ПравообладателямПсихоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский, Ермаков Иван
Скачать: PDF. Психоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский. Ермаков И. Д. Страница 325, Ермаков Иван Дмитриевич pdf   ЧитатьАннотация
Искать →

В книгу известного ученого И. Д. Ермакова, одного из основателей русской психоаналитической школы, входят его исследования по русской литературе: книги о Пушкине (1923) и Гоголе (1924), неопубликованная монография о Достоевском; впервые печатается Автобиография ученого, небольшая подборка его эссеических текстов, написанных в 1930 - е годы. Издание иллюстрировано графическими работами И. Д. Ермакова 1910 - 1930 - х годов, оригиналы которых хранятся в собрании его дочери, М. И. Давыдовой.


PDF. Психоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский. Ермаков И. Д.
Страница 325

ГОГОЛЬ

самому не совсем ясен был смысл его творчества, здесь он впервые осознал то, что бессознательно до того делал: не является ли процесс творчества, как бы мы к нему ни подходили, в последнем своем сведении таким процессом, при котором сначала проявляется бессознательная, но вполне понятная для самого творящего деятельность, которой он охотно подчиняется и которая приводит его, наконец, к сознанию, к четкому пониманию или к чувству того, что необходимо, что нужно. Нет иного пути для творчества: оно идет от бессознательного к сознательному, когда оформляется, организуется творческое достижение, выросшее из смутного чувства благодаря подчинению процессу. Может быть, здесь, как и в паранойе, мы сможем наблюдать период неопределенных подозрений истины, затем обстоятельства (психические) складываются так, что подозрение делается уверенностью, и тогда все то, что раньше только казалось, теперь складывается в определенный организм, дающий творящему уверенность в том, что он сделал то, что нужно. На этом чувстве уверенности растет то душевное состояние, в котором находился Гоголь во время творчества «Мертвых душ», когда он предлагал и даже требовал от близких ему людей, чтобы они прислушались и поняли силу его слова (как бы в каком-то непонятном для окружающих пафосе), пророчествовал и требовал к себе особого отношения. Гоголь чрезвычайно правдив и непосредствен во всем том, что касается этих стадий его творческих достижений, и сам он нисколько не скрывает, что в первой стадии написания поэмы ему не ясна была не только настоящая цель произведения, но даже и настоящее его значение, оно оформлялось и делалось в этом оформлении ему доступным по мере того, как он работал над ним. Замечание Пушкина при чтении «Мертвых дуць»: «Боже, как грустна наша Россия1° — изумило Гоголя и помогло ему понять свою силу, как нередко те или иные хорошие стороны людей помогали Гоголю понять и узнать о себе самом дурное (см. анализ «Шинели»). Вот почему, вполне последовательно исходя из этого свойства своей души и своего ума, Гоголь так интересуется всяким отзывом о его произведениях, ко всему прислушивается, из всего извлекает нужное и полезное для своей работы.

Этот интерес Гоголя к мнению людей объясняется не чувством своей несостоятельности, а естественной потребностью увидеть, понять то, чего он сам не мог увидеть и понять. Там, где другие обнаружили стыдную и унизительную для писателя сторону, там Гоголь был наиболее прост и руководствовался естественным способом узнать.

Понимал ли Гоголь до конца свои произведения? Мог ли он обойтись без суждений его критиков, хотя бы и неправильных и пристрастных? Если бы Гоголь в своем творчестве уходил от окружающего и порывал всякую связь с ним, то он, наоборот, меньше всего прислушивался бы к чужим мнениям. Здоровое в творчестве Гоголя связано не с уходом, а с возможностью связаться, понять не только себя, но через себя окружающих или через окружающих себя самого. В этот сложный процесс самопознания, который развивался медленно и малопомалу привел Гоголю к пониманию себя, входит некоторый момент, может быть, болезненный, когда перед ним вдруг раскрылось все то, что в нем было дурного, — момент перелома, когда он как бы в зеркале увидел себя в своих героях. Предполагая сначала, что его герои, его произведения не что иное, как только фантазии, обман себя самого, Гоголь пришел наконец к тому, что за всеми фантазиями и обманом увидел правду, которой, может быть, до тех пор не

326

Обложка. Ермаков, "Психоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский"
🕮 PDF. Психоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский. Ермаков И. Д. Страница 325. Читать онлайн pdf, Скачать