ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 13. Читать онлайн

". В разы хсм л хз г «ан

Интерес нашей жизни, среди прочего, заключается в том, что мир вокруг себя более илн менее активно

мы создаем постоянно: и когда понимаем, что и зачем делаем, и когда вовсе об этом не задумываемся. И

мир — какой-To — вокруг нас получается-строится тоже постоянно. Каждый наш шаг — это шаг туда,

куда хочется'х Или — куда придется? Наш мир получается стройный и гармоничный или просто

навален кучей случайностей' !

'. Арх р ур у р у Строителе тоже не стал вдаваться Гак и построоли

Конечно, «мы предполагаем, а Бог — располагает». Всегда можно сказать: «Мало ли, чего хочу я, о чем

я мечтаю! Надо жить в мире реальном и не рыпаться. Поэтому я не верю в сказки и не разрешаю себе

увлекаться угопиями.»

.', я себе — н разрешаю

Мы запрещаем себе разное: подойти к тому, кто нам нравится, посметь начать жить иначе, одеться подругому, чем обычно (не поймуг, засмеют), претендовать Hà Tv работу, которую делать хочется, заговорить с незнакомым, запрещаем исправить чужую ошибку, помочь просто так, без причины, запрещаем себе мечтать. И по большому счету, и — на бытовом, повседневном уровне. Запрещаем претендовать. Стремиться.

с тки Утатю ищ те дураков'

Запреты эти не всегла возникают сразу. Прекрасные порывы молодости заботливо обламывают уже

обломанные товарищи. Из лучших, разумеется, побуждений. Вот молодой учитель пришел в школу и

начинает работать от души, как лучше. Но... Есть планы и документы, есть завучи, есть, наконец,

устоявшаяся практика. («Что тебе надо? Мы всегда так делаем Ь).

Речь не о революциях и бунтах. И вообще не о потрясении основ. Речь о том, с чем прихолится сталкиваться каждый день. К примеру, можно добавить свою пивную банку в общую кучу мусора, а можно — донести до урны. Не убрать кучу, а просто — донести свою банку. Не переделывать других, а — делать дело свое. Что порою этих других, кстати сказать, законно раздражает: «Мы, как нормальные люди отступили, а ему больше всех надо, что ли'!»

кхкенвф, сверстнш Галилея, был Галилея не глупее Он знал, umo вертится Земля Но у него бита семам — Е Евтушенко

По большому счету вариантов здесь три. Первый: быть и жить «как все». Плюсы очевидны, но есть и

минус; чем дольше продолжается такая жизнь, тем все ниже в самой глубине души оценивает себя

человек. Внешне это может прикрываться снобизмом, зазнайством, нщ~менностью H жесткой

проповедью принципа «как все». Внешне. Но внутри тоска будет лишь усиливаться.

Второй вариант, соответственно, жить «не как все». Идти впереди, прокладывать путь, закладывать

основы, словом, во всех внутренне важных обстоятельствах идти «своим путем». Минусы очевидны.

Плюсы: в мире появляются Пушкин и Толстой. Моцарт и Шнитке, Дали и Пикассо, Ломоносов и

Эйнштейн, Махатма Ганди и Зигмунд Фрейд...

Раею как и, впрокем, преподобныО Мун и Рон Хеббард, Сет Асахара и билл ГеОтс, à также разного роде твердокамшные

фанатики и убежденные Га потому не менее твердокаменньеэ их ниспровергатели все они твердо знали, какая жизни — их и

какоО Мир вокруг себя они ~смят видет~ Гиле а а oem om np ак обста тел cm mrl

Третий вариант, как обычно, промежуточный. Лучше всего для ol'о описания подходит такое

высказывание: «свобода олного человека заканчивается там, где начинается свобола другого человека».

И тогда я волен решать, как и в каком мире я живу, до тех пор, пока это реально (а не в воображении) не

затрагивает человека другого. То есть свобода строить мир у меня все-таки есть. И у этой свободы есть

пределы. А если эти пределы кто-то посторонний хочет сузить, то уже его свобода начинает

наступать на мою. И ограничиться придется ему.

Мы можем делать вокруг себя такой мир, какой действительно хотим. Нет гарантии, что он таким будет. Но делать мы его — можем. Не в космическом, а во вполне бытовом, повседневном смысле. В том, в котором мы с миром соизмеримы. А можем и не лелать. И бессмысленность попыток «прогнуть мир» тут нс при чем. Просто мы решаем лля себя: живем, как живется или чего-то еще хотим.

Выкерпывание воды из дырявоО лодки не заделает дыру Но доплыть да берега — поможет

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 13. Читать онлайн