ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 39. Читать онлайн

уютным. Едва гости вместе с провожатым вошли, из приоткрытой двери, ведущей куда-то вглубь дома,

раздался приглушенный расстоянием голос:

- Сколько тебя не было? — голос звучал резко и потому был слышен отчетливо. Принц с

фехтовальщиком переглянулись: казалось странным, чтобы у волшебника или даже чародея голос

звучал так... непривлекательно.

- Не знаю, — отпихнулся меж тем вернувшийся с рынка человек. — Я не следил за временем.

А надо бы, наставительно проскрипел голос, время летит быстро.

Куда? это прозвучало немного насмешливо. "Похоже, волшебник панибратствует со слугами",

подумал принц.

- "Куда?" — это не вопрос. — ответил обладатель скрипучего голоса, — "Куда" — это вовсе не

интересно. Интересней, откуда. Скажи мне, откуда летит время?

-- Похоже, — - прошептал фехтовальщик, склоняясь к уху принца, — от безлюдья ваш волшебник

немного, ну, сбрендил.

- Вряд ли, — так же шепотом оз ветил принц, — с волшебниками такого не бывает. Вот только голос у

него...

- Это да, — согласился фехтовальщик, — голосок у него еше тот. А насчет "не бывает" кто это

проверял? Вы тут, как я смотрю, привыкли все принимать на веру.

Тем временем их попутчик и проводник закончил добродушно переругиваться со скрипучим голосом и,

усевшись в кресло, обратил внимание íà r остей:

- Так что вам нужно?

- Нам нужен волшебник, — напомнил принц.

Повисла пауза. Человек в кресле смотрел на гостей дома заинтересованно и, пожалуй, где-то в глубине

глаз озорно. Гости выжидаюше глядели на него. Молчание затягивалось.

- А-a! — вдруг понял фехтовальщик, внимательно разглядывая того, кто сидел в кресле — Похоже,

Вы и есть волшебник. Или, как Вам, наверное, больше нравится, Чародей.

Чародей улыбнулся, точнее чуть дрогнул губами так, что получилась улыбка — не просто улыбка, а

улыбка Волгпсбника, и склонил голову.

Да. Располагайтесь. Теперь вам нужно решить, ко мне ли вы пришли.

- А другого волшебника тут нет? — с некоторой надеждой в голосе спросил принц.

- Нет, я живу один. — Чародей пожал плечами, как бы извиняясь за то, что другого волшебника он

предоставить не может.

- Но вы же с кем-то разговаривали?

А! Чародей улыбнулся на сей раз широко, совсем не llо-волшебному, это попугай. Птица такая.

Мажек, это было обращено в сторону приоткрьпой двери, присоединяйся к нам.

Из двери вылетел довольно большой, темно-лиловый с прозеленью попугай и, хлопнув крыльями, сел

на высокий напольный подсвечник тусклого металла.

- Добрый день, — - прозвучал знакомый неласковый голос. — Чего это вы к нам?

- А почему era зовут Мажек? — спросил принц.

А потому, — немедленно отозвался Мажек, — 'ITo IITHga мага — тоже почти маг. Только маленький.

То есть мажек. Заметь, я хоть и птица, а на твой вопрос отвечаю. Будь и ты вежлив: ответь на мой.

А какой твой?

Я спросил, в голосе Мажека явно звучал сарказм, что вам тут нужно?

- Мы хотели видеть волшебника... ну, чародея.

- Ну, вот вы его увидели, — Мажек смотрел сурово, — что дальше?

- Ну... — принц посмозрел на того, кого они повстречали на рынке и кто сидел теперь перед ними в

кресле, — ну...

Словом, обернулся тот к птице, не похожи мы с тобой на волшебников. Ни ты, ни я. Ну, ладно.

Кроме них с фехтовальщиком в комнате вдруг никого не осталось. Это было бы ясно, даже если бы

принцу завязали глаза и заткнули уши. Рядом оглядывался фехтовальщик. На комнату как-то уж очень

быстро опустились сумерки, и стены комнаты не вдруг, а незаметно, но ошутимо, сделались зыбкими,

це прозрачными, но почти призрачными. В глубине зыбких сумерек, там, куда, должно быть, вела

некогда замеченная гостями дверь, которой сейчас и не было вовсе, там, где сумрак казался уж очень

вязким и не трепетал, а скорее переваливался и клубился, принц и фехтовальщик в облаке

расплывающегося света сначала не увидели, а просто угадали появление Чародея.

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 39. Читать онлайн