Что работает при взмахе? 


...

Второй диалог о взмахе. Сознание и бессознательное

— Слушай, поехали от печки. Просвети убогих на предмет того, что есть сознательное и бессознательное?

— Легко. Сознание — это состояние осмысленного взаимодействия с действительностью. Соответственно, как говорит один из видных отечественных нлперов Н. Козлов, бессознательное — это «автопилот», встроенный в мозг каждого человека. Мы переходим на другую сторону улицы — акт сознания, продуманный шаг, демонстрация нашей осознанной воли. Мы видим ту же руку с сигаретой и закуриваем — автопилот.


ris7.jpg

Фрейд, правда, делил психику на три часты: сознание, пред-сознаные и бессознательное. Его концепцию в специализированных изданиях представляют так: «на сознательном уровне находятся ощущения и переживания, доступные осознанию в данный момент.

Образно его сравнить можно с лучом прожектора: все, что высвечивает луч, доступ но осознанию, соседние же области погружены в полумрак (предсознание), в полную темноту или вообще недоступны для прямого освещения (бессознательное)». Много, умно, замутно. К счастью, нлперы, не принижая заслуг Фрейда, упростили жизнь и себе, и нам, ограничившись представлениями о сознании и бессознательном.


— А как насчет подсознания?

— Можно еще кучу терминов накидать, чтобы в них запутаться с рогами и ногами. Оставим сознание и бессознательное, ОК?

— И что на каком уровне происходит?

— Если мы курим, что мы по этому поводу думаем?

— Думаем, «что мы просто курим.

— Ну да, это и есть уровень сознания. А на самом деле, что мы делаем еще?

— Например, гасим обиду, злость, косим от работы, устраиваем таким образом личную жизнь и так далее, все в таком ключе…

— А мы это понимаем или это делается на автомате?

— На автомате. Никогда не видел чувака, который говорил бы: надо мне от работы закосить, пойду-ка я подымлю. Он говорит: хочу курить! А сам не хочет решать рабочую проблему!

— Вот-вот. Это и есть уровень бессознательного. Упрощенно, конечно.

— Слушай, получается, бессознательное — это такой «черный ящик»?

— Что-то вроде того…

— То есть если научиться читать бессознательное, то можно все-все объяснить в жизни человека? То есть странности и особенности его поведения. Что он любит, что ненавидит, чего боится.

— Наверное, можно, если такая цель стоит. Но взмах не объясняет поведение. Взмах реально его меняет. Согласись, объяснить поведение и изменить поведение — разные вещи.

Объяснением поведения занимается психоанализ, который основал Фрейд. Психоаналитики годами докапываются до причины поведения. И в какой-то момент через несколько лет — ура! — причина находится. Пациент потратил кучу денег и времени. Но! Часто поведение от этого не меняется! Взмах работает по-другому. Для него не важно, есть ли объяснение поведению или нет на уровне сознания. Информация хранится в бессознательном. И если бессознательное эту информацию не поставляет в сознание — так надо. Так лучше для человека. Бессознательное часто защищает человека от психических травм простым способом — оно просто стирает память на уровне сознания! Поэтому взмах — это очень щадящая техника. Она щадит не только психику человека, но и его время и деньги! Взмах работает с формой, в которую заключена информация, не вторгаясь в содержание Взмах находит тот информационный блок, после которого идет негативная реакция. И что-то делает с этим блоком. И меняется поведение!

— А например?

— Вот тебе пример: фобия. Например, человека в детстве закрыли в наказание в чулане — и он испугался. Это было нормально для той ситуации — он один, в чулане темно, пыльно, мышами пахнет, вообще неизвестно, что там может произойти. Испугался — и правильно сделал. Но у него вид закрывающейся двери каким-то образом проассоциировался со страхом. И с тех пор он впадает в панику при закрывании любых дверей, если оказывается один в помещении. То есть боится ездить в лифте один, боится находиться один в комнате с запертыми дверями, не может один ездить в купе поезда, да даже, извини за подробность, в сортире ему страшно с закрытой дверью. Понимаешь? Это уже патология…

— Ну да, естественно. Это патология.

— Вот-вот. И для него стимул, запускающий его патологию, — это вид закрывающейся двери. А может, еще и ее скрип. И при этом для взмаха не важно, осознает ли человек источник своего страха.

— И ему даже все равно, какая дверь?

— На уровне общего понятия — все равно. Тут все происходит так: дверь закрывается, страх запускается. Без исключений.

— А на уровне необщего понятия?

— Есть такая штука, как индивидуальное кодирование события в голове. Каждый свою дверь-страшилку закодирует по-особому. У каждого свой образ очень страшной и ужасной двери.

— А ему всегда надо видеть дверь, чтобы бояться?

— Нет. Он ее может представить — и испугаться. Подумать о ней — и прийти в неистовство. Задача нлперов — вычислить, какой образ человек видит (или слышит) до того, как испугаться. Какого цвета этот образ? Насколько он удален от человека? Ifte в пространстве он находится и каких он размеров?

— То есть выходит, у каждого свой индивидуальный код этой страшилки-пугалки, а задача нлперов — его взломать?

— Типа того. Они тратят 90 % времени, чтобы понять этот код. И только 10 % — чтобы его изменить.

— И ты полагаешь, что таким образом можно изменить любое поведение?

— Вообще-то да, но надо помнить, что взмах — это хирургическая операция на психике. Она применяется только в крайнем случае. Ведь психика — очень сбалансированная вещь. От вмешательства она защищена трижды (например, нельзя просто захотеть бросить курить: если это желание нарушает баланс психики, то бросить курить не получится). Поэтому взмах — это движение психического скальпеля. Но прежде чем резать, надо семь раз подумать, к чему приведет такая операция. Поэтому взмах применяется тогда, когда человеку действительно надо от чего-то избавиться.