pocs et al., "Is There Sex after 40?" Psychology Today 11 (June 1977): 54.



В пору зрелости половое бессилие беспокоит мужчину больше всего. Он часто страшится утратить сексуальную потенцию. Вот как примерно развивается эта драма: мужчина перенапрягается на работе. Его силы иссякают. Более молодые мужчины так и норовят подсидеть его. Он участвует в заседаниях бесчисленных бюро и общественных комитетов и церковных собраний. У его семейства гигантские материальные потребности, и кажется, что денег, чтобы удовлетворить всех, никогда не хватит. Вот в таком положении вечерами он доползает до постели. И его жена вновь вынуждена отказаться от надежды на его сексуальную активность. Не желая быть пассивной, она предпринимает энергичное наступление. К своему удивлению, он замечает, что настройка его организма происходит чрезвычайно медленно. По ходу полового акта у него вдруг пропадает эрекция, и в этот момент до него доходит, что жизнь кончилась. Он больше не мужчина. Все так и есть, как он слышал, — в среднем возрасте сексуальные отношения прекращаются680.


680 Conway, Men in Mid–Life, 124.



Подобное положение может заставить людей отказаться от полового общения или впасть в прелюбодеяние, чтобы доказать свою привлекательность и половую потенцию. Распространенность греха прелюбодеяния указывает на то, что секс после сорока и после наступления климактерического периода не только возможен — он может быть лучше и приносить большее удовлетворение, чем в прежние годы681.


681 Здесь речь может идти об орально–генитальных сексуальных контактах, которые, по мнению одного ведущего христианского автора, не являются грехом при том условии, что не оскорбляют ни одну из сторон и доставляют взаимное наслаждение и удовлетворение; см.: Herbert J. Miles, Sexual Happiness in Marriage (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1982).


Обращая внимание на семейно–брачные проблемы, нельзя упускать из виду и того, что среднего возраста достигают и одинокие люди. Многие конкретные проблемы одиночества, в том числе проблема развода и перспектива остаться единственным родителем, появляются в жизни не состоящего в браке человека, усугубляя его борьбу с тяготами среднего возраста. Итак, в жизни всякого человека, состоящего в браке или вне его, в среднем возрасте появляются свои уникальные проблемы.