ПравообладателямПоследние слова, Вайнингер Отто
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Отто Вайнингер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Отто Вейнингер, 23-летний профессор из Вены, еще при жизни стал легендой, а его самоубийство только добавило пищи для домыслов о подлинном смысле написанного. В «Последних словах», опубликованных посмертно, Вейнингер углубляет и преодолевает многое из того, о чем в Европе заговорили после его нашумевшей книги «Пол и характер», и благодаря его проникновению в творчество Ибсена и Вагнера, мы действительно убеждаемся в том, что «все подлинно гениальное — эротично» Унаследуя традицию мышления Паскаля и Ницше, Вейнингер свои мистические интуиции в большинстве случаев выплавил в доступной читателю афористической форме Предмет умозрения необычайно широк — от психологии преступника до связи науки и культуры.

DJVU. Последние слова. Вайнингер О.
Страница 169. Читать онлайн

прекращение чужого влияния, конец пассивности, начало активности и спонтанности. Преступник есть человек, который стремится к общему (также и для себя), каузальному воссоединению вещей и осуществляет его. Поэтому он так легко приходит в ужас от всякого шума и яркого света; он больше ничего не видит, ничего не слышит, ничего не воспринимает, у него нет сознания о том месте, где он находится, и о времени, когда это происходит; у него недостает временного и пространственного представления о моменте, потому что он не стоит над ним, а, наоборот, подчинен ему.

С людьми у него те же отношения, что и с вещами, on с ними связан, от них функционально зависит: или как их властелин, или как их раб. Это два мыслимых вида функционализма; или ты должен изменяться, потому что изменяюсь я, или я должен изменяться, потому что изменяешься ты. Преступник предоставляет мало свободы другому человеку, другой вещи, так же, как и себе. В первом случае мы имеем дело с типом деспота, во втором с типом раба. Деспот, конечно, может с полным правом быть рассматриваем как вид раба, а раб как вид деспота так оно и должно быть, потому что если х = /®, то и у - f(r). Присутствие ближнего вынуждает деспота к завоеванию, раба к подчинению. Деспот поэтому настолько же несвободен, как и раб; а раб, который льнет к властелину и навязывает ему себя в качестве слуги, настолько же властен, как и деспот.

Эта непричастность к царству универсального, это падение в необходимость ведет к тому, что преступник никогда не бывает одииок, хотя в то же время он совершенно иесоциолен. Преступник всегда разсоыаривает с другими, даже когда кажется, что он только думает.

Когда он бывает одинок, т. е. когда другой человек, который был с ним, уходит от него, то он себя чувствует слабым и беспомощным (эпилепсия); on пугается оди-

164

Обложка.
DJVU. Последние слова. Вайнингер О. Страница 169. Читать онлайн