Часть пятая. Что бы вы ни делали, делайте это лучше

Глава 25. Суперобучение

Глава 29. Как стать классным спортсменом, тренируя собственный мозг


...

Глава 30. Рассчитанный риск: ключ к радостному возбуждению

Дюжина быстро вянущих желтых роз, дорогущий тесный галстук и наполовину опустошенная бутылка шампанского на столе в гостиной. Снаружи на веранде Эрл решительно откашливается.

– Сюзи?.. – начинает он.

– Да, Эрл? – говорит Сюзи, поднимая на него взгляд.

И тут же страх сковывает голосовые связки Эрла. Она вежливо его выслушает, но наотрез ему откажет. Или она попросит разрешения подумать и потом уже наотрез ему откажет. Тем временем новость распространится: Эрл сделал предложение Сюзи, и она ему отказала! Он чувствует, что его ботинки прилипли к полу. Какой смысл? Она никогда не скажет «да»! Кроме того, холостяцкая жизнь имеет свои преимущества. Он умеет делать запеканку из тунца так, как ей в жизни не научиться…

Позже этим же вечером по дороге домой Эрл объясняется в любви соседнему клену.

Нам с вами страстное стремление Эрла сделать свою жизнь лучше, его страх отказа, его желание быть любимым и его унизительное бегство в безопасную и привычную обстановку кажутся несколько смешными. Но сколькие из нас, повинуясь простому опасению, точно так же бесславно потерпели крах на пути к тому, к чему стремились? Осторожничанье имеет свои преимущества. Но страх принять риск, когда рисковать требуется, может попросту помешать нам жить полной жизнью.

«Не рисковать – вернейший способ проиграть, – говорит психиатр из Калифорнии доктор медицины Дэвид Вискотт, автор книги «Навстречу риску». – Это в конечном счете разрушает вашу жизнь. Вы никогда не узнаете, чего стоите, никогда не испытаете ваш потенциал, никогда не расширите свои пределы и не прыгнете выше головы. Вам будет удобнее, а переживаний будет все меньше и меньше. Ваш мир съежится, и вы застынете неподвижно. Вы станете жертвой».

Эрл испугался отказа и поэтому отступил; другие могут бояться разочарований или конфуза, бояться лишиться денег или любви, потерять контроль, испытать боль. Есть даже такие, кто выдумывает себе страхи, только бы держаться подальше от риска.

Этот робкий, нерешительный образ жизни по иронии судьбы не лишен собственных рисков. Величайший риск – это то, что вы вообще не повзрослеете. «Если вы собираетесь хоть когда-нибудь сделать вашу жизнь лучше, вы должны идти на риск, – говорит д-р Вискотт. – Попросту невозможно вырасти, не испытывая судьбу». Жутко? Опасно? Никаких гарантий? Разумеется. Но чтобы сделать шаг вперед, вы должны оставить известное и безопасное укрытие позади. В каждом риске присутствует некая неизбежная потеря. Если это вас нисколько не пугает, говорит д-р Вискотт, «этот риск, вероятно, ничего для вас не стоит… Если цель имеет ценность, путь к ней не может быть совершенно безопасным».

Не становитесь «рискоманом»

Генерал Джордж С. Паттон, бесстрашный командир танковых войск и военный стратег Второй мировой, однажды посоветовал родственнику в письме: «Рискуйте расчетливо. Рисковать – это вовсе не значит быть безрассудным».

Разница здесь ключевая. При «рассчитанном риске» ваш потенциальный выигрыш больше, чем потенциальная потеря, и вы сохраняете неплохие шансы остаться с прибылью. Это стоит того, чтобы попытаться. «Безрассудный» риск – не стоит. Но те, кто не в состоянии увидеть между ними разницу, или те, кто пристрастился к смертельно опасному риску, к глупой и бессмысленной игре, так же несчастны, как и те, кого страх парализует совершенно.

Кто они такие, эти «рискоманы»?

Исследование над «невезучими» пилотами, проведенное ВМС США, выявило некоторые интригующие особенности. Пытаясь идентифицировать личные качества, общие для двенадцати пилотов, погибших в авиакатастрофах, вызванных их же собственными ошибками, морское ведомство провело опрос родственников, друзей и товарищей погибших.

Психология bookap

Получившийся комбинированный портрет, основанный на опросах, охарактеризован в статье доктора философии Роберта Алкова. В ней описан человек агрессивный, импульсивный и незрелый, «эгоцентрический перфекционист, обладает завышенной самооценкой… обижен на руководство… бабник… много пьет… чувствует себя выше обыкновенных смертных, поэтому живет (и умирает) по своим правилам». Ирония заключается в том, отмечает д-р Алков, что это вполне удовлетворительное описание лучших пилотов ВМС.

Но разница между теми, кто живет, и теми, кто умирает, оказалась решающей. «Хороший авиатор знает свои способности и свои пределы. Он знает возможности своего самолета и выжимает из него все до предела – но не дальше». Подстегнутый неудачами в личной жизни, «невезучий» пилот зарывается, превосходя свои возможности; исполненный ложной самонадеянности, он не просчитывает риск. И теряет все.