ПравообладателямСовременные искания в физиологии нервного процесса, Бернштейн Николай
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Бернштейн Николай Александрович djvu   Читать

Никогда ранее не публиковавшаяся монография выдающегося отечественного физиолога Н.А.Бернштейна (1896-1966).

Физиологам, психофизиологам, психологам, историкам науки.







DJVU. Современные искания в физиологии нервного процесса. Бернштейн Н. А.
Страница 196. Читать онлайн

Центр и локализаций, Современные искания

195

чия между обоими. Фигура есть уже нечто целое, которое, конечно, содержит все свои части, но не состоит из них, как сумма из слагаемых. Описанный сейчас больной видел все точки предъявленной ему фигуры, видел даже больше, чем видит здоровый субъект, так как придал значение закорючке, никем в норме не отмечаемой. Но он не сумел провести грани междутем, что в основном делает эту фигуру — фигурой, или, может быть, осторожнее будет сказать, провел эту грань иначе, чем обычно проводим мы. Он задержался на частном случае — кольце, бывшем в его поле зрения в данный момент, — и не смог оторваться от этого частного, но конкретного случая для самого элементарного обобщения. Нельзя сказать, что он «не узнал» круга; суть, несомненно, в том, что он подверг его активному восприятию иным путем, чем это делается в норме, и дефект его психики сказался лишь в невозможности довести обобшаюгций акт восприятия до конца.

Теперь у нас есть уже материал для суждения о том, можно ли считать первоначальной основой поражений этого рода потерю образов воспоминания. Не могут все описанные мною так подробно явления объясняться утратой воспоминаний, так как ни одно из них Нс свидетельствует 06 абсолютном выпадении чего бы То ни было. Если в олной обстановке, окружении, психической настроенности действие удастся, в другой же тот же самый элемент не удается, то о потере образов или следов воспоминания уже нельзя говорить, Утрачены не какие бы то ни было элементы содержания психики, а какие-то механизмы психического маяияулироваяия с этим содержанием, и из фактического материала можно, во всяком случае, пробовать делать выводы о том, какие же именно механизмы утрачены,

Если попытаться объединить между собой все те наблюдения, которые были выше процитированы: невозможность выделить слово из фразы, действие или жест из ситуации, образ круга из неточно нарисованного круга; невозможность сделать или повторить 'ITo-нибудь «бессмысленное», т.е. не вяжущееся с реальным потоком окружающих впечатлений и собственных действий; невозможность слушать газету или чужую речь, если содержание их выходит за пределы «местных известий», и т.д. — то общим для всех этих невозможностей будет одно фундаментальное явление: потеря способности к полноценному противопоставлению «фигуры» «заднему плану» или фону. В воспринимающих актах существенное не отделяется от несущественного, второстепенного. В действиях или актах поведения не удается осуществление изолированных действий, движений, поступков, которые бы вычленялись из существующего в данный момент фона, контрастировали бы с ним в какой нибудь мере. Замечу, что та главная функция, к ослаблению или уграте которой сводятся постепенно все описанные частные явления и симптомы, отнюдь не есть то, что принято называть анализом. Анализ есть расчленение целого на его составные части. Здесь же речь идет о выделении из обшей массы впечатлений или действий некоторого оформленного целого с противопоставлением этого главного целого недифференцируемому далее остатку — второстепенному «фону». Если опытный музыкант с тончайшим слухом слышит звон колокола, который обычным людям кажется чем-то целостным и неделимым, и сообшает нам, из каких простых тонов состоит этот сложный тембр, — это есть анализ. Но если»lbl все среди хаоса звуков окружаюгцей природы, улавливаемых нашим ухом, выхватываем зту совокупность простых тонов, составляющих тембр колокола, и выделяем ее из всего остального хаоса как нечто единое и узнаваемое нами сразу в качестве звука колокола, независимо от того, большой это колокол или малый, на высоких или на низких нотах он звучит, — то это есть факт совершенно другого рода. Когда, смотря на картину, написанную красками, мы говорим; вот здесь желтое пятно, там — светло-зеленое, там — красное, мы производим анализ

Обложка.
DJVU. Современные искания в физиологии нервного процесса. Бернштейн Н. А. Страница 196. Читать онлайн