Часть 6.. Проблемы семьи

Глава 29.. Семейные проблемы


...

Происхождение семейных проблем

За помощью к душепопечителю обычно обращаются семьи, попавшие в серьезный кризис. Подобные кризисы можно представить в виде простой формулы abc = x, где а относится к стрессовому событию*1453, или стрессовой ситуации, b указывает на семейные ресурсы, а с характеризует позицию, которую занимают члены семьи в отношении a. Взятые вместе, эти три фактора определяют х — серьезность кризиса. Согласно этому представлению1454, семейное душепопечение должно состоять из следующих элементов: а) ослабление стресса; б) формирование навыков более активного участия личности в преодолении (с помощью копинг–механизмов) трудной ситуации; и/или в) оценки стрессовой ситуации в новом свете или иной перспективе. Каждая семья нуждается в индивидуальном подходе, поскольку всякий стресс неповторим. У каждой семьи имеются индивидуальные способности по формированию копинг–механизмов; частично это связывают с тем, что члены семьи отличаются по уровню духовной и эмоциональной зрелости1455.


1453 Стрессовое событие является источником психического, умственного и эмоционального напряжения.

1454 Впервые предложено после Второй мировой войны Р. Хиллом (Ruben Hill) и обобщено Р. Каппенбергом (R. P. Kappenberg), "Family Crises", Concise Encyclopedia of Psychology, ed. Raymond J. Corsini (New York: Wiley–Interscience, 1987), 419, 420.

1455 Dave Rice, "Counseling the Crisis Family", Youthworker 1 (Spring 1984): 20–26.


В связи с уникальностью каждой семьи, причины семейных проблем трудно поддаются обобщению в нескольких тезисах. Однако душепопечителю придется столкнуться, по всей видимости, с одной и более из следующих причин:

1. Отсутствие навыков общения и копинг–механизмов. Многие семьи не справляются с периодами ломки стереотипов и кризисами потому, что им не хватает знаний, навыков и гибкости, без которых целительные перемены невозможны. Как сказал один опытный душепопечитель, семьи, которые сталкиваются с проблемами адаптации, нередко «зависают» на семейных «загвоздках», то есть, установках и манерах поведения, которые обусловливают неумение приспособиться к окружающей обстановке и правильно перестроиться. Выделяют несколько типов подобных «загвоздок»1456.


1456 Следующий перечень «загвоздок» (за исключением последней) принадлежит перу Питтмана; см.: Frank S. Pittman III, Turning Points: Treating Families in Transition and Crisis (New York: Norton, 1987). Питтман также перечисляет «загвоздки ролевых функций»; я затрону эту тему ниже в этой главе.


О коммуникационных «загвоздках» говорят в том случае, когда члены семьи не умеют выражать свои чувства ясным и понятным образом. В одних семьях запрещается обсуждение определенных тем. Например, никогда не говорят о деньгах, сексе, духовных проблемах или чувствах. В других члены семьи никогда не смеются дома, редко говорят о том, что думают, не умеют слушать и не могут общаться без воплей, саркастических замечаний и других губительных форм коммуникации. Некоторые члены семьи посылают противоречивые сообщения, выражая словами одно, а делами другое.

Семье трудно справиться с кризисом, если его члены не умеют эффективно общаться друг с другом.

Приватные «загвоздки» характерны для семей, члены которых не дружат, не имеют особой любви, душевной близости, взаимопонимания. Иногда они стесняются близости. Они проводят время раздельно, не могут доверять друг другу или уважать друг друга, редко делятся своими проблемами и не умеют справляться с кризисами потому, что никто никогда не учил их сотрудничеству в этом.

Нравственные «загвоздки» — это затруднения, связанные с неписаным, зачастую невысказанным, но общепринятым нравственным кодексом запретов. Есть семьи, где отсутствуют какие–либо неписаные семейные законы, что может порождать смятение в умах, особенно детей. А в иных семьях люди могут придерживаться таких твердых законов, которые препятствуют духовному росту отдельных членов семьи. Достаточно жесткий внутрисемейный кодекс, который препятствует нормальной адаптации, перекрывает каналы внешней помощи и мешает преодолевать семейные кризисы, соблюдают в религиозных семьях; в семьях, которые стремятся продвинуться по социальной лестнице; в семьях, где есть по крайней мере один уважаемый член общества; в семьях военнослужащих; и в некоторых семьях из числа национальных меньшинств.

Семейно–исторические «загвоздки» включают семейные секреты, которые никто из членов семьи, как принято здесь считать, открывать не имеет права, или проблемы, которые «не принято обсуждать в семье». Иногда члены семьи хранят какие–то тайны друг от друга, например, о внебрачном зачатии, умственно отсталом ребенке–подкидыше, предыдущем супружестве, разводе и неоглашенном долговом обязательстве. Такого рода ложь заставляет одних членов семьи быть всегда начеку, а других гадать, не имея точной информации. Иногда семейные тайны известны всем членам семьи, но об этом все молчат из ложного желания «сохранить честь семьи». Все это мешает справиться с кризисом, когда важен откровенный, честный подход.

Целевые «загвоздки» относятся к экономическим, академическим, социальным, политическим и другим целям и задачам, которые некоторые члены семьи ставят перед собой или другими. Рассказывают об одном христианском пасторе, который решил, что все три его сына будут служителями. Когда один из них стал открыто выступать против этой навязанной отцом цели, а другой — отвергать ее пассивно, отец начал реагировать на активный и пассивный протест детей вспышками гнева. Конечно, неплохо иметь общие семейные цели, стремления и желания, но если их проводят упрямо, не проявляя должной гибкости, или если один из членов семьи навязывает свои цели другим, появляются проблемы, особенно в том случае, когда нечто происходит неожиданно. Жизнь редко течет ровно и гладко, и семьи, неспособные изменять свои цели, нередко расплачиваются за это возникновением лишних проблем.

Ценностные «загвоздки» — это образ мышления, который нередко принимают лишь до тех пор, пока один или большее число членов семьи не начнут думать иначе. «Все в нашей семье поступают в колледж», «женщины в нашей семье не трудятся вне дома», «в нашей семье никогда не выпивают», «все в нашей семье принадлежат к пресвитерианской конфессии» — вот несколько примеров ценностей, на которых «зацикливаются» и которым нередко противостоят другие члены семьи, обычно более молодые. Если семьи не желают или не умеют приспособиться к изменениям, конфликт не за горами.

К этому перечню можно добавлять «загвоздки», связанные с триангуляцией*1457 и девиацией**1458. Эти специальные термины используют для описания поведения, которое бывает присуще семьям1459. Триангуляция — группировка из трех человек, в которых двое исключают третьего. О триангуляции можно говорить, например, когда мать и дочь вступают в коалицию против отца. Один из родителей может склонить на свою сторону ребенка в качестве союзника в борьбе с другим родителем. Иногда супруг с любовницей объединяются против супруги. Отношения в триангулярных семьях редко бывают (если вообще бывают) ровными.


1457 Разбивка на треугольники.

1458 Отклонение от прежнего пути следования.

1459 "Family Therapy — Part I", Harvard Medical School Mental Health Letter 4 (April 1988): 1–4. Фундаментально вопрос семейной психологии и динамики разбирается в двухтомном труде: Luciano L'Abate, ed., Handbook of Family Psychology and Therapy, 2 vols. (Homewood, 111.: Dorsey, 1985).


Девиация бывает связана с поиском «козла отпущения»***1460. Осуждая непослушного сына, дочь, которая отказывается есть, или школьного учителя, которого они считают некомпетентным, родители не удосуживаются обсудить собственные реальные проблемы. Фундаментальными проблемами, подобно конфликтному супружеству, пренебрегают; их могут вытеснять на периферию сознания, зато супружеская чета находит общего врага и борется с ним. По всей видимости, механизм смещения нередко проявляется в церковных семьях. Борясь с грехом или занимаясь церковной политикой (борьбой за власть внутри церковной общины), члены семьи временно уходят от решения более серьезных и болезненных внутрисемейных проблем.


1460 Социально–психологический феномен, возникающий как результат противоречия между испытываемой субъектом потребностью к агрессии и отсутствием, с точки зрения общественных норм, объекта ее удовлетворения.


2. Отсутствие преданности семье. Трудно налаживать интимные связи в семье и решать семейные проблемы, если один или более членов семьи не проявляют никакого желания или не имеют времени заняться этим. Некоторые, озабоченные карьерой, трудятся в компаниях, которые требуют от своих служащих стопроцентной преданности. Стопроцентная преданность требуется и для долгого и усердного труда в компании под названием «семья». Но семейным служащим нередко не хватает энергии и желания формировать гармоничные отношения, бороться за взаимопонимание в семье и решать актуальные проблемы1461.


1461 "Effects of Work and Career on Family Life: An Interview with Dr. Paul Faulkner", Christian Journal of Psychology and Counseling 3 (1988): 5–8.


Семейным душепопечителям иногда приходится решать нравственные проблемы в попытке убедить «упирающихся» членов семьи участвовать в решении внутрисемейных проблем1462. Часто не склонных к такому труду или занятых иными делами членов семьи можно «уговорить» явиться, по крайней мере, на один сеанс душепопечения и тем самым внушить им более серьезные обязательства перед семьей. Однако нередко вам приходится работать лишь с теми членами семьи, которые хотят решать семейные проблемы, понимая, что успешное решение их, несомненно, будет трудным в том случае, если некоторые члены семьи слишком заняты или индифферентны.


1462 S.Allen Wilcoxon, "Engaging Non–Attending Family Members in Marital and Family Counseling: Ethical Issues", Journal of Counseling and Development 64 (January 1986): 323, 324.


3. Отсутствие ролевой определенности. В любой семье каждому члену отводится определенная роль1463. Некоторые из этих ролей заключаются в осуществлении той или иной деятельности; например, кто–то выносит мусор, кто–то оформляет квитанции, кто–то готовит пищу или водит детей к зубному врачу. Другие роли можно назвать эмоциональными; члены семьи становятся «вдохновителями», «комиками», «экспертами» по решению проблем или «консультантами» по этикету. Обычно эти роли выявляются постепенно уже со дня бракосочетания, однако иногда в семье возникают и конфликты по поводу того, чем заниматься каждому. Эти конфликты особенно остры в случае жесткого, неукоснительного исполнения ролевых функций или отсутствия достаточной ролевой определенности.


1463 Pittman, Turning Points, 22.


Психолог Пол Виц недавно изучил от корки до корки шестьдесят разных учебников по общественным наукам, которые ныне в ходу в начальных школах. Ни на одной из страниц (почти пятнадцати тысяч в общей сложности) этих книг не встречалось упоминания о религии; что касается вопросов, связанных с семьей, то они были описаны крайне расплывчато. В одном из учебников по обществоведению семья была определена как «группа людей»; ни в одной из книг ни разу не использованы слова «муж» или «жена»; слово «брак» было упомянуто лишь однажды; слово «хозяйка дома» не встретилось ни разу; не было ни одного упоминания о семье с ясно очерченными, традиционными ролевыми функциями1464.


1464 Cited in Cultural Trends and the American Family (Washington, D.C.: Family Research Council, 1986).


Со временем семья, несомненно, изменяется. Традиционная модель семьи — «одна женщина и один мужчина, соединенные на всю жизнь», вместе воспитывающие двух или трех детей, — встречается в нашей культуре все реже и реже. Все чаще и чаще мы видим безотцовщину, матерей–одиночек, семьи с одним из родителей; неустойчивость брака, ведущую к разводам, повторным бракам и формированию семей с неродной матерью или неродным отцом; перемену ролевых функций родителей и детей, где представители подрастающего поколения берут на себя родительские роли (например, функцию заботы, поддержки и попечения), а родители стремятся угодить детям или получить их одобрение; коалиции родителя с детьми, в которых один из родителей сговаривается с одним или двумя детьми против другого родителя и его семейных союзников; родительскую гиперопеку над детьми, когда родители принимают чрезмерное участие в деятельности детей, их школьных занятиях и образе жизни1465. Стоит ли удивляться, что некоторые члены семьи, включая малых детей, получают путаные представления о собственных ролевых функциях и бездействуют в критической ситуации, поскольку никто не знает, что в данной ситуации следует ожидать от ближнего.


1465 Frederick G. Lopez, "Family Structure and Depression: Implications for the Counseling of College Students", Journal of Counseling and Development 64 (April 1986): 508–511.


4. Нестабильность окружающей среды. Семейные проблемы нередко бывают связаны с действием внешних факторов. Мы уже упоминали о социальных кризисах, переменах воззрений общества на семью и производственном стрессе, которые порождают в некоторых домах настоящий хаос. Внутрисемейная коммуникация во многих семьях ограничивается телевидением, которое выступает суррогатом близких отношений и выставляет семью в черном свете1466. Кроме того, частые переезды, последствия монополизации (слияния компаний), неожиданная потеря рабочего места, тенденции к спаду или росту деловой активности, которые обусловливают нестабильность некоторых семей, заставляют сниматься с насиженных мест1467. Кроме этого можно указать и другие дестабилизирующие факторы, а именно: заражение одного из членов семьи ВИЧ–инфекцией, решение одного из членов семьи (иногда отца) оставить семью, проявление насилия над членами семьи, наркомания или алкоголизм одного из членов семьи, вмешательство родни со стороны мужа или жены, что может нарушить стабильность семьи.


1466 Настоятельно рекомендую обратиться к анализу методов телевизионной манипуляции нашим сознанием в книге: Neil Postman, Amusing Ourselves to Death: Public Discourse in the Age of Show Business (New York: Penguin, 1984).

1467 Несколько статей о «бездомности в Америке» см. в журнале Family Therapy Networker (November — December 1987).