Вино из одного одуванчика

Мужчина лет тридцати, среднего роста и обычной наружности, дважды записывался ко мне на прием и дважды отменял свой визит.

Когда он появился в третий раз, я попросила его объяснить мне такую нерешительность.

– Вы мне доверяете? – спросила я Юрия Петровича.

– Да, конечно.

– А что вам мешает прийти на консультацию?

– Да я сам не пойму, – ответил растерянно Юрий Петрович. – То я чувствую, что совсем запутался, а то – что мне все кажется…

– Да-а-а, – протянула я, – хорошо бы вам определиться со своим вопросом. Он чего касается?

– Всей моей жизни, – ответил Юрий Петрович.


Еще на первом курсе Юра восхищался Наденькой. Ее большими голубыми глазами и светлыми и какими-то пушистыми волосами. Когда она сидела в аудитории на лекции, наклонив голову, то была похожа на одуванчик. По крайней мере, так казалось Юре.

Голосок у нее был тоненький и нежный, немного мяукающий. Говорила Наденька тоже очень нежно. Она любила уменьшительно-ласкательные суффиксы, и поэтому ее речь выглядела тоже «уменьшительно-ласкательной». Она говорила: «Юрочка, ты не мог бы мне дать на денечек твою тетрадочку с конспектами?» – и Юра никогда не мог ей отказать. Все остальные девушки казались ему рядом с Наденькой грубыми.

Юра старался быть полезным Наденьке, чем только мог. Она благодарно принимала его заботу и ухаживания. Маленькие букеты цветов, шоколадки, пирожки, нужные для учебы конспекты и книги. Однако скоро стало очевидно, что Наденька влюблена в парня с четвертого курса.

Если Юра был среднего роста, то Сергей был высокий баскетболист. Если Юра имел заурядную внешность, то Сергей был красавец. Если Юра обожал Наденьку, то Сергей поглядывал на нее снисходительно.

А Наденька была влюблена. Она смотрела на Сергея затуманенным взором, ее щеки при этом покрывались алым румянцем, а руки теребили край кофточки. Юра не мог на это спокойно смотреть. Он уже передавал Сергею записки от Наденьки, написанные ее ровным изящным почерком, и изредка звонил по просьбе Наденьки Сергею домой, чтобы выяснить у его мамы или бабушки, где тот находится.

Однажды Юра пришел в гости к своему приятелю и встретил там Сергея. Собралась довольно большая мужская компания, было решено выпить пива и посмотреть по телевизору футбольный матч. Юрий невольно наблюдал за Сергеем. Матч он смотрел рассеянно, так как не был большим поклонником футбола.

Во время перерыва он услышал, как Сергей рассказывал приятелю: «…влюблена в меня, как кошка. Да я сам такого не ожидал. На вид скромняшка, гимназисточка просто, девятнадцатый век. А в постели – черт знает что вытворяет! Мама дорогая! Меня это страшно заводит, ну, ты понимаешь!»

Неожиданно Сергей обратился к Юре: «Ты, я вижу, интересуешься? Иди к нам. Ты же тоже в нашем институте учишься. Мы о девчонках говорим».

Но тут опять начался футбол, и Сергей повернулся к экрану телевизора.

Тем не менее, они познакомились. Домой до метро шли вместе. Юра не мог забыть того, что недавно услышал от Сергея. О ком это он говорил? И Юра не удержался от вопроса:

– Ты говорил о какой-то девчонке. Ты с кем-то встречаешься?

Сергей рассмеялся:

– Да она проходу мне не дает! И такой типаж необычный. Понимаешь, на вид просто божий одуванчик! Такая скромная, просто девочка-отличница. Глазками хлоп-хлоп. А в постели оказалась тигрицей. Вот тебе и одуванчик! Понимаешь, у меня уже были девчонки, но чтоб такое выделывать!

Юра резко остановился.

– Одуванчик! – Нет, не может быть, чтобы он говорил о Наденьке!

Сергей посмотрел удивленно.

– Ты что?

– Как ее зовут? – спросил Юра сдавленным голосом.

– Это неважно, – ответил Сергей, внимательно на него посмотрев.

– Ты ее любишь? – опять спросил Юра.

– А это – не твое дело, – уже раздраженно ответил Сергей.


Юрий Петрович сидел и смотрел на меня. Пауза затягивалась.

– У вас есть семья? – решила спросить я.

– Да, разумеется, – как бы спохватился мужчина. – Жена, сын и дочка.

– Сколько лет детям? – на всякий случай спросила я.

– Семь лет сыну и три года дочке, – ответил мой клиент.

– И с кем же у вас проблемы: с сыном или с дочкой? – решила я уточнить.

– Да нет, – ответил клиент. – Не совсем с ними. Дело в том, что я нечаянно обнаружил, что моя жена посещает порносайты…


После разговора с Сергеем Юра не спал всю ночь. Его мучила мысль о том, что он, видимо, как порядочный человек должен был «дать Сергею по морде». Но вдруг тот говорил не о Наденьке? Хотя это сравнение с одуванчиком показалось весьма странным! С другой стороны, одуванчиком Наденьку называл только Юра, да и то больше «про себя».

Юра ворочался с боку на бок. А что если Сергей встречается с другой девушкой? Тогда Наденька очень расстроится! Но именно эта мысль и усыпила усталого Юру.

«Ничего-ничего, – бормотал он уже сонный, – я ее утешу. Пусть лучше она разочаруется в этом развратнике!»

На следующий день на лекции Юра сел так, чтобы было хорошо видно Надю. Впрочем, он и раньше старался так садиться. Наденька старательно записывала лекцию. Ее голова была низко опущена. Пушистые светлые волосы напоминали цветок одуванчика…

Юра не то чтобы следил за Надей, но как-то всегда ее видел. И на следующий день он увидел Надю с Сергеем. Она с затуманенным взором и горящими щеками тихо о чем-то его просила. Юра видел, как в конце разговора Сергей кивнул головой.

– Так, – сказала я, – допустим, ваша жена посещает порносайты. А я тут при чем? Поговорите с ней об этом. В конце концов, вы взрослые люди.

– Это еще не все, – буквально выдавил из себя мой клиент, – я подозреваю, что она мне изменяет.

– Понимаю, – ответила я с сочувствием, – но, возможно, вы ошибаетесь.

– Нет, – ответил Юрий Петрович, – сейчас я уже уверен.

– Вы узнали, кто любовник вашей жены?

Юрий Петрович опустил глаза. Тяжело вздохнул. Потом оглянулся по сторонам.

– Я думаю, что он не один, – таинственно сказал он, наклонившись ко мне совсем близко, – возможно, их много.

– Ну, приехали… – теперь уже тяжело вздохнула я.

«Кто больной? Я – больной. Лев Маргаритович», – вспомнила я фразу из старого фильма.


Юра встретил Сергея около института, они поздоровались.

– А я знаю, ты встречаешься с Надеждой, – неожиданно для себя произнес Юрий.

Сергей немного смутился, но не стал отрицать.

– Тебе повезло, – с отчаянием в голосе сказал Юра, – такая необыкновенная, нежная, чистая девушка. Одуванчик!

Сергей внимательно посмотрел на Юру.

– Ты прав, друг, только в одном, она – необыкновенная. Но мне она прилично поднадоела. Не в моем вкусе.

Сергей кивнул и, окликнув кого-то из однокурсников, отошел в сторону.

– Бедная Наденька, – радостно подумал Юра, – конечно, она необыкновенная девушка. Даже этот болван не может этого отрицать.


Наденька страдала. Сергей дал ей полную отставку. Юра постоянно был рядом. Он утешал ее, как мог. Наконец он объяснился ей в любви. Наденька ответила, что «очень ценит Юрочкину нежную душу и дорожит его чувством», но сейчас она очень сильно страдает и «не готова к новым отношениям». Сцена получилась весьма душещипательной и напомнила Юре американский фильм.

Они уже оканчивали третий курс.


Состояние Юрия Петровича показалось мне весьма странным, и я попросила его рассказать мне о своей семье подробнее. Он рассказал мне, что женился на женщине с ребенком, которая была его первой, самой сильной любовью еще со студенческой скамьи.

– Так, старший мальчик – не ваш сын, – спросила я, – а от первого брака вашей супруги?

– Нет, не от первого брака, – ответил мой несчастный клиент. – Первый муж Наденьки женился на ней, когда она была беременна от другого мужчины. Он это знал и усыновил, принял ребенка.


Прошло полгода, и Юра получил приглашение на свадьбу. Наденька, смущенно улыбаясь и качая своей одуванчиковой головой, протянула Юре конверт, в котором лежало приглашение на свадьбу Надежды и Сергея. Юра не сразу понял.

– Какого Сергея? – спросил он.

– Того самого, – нежно улыбаясь, ответила Наденька. – Сереженька и я приглашаем тебя на нашу свадьбу. Ты ведь наш друг, Юрочка. И скажу тебе по секрету, у нас с Сереженькой будет ребеночек.

– Наденька! – отчаянно воскликнул Юра. – Но ведь он тебя не любит!

– Любит, любит, – торопливо сказала Надя.

– Она выходит за него замуж, потому что забеременела, – мрачно размышлял Юрий. – Но как она могла!?

На свадьбе он много пил и мрачно смотрел на жениха с невестой. Бедный-бедный одуванчик! Такой нежный, такой беззащитный! К Юре с рюмкой вина подошел свидетель со стороны жениха – Аркадий.

– Бедный мой одуванчик! – сказал пьяный Юра Аркадию, глядя на невесту.

– Но какое из этого одуванчика получается отличное вино! – сказал подвыпивший свидетель. – Ты сам-то никогда не пробовал?

– Вино из одуванчика, – промелькнуло в Юриной голове, и его сознание отключилось.


Юра решил забыть Наденьку. Он перестал ей звонить, а сама она ему не звонила. Юра слышал от однокурсников, что Надя родила мальчика и взяла академический отпуск.

А Юра стал встречаться с первокурсницей Машей. У них оказалось много общего. Они катались на лыжах и ходили на каток. Маша была кареглазой брюнеткой и ни чем не напоминала Юрию одуванчики. И Юре это нравилось.


Прошло два года. Юра уже был женат на Машке, когда неожиданно в гостях встретил Наденьку. Он еще в дверях увидел нежное облако волос, увидел смущенную улыбку и услышал ласковое: «Юрочка! Это ты?» – Надя совсем не изменилась.

– Одуванчик мой, – с нежностью подумал Юра. Он пригласил ее танцевать.

Как хорошо, что он пришел в гости один. Машка болела гриппом и осталась дома. Она сама настояла, чтобы Юра навестил друзей.

– Я так несчастна, Юрочка, – тихо сказала Наденька, танцуя. – Я разошлась с Сереженькой. И теперь совсем одна с ребеночком.

Юра ничего не ответил. Он вдыхал запах одуванчиковых волос и был на седьмом небе от счастья. Вдруг на память пришло: «какое прекрасное вино получается из одуванчиков. Ты сам-то не пробовал?» Из гостей они уехали вместе. И Юра впервые в жизни попробовал «вино из одуванчиков», вернее, вино из одного одуванчика.


– А как вы узнали, что сын у Надежды не от мужа, а от другого мужчины? – спросила я Юрия Петровича.

– Я узнал это от самой Наденьки, – ответил мой клиент, – когда она выходила за меня замуж, то честно мне все рассказала. Она сказала, что не хочет иметь от меня секретов. Вы не представляете, это такая честная, искренняя натура! Ей просто не повезло вначале…

Юрий Петрович растерянно улыбнулся.

– И что же она рассказала?

– Она сказала, что так сильно страдала, когда ее бросил Сергей, что с отчаяния бросилась в объятья новому поклоннику и забеременела. В это время Сергей решил к ней вернуться. Тогда Наденька ему во всем призналась, все объяснила, и он женился на ней и признал ребенка своим.

Я почувствовала, что моя голова идет кругом, и решила попрощаться с клиентом.

– Попробуйте сами проанализировать, что с вами происходит, – посоветовала я Юрию Петровичу.

– Я не могу, – шепотом ответил он и улыбнулся улыбкой мученика.


Считается, что психолог в большей степени анализирует чувства людей и помогает разобраться им со своими переживаниями, когда самим людям это не под силу. Но в данном случае из груды эмоций и переживаний мне захотелось извлечь просто факты.

Захотелось вот так, грубо выяснить: кто, где, когда? Ну и еще, конечно, с кем? И, может быть, еще от кого?


После ночи, проведенной с Наденькой, Юра не смог вернуться к Машке. Во-первых, это было бы нечестно. А, во-вторых! Во-вторых, Юра никогда ничего подобного с Машкой не чувствовал. Наденька – хрупкая, нежная и такая застенчивая – оказалась неутомимой и раскованной в постели. Когда они выпили по бокалу вина, Наденька включила музыку и начала тихонько пританцовывать, скромно потупив глазки. Медленно-медленно водя по своему телу руками, она постепенно начала раздеваться, и Юра неожиданно стал свидетелем такого стриптиза, от которого у него по телу побежали мурашки. Он оказался вовлеченным в такую безумную любовную игру, что только диву давался, на что он сам-то оказался способен! «Вот это настоящая любовь!» – подумал Юра, сладко засыпая под утро.

Следующий день Юра провел как в тумане. Он помнил, что на работу дважды звонила его жена Маша, но о чем они говорили, быстро забылось. Кажется, он сказал Машке, что встретил свою единственную любовь и больше домой не вернется. Машка спросила со страхом в голосе: «Ты что, пьяный?»

Юра рассмеялся: «Я всю ночь пил вино из одуванчика». Он не мог вспомнить, кто ему советовал попробовать это вино из одуванчиков. И было это на самом деле или кто-то пошутил. Но Юра запомнил, потому что его теперешнее состояние действительно было сродни опьянению. Прошлой ночью Наденька напоила его своим особым одуванчиковым вином. Теперь Юра думал только о том, что вечером он увидит Наденьку и все повторится!


Юрий Петрович пришел ко мне на повторную консультацию. Он сказал, что просит меня помочь наладить его отношения с супругой.

Я удивилась. После его откровений у меня возникли опасения, что Юрий Петрович – просто ревнивый супруг, которому везде мерещатся любовники жены. В любом случае, чтобы разобраться в его проблеме, мне было необходимо своими глазами хотя бы увидеть «Одуванчика»!

Я сказала об этом Юрию Петровичу.

– Да Наденька не захочет! – воскликнул он. – Она не знает, что я к вам обращался.

– Скажите, вам трудно воспитывать детей? – спросила я, опираясь на расхожее понятие «а кому сейчас легко?».

– Конечно, трудно, – тут же отозвался мой клиент.

– Вот и скажите, что пошли к психологу посоветоваться о воспитании детей. Ваша жена – хорошая мать?

– Очень! – ответил Юрий Петрович.


– Надежда Анатольевна, – представилась мне миловидная молодая женщина в облаке светлых волос.

Я поняла, что передо мной – Наденька-Одуванчик.

Она разговаривала со мной тихим голосом, постоянно опуская глаза и смущенно улыбаясь. Зазвонил телефон, и я, извинившись, взяла трубку и чуть отвернулась к окну. Краем глаза я увидела, что Наденька подняла голову и посмотрела в мою сторону. Ее взгляд оказался холодным и острым.

– А какие у вас взаимоотношения с мужем? – спросила я Надежду Анатольевну.

– Это имеет отношение к воспитанию детей? – откликнулась она.

– Конечно, – твердо сказала я, – взаимоотношения родителей сильно влияют на поведение детей.

– Ну, хорошо, – сказала Надежда, – Юрочка – мой друг, еще со студенческих лет. Я хорошо к нему отношусь. Он на что-нибудь жаловался?

И Надежда метнула в меня свой остренький взгляд из-под ресниц. Я сделала вид, что ничего не заметила, и решила немного ее спровоцировать.

– Вы сказали, что Юрий – ваш друг. По-моему, его это не особенно устраивает. Он любит вас, а вы, как ему кажется, ему изменяете.

От неожиданности Надежда подняла глаза и посмотрела на меня в упор.

– Он, что, вам это сам сказал? – медленно произнесла она. И непроизвольно добавила:

– Ничего себе, знаете, я бы меньше удивилась, если бы заговорил мой коврик для ног!

– Ого, – подумала я, – вот вам и одуванчик!

Я сделала вид, что не расслышала реплику Надежды. Наоборот, я решила еще подыграть ей и польстить.

– Конечно, – сказала я. – Вы такая интересная женщина! Да у вас, наверное, полно поклонников! А муж, видимо, хороший человек, но довольно скучный?

По лицу Надежды я увидела, что попала в точку.

– Скажите, – задумчиво спросила я, – с каким цветом у вас ассоциируется понятие «дружба»?

– Это что, тест? – заинтересованно отозвалась моя клиентка.

– Да, давайте, выполним небольшой тест. Так с каким?

– С зеленым.

– А радость?

– С красным.

– А грусть?

– С черным.

– А любовь?

– Пурпурно-бордовая с бронзовым отливом, – ответила моя клиентка.


– А теперь, – предложила я, – скажите, с каким цветом ассоциируется у вас муж?

– Который муж? – не моргнув глазом, спросила Одуванчик.

– Юрий, – спокойно реагировала я.

– С зеленым.

– А ваш первый супруг?

– С черным.

– А ваш последний мужчина?

– Бордовый, – ответила Надежда, чуть улыбнувшись.

– А какого цвета для вас счастье? – спросила я.

– Я же вам уже говорила, – ответила моя клиентка, – пурпурно-бордовое с бронзовым оттенком.

– Скажите, Надежда, – решилась я на главный вопрос. – Кого же вы любите сами?

– Я люблю любовь! – тихо сказала она, низко наклонив свою одуванчиковую голову.

Наденька рано потеряла невинность, еще школьницей. Это было в деревне, куда она приехала отдыхать к бабушке. Она пошла на танцы, и ей приглянулся один деревенский парень. Парень был красивый и наглый и совсем не обращал на Надежду никакого внимания. А Наденька о нем мечтала перед сном. Она заметила, что если водить руками по своему телу и думать о Федьке, то можно испытывать очень приятные ощущения.

Однажды на танцах Федька был пьяный, и девушки отказывались с ним танцевать. А Наденька его пожалела, станцевала один танец, а потом повела его домой. Но Федька был совсем пьяный, пошел в другую сторону, а потом повалился на полянке прямо на Наденьку. Он стал водить по ее телу руками, и ей это было безумно приятно! Потом, дома, лежа в постели, Наденька все вспоминала Федьку.

Федька потом бегал от нее, дурачок! Он знал, что Наденьке только четырнадцать! Она тогда ничего никому не сказала, да никто ничего плохого о ней и не подумал. Вид у Наденьки был самый невинный и скромный. А бабушка у Наденьки была очень-очень строгой. Это в деревне все знали. Надежде было жалко только того, что Федька больше не приходил пьяным на танцы.

Потом Надежде пришлось непросто. Приходилось врать мужчинам про свой возраст и про излишне строгих родителей. Но постепенно она поняла, что ее имидж – скромной, нежной, строго воспитанной девушки – привлекает к ней хороших парней. Да и родители ей доверяли. Никто никогда не заподозрил в ней девицу легкого поведения! Родители до самой свадьбы были уверены, что Наденька – девственница. А Надежда боялась родителей, особенно маму. Ее очень строгая бабушка воспитала ее очень строгую маму.

Еще она заметила, что на мужчин завораживающе действует контраст ее наивного облика с тем, чем она могла удивить их потом. Да и самой Наденьке чрезвычайно нравились в себе эти контрасты!

Надежда любила секс и понимала в нем толк. У нее уже было несколько партнеров, когда она влюбилась. Это было в институте. Его звали Сергей. Он был высокий и красивый. Но у Сергея была девушка. Наденьке пришлось изрядно потрудиться, чтобы затащить Сергея в постель. Тут ей не было равных! В этом она не сомневалась!

Но Сергей оказался не особенно искушенным, и, увы, Наденька в какой-то момент перестаралась! Сколько потом она ни уговаривала Сергея, он смотрел на нее с неприязнью.

– Да не люблю я тебя, как ты не понимаешь, – сказал он ей однажды. И они расстались. Но Наденька так горевала, что просто не могла долго оставаться одна. Она позвонила одному из своих прошлых приятелей, и тот с радостью согласился с ней встретиться. Да Надежда и не сомневалась. Она была убеждена, что в постели она – неотразима!

Но вскоре оказалось, что она беременна. Беременность была первой. Не то, чтобы Надежда очень хотела ребенка, и не то, чтобы она боялась сделать аборт. Нет, Надежда думала о том, что это поможет вернуть Сергея! К слову сказать, кроме Сергея никто из мужчин не посмел отвергнуть Надежду!

Наденька просто поехала к Сергею домой и во всем «призналась» его маме. Ее потупленные голубые глазки, светлые, пушистые волосы и нежный ласковый голосок сделали свое дело.

– Только не ругайте Сереженьку, – шепотом сказала она матери Сергея, – я сама во всем виновата! Просто я не могу убить ребенка от любимого человека! Родители Сергея настояли на скорой свадьбе. Сергей был в отчаянии. Ему пришлось снова порвать со своей девушкой. Наденька ликовала!


– А что же Юрий? – спросила я Надежду. – Какое место было отведено ему во всей этой истории?

Она усмехнулась.

– Юрочка был моим «ковриком для ног». Когда надо грел, когда надо вытирал. Он всегда вызывал у меня только такие ассоциации.

– Зачем же вы вышли за него замуж? За «коврик»?

Надежда опять усмехнулась.

– А что мне было делать? Сергей быстро от меня ушел. Заявил, видите ли, что хороший секс – это не главное в семейной жизни! Я осталась одна, с ребенком. Знаете, с мужем все-таки солиднее, приличнее как-то. Вышла за Юрия. Потом еще родила. Он все ныл, что хочет ребенка. А теперь, видите ли, следит за мной, компьютер мой проверяет, ревнует!

А я, между прочим, всегда была с ним честной. Когда за него замуж выходила, рассказала, что Сергей не был настоящим отцом моего сына.

– Скажите, Надежда, вы собираетесь сохранить свой брак с Юрием?

– Да, конечно. Он у меня ведет домашнее хозяйство, заботится о детях. Не понимаю, чем вообще не доволен мой коврик?

– Не доволен тем, что вы ему изменяете, очевидно.

– Я вам уже сказала, – устало вздохнула Надежда. – Я люблю любовь. При чем здесь какие-то коврики!

– Да, – в свою очередь подумала я, – вот вам и «коврики с одуванчиками»! Попробуй-ка, разберись с ними! И всем им, оказывается, нужна психологическая помощь!


А Юрий ждал от меня готовых рецептов. Он смотрел на меня умоляющими глазами и требовал немедленной психологической помощи. Он на самом деле страдал.

– Наденька все время что-то скрывает от меня, – сказал Юрий, – и с кем-то встречается. Понимаете, мужчины буквально не дают ей прохода! Она такая скромная, нежная, необычная женщина! Знаете, в принципе я их понимаю. Она, видимо, просто не может им отказать!

– Уже теплее, – подумала я и вспомнила, как жена назвала его своим ковриком для ног. И я решила действовать решительнее.

– Знаете что, – сказала я Юрию, – вам надо встретиться с Сергеем – первым мужем Надежды. Вы же с ним знакомы. Расскажите ему о своих опасениях, вдруг он сумеет вам помочь.

– Хорошо, – неожиданно легко согласился со мной Юрий.


Юрию удалось довольно быстро связаться с Сергеем по телефону.

Оказалось, что Сергей знал о том, что Наденька второй раз вышла замуж за Юрия. Юрий немного удивился.

– Откуда? – спросил он, – мы ведь вроде не поддерживаем отношения.

– Это мы с тобой не поддерживаем, – загадочно ответил Сергей.

– Так мы можем с тобой встретиться? – спросил Юрий, у которого после реплики Сергея сердце упало и покатилось куда-то вниз.

– Запросто, – ответил Сергей.


Они на следующий день встретились в кафе. Сергей был спокоен и с любопытством посматривал на Юру.

– Почему ты сказал, что только я не поддерживаю с тобой отношений? – сразу спросил Юрий. – Выходит, что Наденька их с тобой поддерживает?

– А как же? – спокойно ответил Сергей, – все-таки вы воспитываете моего ребенка. Я плачу алименты.

– Какие алименты? – не понял Юрий. – Разве Наденька не отказалась от них?

– Да зачем же отказываться, – теперь удивился Сергей, – они ей по закону полагаются… Так о чем ты хотел меня спросить?

– Ты помнишь, какая Наденька была необыкновенная девушка? – произнес Юрий. – Я называл ее одуванчиком из-за ее волос.

– И не только ты, – с усмешкой произнес Сергей. – У нас такие шутки ходили: мол, «кто еще не пробовал вино из одуванчика?»

– А что, многие пробовали? – с дрожью в голосе спросил Юрий.

– Очень многие, Юра. Ты уж прости, друг. Надежда мне так жизнь испортила! Ведь я из-за этого секса сумасшедшего любимую девушку предал. Дважды, заметь. Да если бы Надежда тогда не забеременела, только она меня бы и видела! Ну, родители надавили, конечно. Она, как всегда, в своей манере, свою невинность им демонстрировала. Они и поверили. Глазками хлоп-хлоп! Одуванчик паршивый! Да ты только сам подумай, что это за цветок такой, одуванчик? Дунул – и нет его, улетел!

– Да, ты прав, наверное, – сказал Юрий задумчиво, – но я всегда любил ее. И потом мне нравится «вино из одуванчиков», – добавил он вызывающе.

– Из одного, только из одного, заметь, одуванчика, – усмехнулся недобро Сергей.

Они помолчали. Наконец, Сергей сказал:

– Ты, наверное, пришел спросить, почему я Антошку не навещаю? Дескать, что же я за отец?

Юрий удивился.

– Да нет. Это же не твой сын. Я не знал, что ты на него алименты присылаешь. Очень благородно с твоей стороны.

– Ты думаешь, что Антон – не мой сын? – с болью в голосе спросил Сергей. – Откуда ты это взял?

– Наденька рассказала, еще когда мы женились, – в недоумении ответил Юрий.

Сергей застонал и стиснул руки. Он как-то сразу поверил словам Юрия.

– Обманула, и тут обманула! – прошептал он. – Понимаешь, я это подозревал, чувствовал!

Потом он вскочил и крикнул: «Вино из одуванчика – это отрава, яд, дрянь! Сам пить не стал и тебе не советую! Ведь она мне за два года совместной жизни успела не раз изменить, а клялась, что любила! Ее никто и ничто не изменит, понимаешь? Это как болезнь! Как же ты жил с ней все эти годы?»

– Я очень любил ее, – просто ответил Юрий. Весь вечер он пил водку, и в голове у него зашумело.

«Ах, какое вино получается из одуванчиков! – вспомнились ему чьи-то слова. – Сам-то ты не пробовал?»

Юрий Петрович пришел на следующую встречу со мной с серьезным и даже мрачным видом.

– Ваш совет оказался весьма жестоким, – сказал он.

– Но вы требовали от меня буквально скорой помощи, – напомнила я.

– Все правильно, – успокоил меня Юрий, – мы долго говорили с Сергеем, и, представьте, мне стало легче. Как вы думаете, я смогу выбраться из этого болота?

– Это будет зависеть от того, что вы хотите. Что вы сможете понять и что сможете принять. Ваша жена вряд ли изменится.

– Это что, доктор, такая болезнь? – грустно спросил меня мой клиент.

– Я не врач, а психолог, – привычно пояснила я. – Вы можете обратиться к врачу, он вам все объяснит.

– Но все же – это болезнь? – настаивал клиент.

– Может, и болезнь, – уклончиво сказала я. – Но только она не лечится.

– Вы не можете мне тогда сказать, а что вам сказала сама Надежда? – опять спросил он.

– Она сказала, что любит любовь. Ну, или что там она понимает под любовью, – решилась я ответить.

Больше Юрий меня ни о чем не спрашивал.


Через два года меня навестило семейство. Юрий приехал ко мне в консультацию с двумя детьми: Антоном и Варенькой. Он выглядел заботливым папашей, немного усталым, но спокойным. Дети мне очень понравились. Мы поговорили немного, и я вышла в коридор их проводить. Мне не хотелось ни о чем спрашивать, но Юрий сам начал разговор.

– С детьми мне помогает мама. И я разыскал Машку. Помните, у меня была первая жена? Она успела сходить замуж, развестись и… – он развел руками, – родить ребенка. Так что, я надеюсь, скоро у меня будет семья с тремя детьми.

Психология bookap

– Вы просто молодец, – не удержалась я от похвалы, – у вас все будет замечательно!

– А одуванчик от нас улетел, – тихо сказал он, – наверное, это к лучшему.