ПравообладателямСовременные искания в физиологии нервного процесса, Бернштейн Николай
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Бернштейн Николай Александрович djvu   Читать

Никогда ранее не публиковавшаяся монография выдающегося отечественного физиолога Н.А.Бернштейна (1896-1966).

Физиологам, психофизиологам, психологам, историкам науки.







DJVU. Современные искания в физиологии нервного процесса. Бернштейн Н. А.
Страница 81. Читать онлайн

Глава 3

Последователи Флексига (в первую очередь Вундт) взяли под обстрел именно правомерность этих «следовательно». Для объяснения целостного поведения, целостного сознания, единства личности такая мозаика анатомических центров, дуг и рефлексов представлялась несостоятельной. Главная же трудность примирения таких раздроблений с фактом всеобъемлющего синтеза (а не арифметической суммы) высшей нервной деятельности заключалась в том, что самый принцип расчленения и жизненного опыта н поведения на атомические элементы оказался очень уязвимым.

Если мы имеем два множества элементов (например, множество корковых клеток и множественный состав индивидуального опыта), которые находятся в каком-то функциональном взаимодействии, то форм этого взаимодействия можно теоретически подобрать очень много. Из такого взаимодействия одного множества с другим, одной целостной категории с целостной же категорией другого порядка вовсе не обязательно следует, что оно должно состоять из почленного взаимодействия каждого элемента одного множества с соответственным элементом другого. Тысяча человек прочли книгу в тысячу страниц — значит лн это, что первый человек прочел первую страницу, второй — вторую, а сотый — сотую? Я выслушал речь мое~о противника в тысячу слов и возразил ему речью тоже в тысячу слов — значит ли это, что каждое из моих слов возражало на какое-нибудь одно из слов моего оппонента"'? Чертежи некоторого прибора в разных разрезах и проекциях содержат тысячу штрихов; мастер, изготовлявший этот прибор, совершил тысячу последовательных операций. Можно ли сказать, что выполнение каждого штриха потребовало отдельной операции?

Все эти примеры — и множество других, которые было бы нетрудно придумать, — показывают ясно, что если многообразие из и элементов и связано несомненно с совершенно другим многообразием тоже из и элементов, то нет еще ровно никаких оснований очи~ать, что эта связь основана на почленном соответствии. Наы вполне понятно, что нельзя считать штрихи элементами чертежа, хотя чертеж состоит только из штрихов н ничего больше; нам понятно, что нельзя слова считать элементами ораторского выступления, хотя оно состоит только из слов.

Что же уполномочивает нас считать клетки функциональными элементами коры, хотя действительно кора состоит из клеток (а, впрочем, и из еще многого другого), что позволяет нам думать, что кора, которая несомненно есть ослгьгшляюпГий аппарат для слышимой речи, все-таки считает ее элементами именно слова и направляет каждое слово (или элемент слова) в соответственную клетку (или группу клеток)?

Мы уже встречались выше с целым рядом чисто физиологических осложнений в связи с таким взглядом на вещи. Кора совершает анализ впечатлений — это несомненно, так как аналитические возможности периферических органов чувств и их проводящих путей, бесспорно, недостаточны для этого, а между тем анализ имеет место при здоровой коре и исчезает при ее устранении. Но когда мы пытаемся свести этот анализ к рассовыванию элементов впечатлений по клеткам, то сразу возникает Мпо- . жество недоумений. Что характерного для впечатления доходит до коры при неспецифичном импульсе? Что представляет собою тот механизм, который помогает новому впечатлению отыскать и занять собою незанятую клетку? Если клетки, например, речевого центра не предустановлены от рождения каждая к принятию определенного слова, — а никто не предположит сейчас такой вещи, — то очевидно, все они, или какая-то большая их часть, потенциально приспособлены к тому, чтобы запечатлеть

и Это было бы несколько похоже на спор из оперы «Садко»: «Знаю в про чудо-чудное, ведаю про дивО-дивнОе..» — мНет, не знаешь чуда-чудного, дива-дивного не ведаешь» и тд., нО так диспутиру|от только в операх.

Обложка.
DJVU. Современные искания в физиологии нервного процесса. Бернштейн Н. А. Страница 81. Читать онлайн