Часть третья. Взять в свои руки бразды правления

Глава 14. От компульсии[1] к свободе выбора: добираемся до корней «мягких» аддикций (зависимости)

Жаклин Смолл знает анатомию зависимости. Ей, психотерапевту и консультанту из Остина, штат Техас, довелось поработать почти со всеми ведущими школами страны, занимающимися алкоголизмом и вредными привычками. И то, что она узнала про тяжелые аддикции, по ее словам, справедливо и для мягких – все эти «мелкие» навязчивые привычки могут стать самыми крупными барьерами на пути к счастью. Трудоголизм. Перфекционизм. Привычка откладывать. Пристрастие к сахару, кофе и сигаретам. Даже привычка к нездоровым взаимоотношениям.

«Это все – симптомы одной и той же основной проблемы, – говорит Смолл. – Единственная разница – то, что люди с легкими аддикциями могут увиливать от расплаты дольше. Более слабые привычки не разрушают организм так быстро. Они не влекут за собой госпитализацию и столкновения с законом, как это бывает с алкоголем или наркотиками».

Но и мягкая зависимость может доставить множество горестей и несчастий. Трудоголики обычно страдают от тревожных реакций и сердечных недомоганий, проблем с системами кровообращения и пищеварения. Перфекционисты и те, кто привык откладывать дела на потом, жалуются на то же самое. И незачем напоминать нам о долгосрочных последствиях курения сигарет.

Да, но ведь мы можем от всего этого избавиться, вот и будут решены все наши проблемы. По крайней мере, так нам кажется. Но Жаклин Смолл – чьи две книги, «Естественная терапия» и «Трансформеры: терапевты будущего», всесторонне рассматривают это явление – не соглашается.

«Конечно, устраняя элемент зависимости, особенно если это зависимость от химических препаратов, мы делаем первый шаг, – говорит она. – Но я почти уверена, что это лишь предварительное условие лечения. Само лечение должно быть направлено на более глубоко скрытую причину. И по-моему, пристрастие к еде, наркотикам или определенным ситуациям, безусловно, вносит свой вклад в проблему, но никак не является ее причиной.

Я знаю это, потому что много времени потратила, занимаясь лечением алкоголиков. Они бросают пить, потому что их обучили методам, позволяющим это сделать. Взамен я видела заядлых курильщиков, не расстающихся с крепкими сигаретами. Я видела людей, которые практически жили на кофе и сахаре. Они не изменили своего поведения: они так же компульсивны, как и были. Они просто сменили объект своего внимания».

Если к одному пристрастию добавляется еще и другое, то здесь также можно предположить, что в основе лежит нечто большее, чем просто перебор с дурными привычками. Представьте себе только: трудоголик, который прикован к сигаретам, перфекционист, поглощающий кофе литрами, человек, который невротически цепляется за односторонние, без взаимности, отношения и при этом ищет спасения в транквилизаторах.

Какова истинная причина?

Смолл убеждена, что причина аддикции коренится в отсутствии психического равновесия и смятении, телесном и умственном. Это результат потери контакта с собой, стремления всегда обращаться за поощрением и удовлетворением во внешний мир, потому что мы больше не можем находить удовольствие внутри себя.

Мы спросили Смолл, не могла бы она охарактеризовать личность человека, подверженного зависимости. «Это очень любопытно, – ответила она, – поскольку исследования не обнаруживают специфических особенностей такой личности, но мой личный опыт говорит, что они, безусловно, существуют. Характерные особенности включают чрезвычайную тревожность, беспокойное состояние, постоянное чувство опасности и ориентацию на внешнюю управляемость (поиск удовлетворения исключительно во внешнем мире). Проблема в том, что мы живем в обществе, которое акцентировано на внешнем поощрении. Внутренне мы постоянно настраиваемся на неудовлетворенность. В своих действиях мы руководствуемся тем, что общество называет правильным способом получить вознаграждение. Больше престижа. Больше символов статуса. Больше возможностей сообщить о себе как о человеке, которого одобряет окружение.

Психология bookap

Следовательно, чтобы противодействовать этому, мы должны перестать обращать внимание на ожидания внешнего мира и восстановить контакт с самим собой. Преодоление любой компульсии, – объясняет Смолл, – является процессом самооткрытия – для этого нужно настроиться на собственные мысли и чувства и прийти к соглашению со своим внутренним «я». Если посмотреть с этой точки зрения, говорит она, то это не процесс превращения, то есть не отказ быть теми, кто мы есть, и попытка стать кем-то другим; нет, это процесс преображения – мы принимаем себя такими, какие мы есть, и в то же время учимся «повышать планку» – искать состояние, где мы чувствуем себя более спокойными, уверенными, удовлетворенными и совершенными.

Наиболее быстрый способ направить кого-то на путь самооткрытия – дать ему понять, что его внутреннее «я» обладает мудростью, – говорит Смолл. – Иногда, общаясь с клиентом, я замечаю, что он меняется прямо у меня на глазах. Вот сию минуту он исключительно уравновешен и говорит по-настоящему искренне. В следующий момент он сникает, начинает жалеть себя или погружается в уныние, и поведение его становится неуравновешенным. Даже голос его может меняться. Как правило, он даже не замечает этой своей метаморфозы».