ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 31. Читать онлайн

«укомплектованность штатов» близких людей, чтоб «не хуже, чем у другихп, никак нс приближает нас

к ответу на вопрос, есть ли в жизни конкретного человека действительно близкие, глубокис, живые

отношения. Есть ли в его жизни такие люди? Практически ни о чем нам не скажет ни количество (много

или мало) людей вокруг, ни обилие внешних проявлений (поцелуйчики-обнималки и приятные слова),

ни степень официального родства, ни стаж знакомства. Все это может совпадать с глубиной отношений,

а может и вовсе не совпадать. Прямой зависимости здесь нет.

Вот приходит на занятия в клуб девушка — хохотушка, жизнерадостная, улыбчивая и склонная

пообниматься. И говорит все слова славные и приятные, и танцует хорошо. А за этим чувствуется-

пустота. И если за нее, пустоту эту, ненароком задеть, девушка отводит глаза, встряхивает челкой и-

смеется снова.

Жизнь продоллсается.

А аот паренек, неказистый на вид, не слишком красноречивый и угловатый в движениях. Ну, все

данные для неуверенности а себе. И тем не менее, ведет он себя настолько спокойно, с таким

иенапряженным, естественным внугренним теплом, 'ITC люди к нему — тянутся. Не потанцевать и

повеселиться. Даже не то, чтобы поговорить. А просто — побыть рядом. И когда мы как-То зшоворили

о близких людях, я нисколько не удивился, увидев каким теплым и светлым стало его лицо. Да, в его

жизни такие отношения — есть.

С вашего позволения, Читатель, мы назовем такие отношения — любовью.

При всей неоднозначности тер,иина.

То есть тем чувством, которое, с добавлением нежности и заботы становится любовью родителей к

петям, а окрасившись эротикой любовью мужчины к женщине и наоборот. А еще чувством,

которое лежит в основе дружбы и желания помочь, словом, чувством, которое отзываегся в самой

глубине души, как что-то настоящее и хорошее.

И о чет не всегда хочется г<зворить вслух

И, быть может, самое основное тут, что это именно чувство, переживание. А не мысль, идея,

рассуждение или образ. Поэтому -. очевидно! — Cro можно почувствовать и пережить, но не

осмыслить, доказать или представить. Такие попытки не просто бессмысленны: они могут оказаться и

вредны, если за отсутствием настоящего человек привыкнет довольствоваться образами и логическими

конструкциями.

Наверняка вы встречались в жизни с людьми, которые любовь и близкие отношения себе — «чтоб

былая, а то как-то неудобно придумывали. И лаже некоторое время в это увлеченно играли. Или

просто при надобности доставали с нужной полки и демонстрировали окружающим.

Bom девочки-подростки испозьзуют для этого фотографии певцов и актеров. А люди

постарше — внешнюю имитацию близких отношенио". Так и ненапрялкно, и, вроде все,

что долдона быть, в э«иззш еспш.

Люди, в чьей жизни опыт таких отношений хотя бы раз был, обычно на подделку соглашаются уже

неохотно: если ты видел мир с вершины горы, вряд ли захочешь вновь в подземелье. По крайней мере,

без уж очень веских причин. А у большинства людей, к счастью, такой опыт все-таки был: в детствс.

Когда именно так, с любовью не за что-то, а просто потому, что ты — это ты, к тебе относились твои

родители. По крайней мере, мама.

Однако встречается очень много людей, в жизни которых все это было — давно. «И неправдап. Потому

что с тех пор из-за открытой и доверчивой к жизни и людям любви доводилось не раз и весьма

болезненно переживать. И в отношениях с теми же родителвми, и в жестоком к окружающим

подростковом возрасте, и потом, во времена первых влюбленностей... Ну, и так далее. И убеждение-

сложилось. Любовь, дескать, это конечно, тепло и счастье, но она же — боль и беда. А потому

обойдемся-ка мы лучше без нес. Целее будем. И отношения тогда становятся внешними.

Формальными. То есть отношения есть, но они мсня — не задевают. Нс трогают.

Не касаются.

Та«, вроде бы, и жить легче. И захватывающий дух вид с вершины горы становится фотообоями на

стенке нашей землянки, так что вроде бы так уж совсем ничего и не меняется: мы же не отказались вида

с горы. Мы эту ropy — обезопасили. Правда, в этой безопасности — от сиюминугных потрясений-

таится куда большая опасность: в нашей жизни постепенно, шаг за шагом становится все больше

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 31. Читать онлайн