ПравообладателямПоследние слова, Вайнингер Отто
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Отто Вайнингер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Отто Вейнингер, 23-летний профессор из Вены, еще при жизни стал легендой, а его самоубийство только добавило пищи для домыслов о подлинном смысле написанного. В «Последних словах», опубликованных посмертно, Вейнингер углубляет и преодолевает многое из того, о чем в Европе заговорили после его нашумевшей книги «Пол и характер», и благодаря его проникновению в творчество Ибсена и Вагнера, мы действительно убеждаемся в том, что «все подлинно гениальное — эротично» Унаследуя традицию мышления Паскаля и Ницше, Вейнингер свои мистические интуиции в большинстве случаев выплавил в доступной читателю афористической форме Предмет умозрения необычайно широк — от психологии преступника до связи науки и культуры.

DJVU. Последние слова. Вайнингер О.
Страница 190. Читать онлайн

быть: логика не может делать ему никаких предписаний, которые должны были бы его обязать. Он может признать лоппсу, самостоятельно, высшим добровольным актом сделав ее нормой своего мышления: но он не может быть вынужден к этому логикой. Устаиавливая логику и делая ее судьей всех моих будущих суждений или отказываясь от нее, я в обоих этих случаях поступаю свободно. Кто отказывается от логики, тот отказывается от мышления. Кто отказывается от мышления, тот добровольно отдается произволу. И логика устанавливается свободной волей, но с ней связывает себя свободная личность Логическая норма есть взакон свободыь, не в меньшей степени, чем нравственный долг, согласно понятию Канта о законах, «которые говорят, что должно быль, хотя этого, может быль, никогда и не бывает, и этим отличаются от законов природы, которые устанавливают только то, что есть, и называют поэтому также практическими законамиь («Критика чистого разумаа)).

Отсюда ясно, что и логика обращается к свободной личности и претендует на то, чтобы ее сделали обязательным правилом своего мышления, точно так же, как и кантовский категорический императив выступает с требованием, чтобы его сделали единственным безусловным правилом поведения. Этим объяснением логики, как добровольного обязательства интеллигибельного субъекта, дополняется философия Канта.

Итак, задача нашего исследования теперь ясна. Я не думаю возбудить ни малейшего сомнения в абсолютной логичности мира, которой наша работа проникнута так же, как и абсолютной этичностью его. Я только утверждаю, что оба принципа постигаются не зиаиием, а верой'. Логика и этика находятся в одинаковых отношениях к

«Кант обозначает деру и атон сннслс слоаон «убсжлсдис«; «Субьективипя достоверность есть убеждение (для меня самого), обьекеивяпя достоверность (Зая всякого)ь. — Крмп1ка чистого рааума~.

Обложка.
DJVU. Последние слова. Вайнингер О. Страница 190. Читать онлайн