ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 43. Читать онлайн

Я хочу жить здесь, в городе, быстро ответил бывший принц, уже начавший привыкать к титулу

"величество".

- Как Вам будет угодно, — бургомистр склонился перед королем, но даже по его обычно

невозмутимому лицу королевского чиновника было видно, что эта новость ему по душе. — Так Ваше

вЕличество желает ознакомиться С отчЕтом?

Потом, наверное.

- Как Вам будет угодно, — бургомистр передал помощнику одну пухлую папку и взял взамен другую,

куда тоньше. — Тогда, быть может, вы захотите отдать распоряжения о похоронах?

Королева стояла у окна. Правда окно это было другое, из него была видна рыночная площадь, соседние

дома, пестро наряжснные в честь вчерашнего праздника, доносился разноголосый шум, в котором

изредка угадывались слова "Да здравствует король!" Город все еще праздновал и веселился. Уже не так

бурна и тесно, как вчера вечером, когда королева въехала в свой городской дом, уже более камерно и

семЕйно, Отдельными компаниями, но гул праЗдника еще стоял над гОрОдом и не хотел угаСать.

Впрочем, королева не испьпывала неудобства. Город принял ее сына, и праздник этих людей шумел в

ero честь. Королева была благодарна им.

Было и еше одно отличие. Королева стояла не одна. Нет, за ее спиной не было министра. Рядом с нею,

обняв за плечи стоял тот, кого могли узнать разве что молодой король, старый министр, да, пожалуй,

еще городской волшебник, вздумай они вдруг здесь появиться. Но и они знали его как заезжего учителя

фехтования. Только сам он да еще королева во всем городе знали, кто он на самом деле.

Когда-то и еще не очень давно он был молод, горд и твердо правил своим городом. Пока не

пришел волшебник. Он поселился в городе, и правителю это пришлось не по вкусу. Во главе городской

стражи явился он к дому волшебника и потребовал покинуть город. А потом... Потом волшебник

остался в городе, а правитель отправился в дорогу. Он перестал быть правителем, но не был этим

oI'îð÷åí. Теперь он представлялся учителем фехтования. Конечно, это был не очень звучный титул, и

королева это понимала. Поэтому виделись они нечасто. Но теперь теперь времена изменились, и

королева надеялась, что на рыночной площади никто не посмотрит непочтительно на отошедшую от

дел женщину, даже если титул ее спутника всего лишь "фехтовальщик": ученикам магов не полагается

афишировать настоящий род своих занятий. Это нескромно.

Молодой король почувствовал себя неуютно и как-ro зябко.

- О похоронах? О чьих?

- Городской волшебник умирает, — объяснил бургомистр. Мы хотели проститься. Мы надеялись, что

Ваше величество не будет возражать.

- Конечно... — недавний принц и нынешний король почувствовал себя как-то нереально и даже голос

свой услышал будто со стороны, но... как? Почему умирает? Совершив чудо, волшебник он

уходит. Он уходит, разве нс так?

Он искал ответ в глазах бургомистра, он пытался понять, что же изменилось в этом мире, который еще

пару минут назад был таким теплым и дружелюбным.

Все верно, бургомистр кивнул королю, как бы поняв ero состояние и желая ободрить, Ваше

величество правы. Так он и уходит. Это бьшо ero Последнее чудо. Разве вы не знали? Волшебники

всегда так уходят. Вы ведь не думаете, что волшебники бросают свои города. Они творят чудо и

умирают. Поэтому жители «а«можно дольше не просят их о чуде. Неужели Вам этого не говорили?-

бургомистр казался удивленным. И вдруг в ero глазах мелькнуло понимание, — Пророчество! Да? Вам

просто не сказали?

Да, голова короля опустилась вниз, и осанка ero в этот миг была совсем не королевской, мне не

говорили. Этого мне не говорили.

Король молчал, и бургомистр не прерывал молчания. Ему казалось, он понимает, что творится сейчас в

королевской душе. Старый бургомистр очень хотел помочь, но он не знал, как. И молчал. И смотрел в

пол. Королевские слезы — не для подданных. Во всяком случае, ràê считалось раньше.

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 43. Читать онлайн