ПравообладателямКак мне жить дальше, или Психология повседневности, Гагин ТимурГагин ТимурКак мне жить дальше, или Психология повседневности
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Гагин Тимур Владимирович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Реальность бывает объективная, а бывает человеческая. То есть соответственно выдуманная («объективная») и такая, какая она есть на самом деле («человеческая»). Парадокс! В чем тут дело: реальность «объективная» — это реальность измеренная, обсчитанная и учтенная, то есть оформленная с точки зрения весьма произвольных, но общепринятых (людьми придуманных и принятых, то есть изначально субъективных) правил и линеек. Которых в объективной природе не существует. Правда, бывает еще реальность научная, где эта субъективность все-таки упорно проверяется эмпирически, то есть на практике. Проверяется, заметим, людьми — и на основе людьми же принятых представлений об этой практике. Наиболее радикальные философы в этой связи считают, что реальностью в мире называется тот вариант галлюцинаций, которого на данный момент придерживается большинство. Впрочем, мы говорим о повседневности, так что оставим большую Науку в покое. А вот реальность человеческая начинается тогда, когда всем этим сантиметрам и килограммам кто-то из наших окружающих или мы сами начинаем придавать некий смысл. Вот, дескать, Таня толще Ани. На двадцать сантиметров в талии. Ну, и тяжелее на десять килограммов. Тут сразу все понятно?...

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В.
Страница 32. Читать онлайн

формальности и все меньше настоящего. Мы начинаем избегать жизни. Пережидаем. Но уже не

до «лучших времен», а постоянно.

' Досмерти

Наша зашита-оборона от тяжелых, а потом и вовсе от любых неприятных переживаний становится все

глуше, крепостные стены все толще, а пространство жизни за ними все меньше.

ЧЕМ ТОЛЩЕ СТЕНЫ — ТЕМ МЕНЬШЕ ЗА НИМИ МЕСТА

На случай зптурма или осады (а тем более ветра или метели) мы укрыты гарантированно. Правла, это

все на случай экстремальных условий. Основная часть жизни протекает обычно все-таки в условиях

средне-нормальных. И вот это-то, нормальное, непосредственное время своей жизни мы и пережидаем

за стенами. И, чтобы не сидеть уж совсем «как дураки», вынуждены сами себе и окружающим

рассказывать страшилки о неизбежности появления «лютого sopor«».

ну, «аса эознь борьба» и иноюму нелшя доверять потому нто если не тая, mo и в нашем упорном бшртофояацоонном труде

есть нто-mo не вполне адекватное

Вы наверняка можете таких людей если и не увидеть прямо сейчас, то, 110 крайней мере, вспомнить. Это

и холодный сослуживец, которого раздражает все, кроме логики. Это и родственник, который морщится

и уходит при виде ярких проявлений чувств. Это молодой человек, который все обращает в «прикол» и

создает вокруг себя дымовую завесу абсурдной ирреальности. Это и агрессивный циник, и

расслабленный «пофигист». И так далее.

'". Если слове та о токе зтоодно Ле штол отав наюд ш монета m ' тогдаестьоя мзагрустить На

d --р д рд добршуш ер рер бу реннего в

своем непониманоо янеодобренноб и неоргаиозованноль мизин Прюем umo нарантерю, для него самого эти изменено вовсе не

очевидны

Получается весьма неприятный заколдованный круг: чем больше сил потрачено на укрепление

обороны, тем более нам важно, чтобы «трагические испытания» в жизни встречались как можно чаше.

И нужно экстремальную жизнь себе устраивать. Или выдумывать. Иначе придется признать перед

самим собой не только бессмысленность «нерушимых стен», но и бездарность потраченных на эти

«стены» сил, времени, души, жизни...

Впрочем, когда пустота и одиночество за стенами становятся уже совсем невыносимыми (такое

бывает), наступает весьма болезненное осознание. Осознание упущенных мгновений, упущенных

радостей, промелькнувших людей, которые могли быть близки и дороги, так и не вышедшего в жизнь

- себя.

' Чемболь ем зннпотранеюнаяоборону,темболез е е это соз а а е Ите б л ше еро ocm, о сливен, сделав

наюнец попытяу вьмто нару«у, снаэет себе ину aom, mym u впрямь есе оиеиа ппояоь И — останетсэ где бьш

Возврат к непосредственной, полноценной (имеющей полную цену) жизни может быть трудным и

тяжелым (или просто неприятным: кто сколько потратил впустую). Но, что радует, такой возврат-

возможен. On возможен тем более, чем раньше и сильнее человеку захочется вернуть в свою жизнь

настоящее.

,!' Собственно, саму auaua A не ее переэоданое-существование

И это действительно может оказаться неспокойно. Домик в долине среди домов друзей действительно

меньше защищен, чем угрюмый замок в скалистом ущелье.

Ecma псиное сравнение: дуиза человека псжажа на морскую раковину. В ней есть и нежнал

живая чувств«тат«он (чубстбующая) лагкость и жесткая, твердая раковина с

аспзрыми краями Люди могут захяапнуть створки и стучать панцирем о пазщирь. Тогда

пни лсивут калсдый сам па себе. Зато и прикосновение астра а края — нипачелз.

Открываясь людям навстречу, обращал к ним лгибую дуису, человек не гарантирован om

того, чтобы не пораниться а чей-mo острый край И тогда велик соблазн захлопнуть

створки — навсегда. И уже своими краями ранить раскрывшихся — другия. Пусть не

задают.з

Однако створки могут Bc' талька закрываться, па и апзкрываться. И жизнь, настаящия, для ракаиилы происходит только та-ди, Koгда створки эти — открыты. Иш хотя бы- приаткрдгпни

Матсет быть, если острый край уже приблизиягн вплотную и асЗарапаз, пора на какоепза врелся и и гаваи дела прикрыться жест кшз панцире и. Ho — чтобы потам, кааба зап pnlll«себя в панцирь человек пройдет мимо, открыться снопа: навстречу людям и жизни.

PDF. Как мне жить дальше, или Психология повседневности. Гагин Т. В. Страница 32. Читать онлайн