ПравообладателямПоследние слова, Вайнингер Отто
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Отто Вайнингер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Отто Вейнингер, 23-летний профессор из Вены, еще при жизни стал легендой, а его самоубийство только добавило пищи для домыслов о подлинном смысле написанного. В «Последних словах», опубликованных посмертно, Вейнингер углубляет и преодолевает многое из того, о чем в Европе заговорили после его нашумевшей книги «Пол и характер», и благодаря его проникновению в творчество Ибсена и Вагнера, мы действительно убеждаемся в том, что «все подлинно гениальное — эротично» Унаследуя традицию мышления Паскаля и Ницше, Вейнингер свои мистические интуиции в большинстве случаев выплавил в доступной читателю афористической форме Предмет умозрения необычайно широк — от психологии преступника до связи науки и культуры.

DJVU. Последние слова. Вайнингер О.
Страница 179. Читать онлайн

сказки о животных приписывают каждому животному определенный характер, только в человеке они такого характера не отмечают. Следует обратить также внимание на то, что характерологическая номенклатура употребляет имена животных, как бранные слова, приписывая известным людям духовное сходство с животными.

Это антиципации, доисторические антиципации моей теории. Историческая антиципация заключается в платоновских идеях и в учении Платона о судьбе людей после смерти: один примет образ птицы, другой — еще какой-нибудь и т. д. — учение, имеющее много оснований. (Впрочем, когда мне пришли в голову развитые здесь мною мысли, я еще не был знаком с соответствующими местами из Платона.) Люди с неморальными наклонностями становятся все больше похожими на животных, чем больше развиваются в них с годами зти наклонности.

Таким образом, по характеристике языка каждый вид животных обладает одним-единлвеипым человеческим характером, свойственным всем его особам, а из людей только немногим (зтого, конечно, не приходится говорить о собаках: мопс, пудель, дворняжка и левретка совершенно различны; впрочем, собаки обнаруживают замечательные имитации других животных: льва, медведя, барсука, даже змеи).

Наоборот, растениям язык не приписывает никакого характера и вполне основательно, так как растения не обнаруживают никаких определеппь~х побуждений, паклоппостей, что вполне соответствует их неподвижности. Движение есть физическая сторона наклонности. (У растений нет также и предчувствия смерти, они не боятся и не защищаются против смерти.)

Значение такой психологии животных подтверждается ее замечательной согласованностью (которой я совсем не искал) с систематикой. Собаке, как преступнику,

Обложка.
DJVU. Последние слова. Вайнингер О. Страница 179. Читать онлайн