ПравообладателямПоследние слова, Вайнингер Отто
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Отто Вайнингер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Отто Вейнингер, 23-летний профессор из Вены, еще при жизни стал легендой, а его самоубийство только добавило пищи для домыслов о подлинном смысле написанного. В «Последних словах», опубликованных посмертно, Вейнингер углубляет и преодолевает многое из того, о чем в Европе заговорили после его нашумевшей книги «Пол и характер», и благодаря его проникновению в творчество Ибсена и Вагнера, мы действительно убеждаемся в том, что «все подлинно гениальное — эротично» Унаследуя традицию мышления Паскаля и Ницше, Вейнингер свои мистические интуиции в большинстве случаев выплавил в доступной читателю афористической форме Предмет умозрения необычайно широк — от психологии преступника до связи науки и культуры.

DJVU. Последние слова. Вайнингер О.
Страница 108. Читать онлайн

имеет для него уже само по себе реальность; поэтому он легко принимает решение, между тем как мазохист мог бы всегда действовать, исходя лишь из всеобщего. Мазохист никогда не попадает в такое положение, чтобы задать самому себе вопрос: «Как только я мог сделать это? Я не понимаю себяЬ Для садиста это обычное положение по отношению к своему прошлому, которое, однако„ поэтому не теряет для него никоим образом своей точной реальности. Садист обладает наиболее тонким даром понимания и наилучшей памятью для всего единичною в мгновении; его чувства всегда деятельны, потому что все единичное имеет для него реальность. Мазохист страдает от продолжительных перерывов, которые он не может заполнить никакой реальностью.

От того, что для пего ие реально, мазохист именно страдает, как от вины. Поэтому он чувствует смущение перед женщиной, садист — никогда. Он пассивен по отношению к женщине, как по отношению ко всякому ощущению, которому он может придавать реальность в себе лишь через посредство ассоциации, которая в конце концов ведет к образованию понятий. Садист не ассоциирует: он по отношению к ощущению раскрывает рот, ожидая и намереваясь с головой броситься в него, целиком раствориться в ощущении.

Мазохист поэтому никогда не может любить картину, статую: здесь для него слишком мало реальности (активности). Садист вполне способен на это; он, кроме того, щеголь, а щегольалво — это прежде всего орнаменты статуй, у которых затем снова берут их украшение или которые разрушают, когда они более не позволяют высасывать из себя реальносгь.

Настоящее понятие о Боге недоступно для садиста; в искусстве он — человек ощущения, постоянно все приурочивает, даже несправедливо, к какому-либо человеку,

Обложка.
DJVU. Последние слова. Вайнингер О. Страница 108. Читать онлайн