ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 44. Читать онлайн

Грифон-попугай лежал рядом на полу и лишь изредка поднимал голову. Бока птицы-льва опадали

тяжелыми вздохами, а хвост был неподвижен. Мажек молчал и, казалось, ни на кого не обращал

внимания.

Над ним, на высокой резной кровати под приопущенным балдахином лежал чародей. Ои выглядел по-

настоящему: седая голова лежала на подушке неподвижно, бледное лицо еше немного светилось

изнутри, но руки уже почти llollHocTblo были скрыты в тонком зыбком сумраке, I'устевшем у ног, но

пока еще отступавшем у изголовья. Глаза чародея были открыты, и молодого короля îí узнал. Губами

чародей не шевелил, но слова его прошелестели в голове короля:

-- Здравствуй, принц. Прости, ты ведь уже король. Здравствуй, король.

- Здравствуй, чародей.

Я выполнил твою просьбу.

- Да. Но ты обманул меня, чародей.

- Я?

Ты не сказал мне, что умрешь.

- Разве ты не знал этого, король?

Король не ответил сразу. Он вспомнил вчерашний день, весь, с раннего утра и до вечера. Он вспомнил

встречу с чародеем и их разговор. Он вспомнил свои вопросы и его ответы. Он вспомнил то, что знал

раньше. И ответил:

- Я знал это.

Тогда не сердись на меня, мой мальчик.

- Я не сержусь, — - король усмехнулся, и усмешка вышла хриплой. Быть может, потому, что вместе с

королем вздохнул и грифон-попугай.

Скажи мне, чародей... Ты ведь не умрешь прямо сейчас, мы успеем поговорить?

- Хорошо.

- Скажи мне, чародей, ты можешь не уходить?

Нет, не могу, король.

- He называй меня королем

- - Хорошо.

Постой, я спрошу не так. Ты можешь не уйти, остаться с нами, с городом, со мной?

- Я не знаю.

- А! — искра надежды, опасливой и потому торопливо спрятанной, мелькнула в глазах молодого

короля. значит, можешь. Скажи, как? Скажи, что делать? Скажи, я сделаю.

- - Я не сказал, что могу. Я сказал, что не знаю. Такого еще не случалось.

- — Ты подумай, ну пожалуйста, — король не отрывал глаз от гаснущего лица чародея, — подскажи, ты

только подскажи, дальше я сам.

- Чего ты хочешь? — эти слова прошелестели совсем тихо, и серая зыбь придвинулась к лицу чародея.

- Я хочу, — король подхватил легкое тело чародея за плечи и, придерживая голову, приблизил его

лицо к своему, как бы стараясь вытащить его из обступающего колышущегося сумрака, я хочу,

чтобы ты остался, чтобы ты жил|

Люди собрались у дома волшебника. Их было не меныпе, чем вчера, только теперь они ctoRJIH молча,

напряженно вглядываясь в окна дома. Головы их, несмотря на вечерний час, были непокрыты. Люди

ждали. Они пришли проводить волшебника, но вовсе не хотели его торопить. То тут, то там в руках

мелькали корзинки с провизией: жители города были готовы прождать всю ночь, и следующий день, и

следующий. Они не торопили смерть волшебника, который прожил в их городе всю их жизнь, но

хотели проводить его, когда он уйдет. Город ждал. Ждал тихо и спокойно.

Мгла отступила разом. Не исчезли ни седина, ни бледность, но кожа засветилась изнузри ровным

мягким светом, и серая зыбучая темнота пропала вовсе. Чародсй лежал на кровати, прикрытый

домашним балахоном. А над ним, ничего не стесняясь, плакал взахлеб молодой король. И усевшийся на

резную спинку кровати лилово-зеленый попугай не спешил смеяться над ним.

Шепот волной прошел Ilo стоящим плотной стеной горожанам и оборвался разом. Все взгляды

устремились на ворота дома волшебника, на которые поднялся их новый король. Вновь он видел сотни

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 44. Читать онлайн