ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 40. Читать онлайн

Да, это был он, их рыночный знакомец. Черты лица были те же, и глаза смотрели так жс: чуть

насмешливо и немного грустно. Только это лицо было гораздо старше, бледнее, и волосы были не

слегка, а совсем седые. Тот, кого видели сейчас перед собой гости волшебника, уже не казался

пышущим жизненной силой здоровяком, ои был стар и пе слишком крепок. Это ощущалось явственно,

хотя тело чародея и было скрыто под мягкими складками просторного одеяния — то ли плаща, то ли

балахона. Видны были лишь лицо и руки — бледные, тоже точеные временем, с отчетливыми

прожилками и костяшками. И лицо, и руки казались как бы подсвеченными изнутри и, должно бьпзч от

этого выглядели еще старше.

- Ну, что, так и будем молчать? — из состояния созерцания вывел визитеров слышанный прежде

скрипучий голос. Раздавался он на сей раз нз клюва золотисто-лилового грифона внушительных

размеров, что лежал у ног чародея, охлестывая неторопливо вздымающиеся бока хвостом с пушистой

кистью на конце. От неожиданности принц моргнул.

Все вернулось на свое место: и комната, и попугай, и кресло, и массивный в нем человек средних лет и

изрядного здоровья.

- Довольны? — спросил он. — Да вы садитесь, наконец.

Гости опустились в кресла, что оказались сзади.

- Пожалуй, в настоящем виде Вы все-таки... словом, так с Вами легче разговаривать, — проговорил

наконец фехтовальщик.

- В настоящем? — поднял бровь чародей. — А какой из них, о-твоему, настоящий?

- Вот этот, нынешний.

- Нет, — чародей вздохнул, — этот как раз не настоящий. Но ты прав. В нем удобней разговаривать,

да и вообще жить среди других. А так... Вообще-то это больше видимость.

- А зачем?

- Ты же сам сказат: легче разговаривать. Вам со мной. Ну и как следствие — мне с вами: вы меньше

отвлекаетесь от сути, когда собеседник выглядит привычна.

- Сколько же Вам лет? — спросил принц. Чародей усмехнулся:

- Много.

- Но ведь Вы волшебник. В смысле — чародей. Сделайте себя молодым.

- Пожалуй, — чародей вздохнул, — это единственное, чего я не могу.

- Почему". — удивился принц. — Мне рассказывали, что волшебники из страны магов могут все.

- Bce, — задумчиво сказал чародей, — все не может, наверное, никто. Можно мочь многое. Можно-

очень многое. Можно — почти все. Это как я. Но все — вряд ли. Ты не думал, принц, откуда берется

волшебство магов?

- Наверное, у вас особые знания. Или талант. От природы.

- Да, — улыбнулся чародей, — это тоже. Но почему наши чудеса сбываются? Чем мы платим за это?

- Нет, — честно ответил принц, — этого я не знаю. Да и вряд ли могу знать. Говорят, вы это

скрываетс, чтобы другие не смогли быть магами.

- Есть те, кто сам догадался... Как ты сказал? Чтобы другис не смогли быть магами? А ты — лично ты

- хочешь быть магом?

Принц подумал и ответил:

- Я хочу быть королем. И — магом.

- Ишь ты, — скрипнул попугай неодобрительно. Но продолжать не стал.

- А зачем? — чародей смотрел на принца внимательно, и тот вдруг побледнел.

- Ну вот, вздохнул принц. Пророчество — оно исполнилось.

- Пророчество? — чародей поднял брови. — Какое?

Тут уже принц посмотрел на него удивленно:

- Ну... я все-таки не удержался и — попросил.

- И не в первый раз за сегодня, — не преминул заметить попугай-грифон.

- А что за пророчество? — чародей казался искренне заинтересованным.

- Говорят, — стал объяснять принц, — что если кто-то, неважно кто, обратится к волшебнику с

просьбой, тот исполнит ее, а потом уйдет из города, который станет тогда одним из городов страны

магов. Потому что это будет Город, Который Видел Чудо. Из таких городов и состоит ваша страна. Так?

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 40. Читать онлайн