ПравообладателямПсихоаналитическая психотерапия подростков, страдающих тяжелыми расстройствами, Анастасопулос Димитрис
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Димитрис Анастасопулос, Марго Водделл, Робин Андерсон djvu   Читать

Данная книга - третья из серии книг по психотерапии детей и подростков. В ней рассматривается психотерапевтический подход к лечению подростков с тяжелыми психическими расстройствами. В книге объединены терапевтический опыт и теоретические рассуждения ведущих терапевтов-психоаналитиков, работающих в различных странах Европы и принадлежащих разным "школам" психоанализа. Книга будет полезна психотерапевтам, клиницистам, преподавателям и студентам, изучающим психоаналитическую психотерапию.

Перевод с английского В.А. Соснина.


DJVU. Психоаналитическая психотерапия подростков, страдающих тяжелыми расстройствами. Анастасопулос Д.
Страница 121. Читать онлайн

КОНТЕЙНИРОВАНИЕ И ТЕЛО АНАЛИТИКА 121

терапевта. Это нельзя назвать «простой технической операцией». Однако остается ключевой вопрос — какая «обратная связь» (то есть интерпретация) будет восприниматься пациентом как обогащение, «заполнение», а какая — как отвержение, как опасная контрпроекция? Я часто замечаю, что интерпретация или даже просто указание на латентную ненависть в переносе временами вызывает у пациентов-психотиков такое чувство, будто их отвергают или на них нападают. «Постройка резервуара» означает также выработку общего символического языка как переходного пространства, которое и связывает, и безопасно разделяет нас в одно и то же время.

Первое проявление бредового переноса

Флориан все чаще жаловался на жжение в затылке, вызывающее у него ощущение, будто он полностью «закрыт». В то же самое время он высказывал ипохондрические жалобы по поводу своих глаз — он, якобы, стал плохо видеть. Так чего же он старался не видеть и не замечать? Это началось, когда он оказался вовлечен в более тесные, чувственные взаимоотношения, которые потребовали от него недюжинного мужества. Он влюбился. Я чувствовала, что тайные мысли, которые он вынужден был подавлять, буквально «сжигали» ero разум. А может быть он, подобно сурку, просыпающемуся от зимней спячки, прищуривался, глядя на свет внешнего мира, включая и мир своих внутренних желаний и побуждений? (Как отмечал Фрейд, больные шизофренией часто ощущают в себе бесчисленное множество отверстий. Поэтому разного рода «щели» — глаза, уши и т. п. — часто являются объектами их пристального внимания). То, что он сам отметил свою «закрытость», означало определенный прогресс в том смысле, что он связывал этот физиологический симптом с собой (в отличие от случая с «его носом», который был от него отделен как «ненормальный объект»).

Мы почти прояснили эту проблему, когда Флориан стал вдруг, сначала осторожно, а потом все более открыто, поднимать тему лекарств, которые я прописала ему в начале курса терапии. Он полагал, что это они могли вызывать боли в затылке. Конечно, именно я дала ему таблетки несколько лет тому назад. Было нетрудно связать страхи по поводу того, что я отравила его «своими» таблетками, с его манией отравления хранящимися у его отца пластиковыми панелями. Он все еще помнил о том, насколько сильная объектная тревога скрывалась в его страхе быть

Обложка.
DJVU. Психоаналитическая психотерапия подростков, страдающих тяжелыми расстройствами. Анастасопулос Д. Страница 121. Читать онлайн