ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 3. Читать онлайн

сама взрослость, а как какой-то дурацкий перекос: вот исправлю, и все пойдет как надо. «Как надо» здесь означает, что свобода и самостоятельность будет как у взрослого, а проблемы и трудности все будут решаться как-нибудь сами по себе — как в детстве.

Где и кем работать, где взять денег, куда пропадает свободное время и так далее

И все бы хорошо, и «вот еше чуть-чуть», последнее усилие, и жизнь ослабит хватку, и все будет как

раньше, только лучше А жизнь — не ослабляет. В таком колесе можно крутиться очень долго,

пережидая, пока жизнь снова не станет «хорошейж Можно даже активно к этому стремиться: девушки,

например, возврат такой «хорошей» жизни часто связывают с замужеством.

.'. Умразиуж,mc — какя шь вз л загул,вьмь,далолога'

Можно упорно и раз за разом отказываться от треволнений и запросов взрослости, пока либо совсем не

припечет (если за тебя никто не сделает), либо не появится кто-то, KTO пожалеег и возьмет

неблагодарную часть взрослой жизни иа себя.

У меня есть знакомый, который и в свои 30 с небольшим лет ведет жизнь подростка, совершенно

сознательно изгоняя из своей жизни все, что в такой жизни лишнее. Общаться он предпочитает,

естественно, в своем, то есть подростковом кругу. Ну, а женшин, чью «тонкую возвышенную натуру не

понимает муж», я полагаю, все мы с вами встречали. Кстати, мужья такие тоже встречаются.

Прорыв наступает тогда, котла человек осознает: все это, все эти заботы и трудности, бытовые мелочи и

большие вопросы — на всю оставшуюся жизнь. Что это не лосадное недоразумение, а такая часть

взрослой жизни, которая будет всегда.

' До cmapccmu или до невменяемости, ни двб Бог

Именно тогда становится ясно, что это все — не что-то внешнее, что мешает жить, и от чего надо

срочно (или постепенно) избавляться, а часть моей собственной жизни, часть меня, что это тоже я.

Именно в тот миг, когда это становится щемяще ясно не умом, а до дрожи самых изначальных

душевных струн, когда пропадает окончательно глубинное «а вдруг обойдется», именно тогда и

приходит в пашу жизнь окончательно — взрослость. И уходит — Детство.

Кстати, обычно с этим уходит и большая часть нервотрепной неопределенности.

Говорят, о шдание приговора куме самого приговора

Потому что теперь нет необходимости срочно исправлять что-то мешающее, что в жизни

нужно торопиться поскорее добежать до горизонта. Можно заняться жизнью здесь и теперь, как она

есть, а не подгонять ее под то, чем она уже не станет. И радоваться жизни настоящей вместо того, чтобы

переживать ее несоответствие прошлому идеалу.

И все бы хорошо, и большинство люлей, я надеюсь, такой путь и проходят. Но есть и те, кто, так и не

дождавшись мига освобождения or «тяжести жизни», природы этой тяжести тоже не понял. И она, эта

тяжкая ноша, так н осталась врагом. Хуже — врагом победившим, сломавшим меня, счастливого и

радостного. А потому вместо осознания взрослой жизни получается жизнь в безысходности.

" «Bc хорошее в этом мире не для меня жизнь меня бьет, мир мен предал, у меня отняли мое счастье» — встренались такие

люда

И тогда славный и жизнералостный человек, которого мы хорошо знаем, и рядом с которым было тепло

н хорошо, эту свою радость жизни теряет. Разочаровывается. И становится — обозленным на

предавший ero мир жестким циником. Или (и чаще) просто отгороженным от мира холодным, как бы

механическим человеком. Так или иначе радость, любовь, отзывчивость и душевное тепло, которые

теперь кажутся недостижимыми (и это болезненно) как бы отсекаются. Отсекается живая душа.

Побеспокоимся об этом? А как?

Как избежать безысходности'? И как оттаять, отогреться человеку, которому мир обещал тепло и радость, яркость и любовь, но отобрал навсегла? (Как это кажется). Признаюсь сразу, когда человек уже «замерз» эта задача становится весьма и весьма трудной. Туг пробиться за ледяную корку к живой душе (да и то не всегда) помогает мощная эмоционалыгая встряска, сильное — и желательно доброе — переживание.

" Например, помонь другу, когда емууме никто помонь не мог

А жизнь такое предлагает нечасто. И к психологу за такими вещами тоже не всегда пойдешь.

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 3. Читать онлайн