Часть третья. Взять в свои руки бразды правления


...

Глава 20. Жизнь – это далеко не только работа

«Трудоголики, которых я встречал, не были счастливыми людьми, – говорит доктор медицины Джей Б. Рерлих, старший преподаватель психиатрии в медицинском колледже Корнелльского университета и автор книги «Работа и любовь: решающее равновесие». – Они используют работу для того, чтобы заблокировать эмоциональное расстройство или удовлетворить невротические потребности.

Не бывает некоего типичного работомана, поскольку каждый из них находит в работе что-то свое, выгодное именно ему. Некоторым нравится, что в рабочей обстановке они могут проявить агрессивность. Другие нуждаются в безопасности и порядке, которые предоставляет им работа. Некоторые получают удовольствие от соревновательного аспекта работы. Есть даже такие, кто впал в зависимость от удобств, которые обеспечивает подчиненная роль на рабочем месте».

«Трудоголики – это люди, которые просто не знают, когда нужно остановиться, – говорит доктор медицины Джон М. Родс, профессор психиатрии в Медицинском центре Университета Дьюка. – Некоторым людям как будто недостает внутреннего контролирующего устройства для регуляции равновесия в цикле работа – отдых – восстановление. Мучимые компульсивной потребностью в работе, они отказываются признавать, что устали, и заставляют себя надрываться, когда здравый смысл от них этого не требует».

То, что на напряженной, активной исполнительской работе часто полно трудоголиков, хорошо известно. Менее известно то, что любой человек – от школьников до домохозяек и пожилых людей – также может оказаться трудоголиком.

«Этому может поддаться кто угодно», – говорит д-р Родс, который проводил два крупных исследования на тему трудоголизма.

В первом исследовании трудоголиков д-р Родс представил типичный случай: 39-летняя женщина, которая в конце концов обратилась за помощью к психиатру, ког– да ее подкосили мучительные головные боли, хроническая усталость, приступы рыданий, потеря веса и запоры. Когда результаты медицинских и лабораторных анализов показали, что она не страдает никакими заболеваниями, д-р Родс поинтересовался у нее насчет ее привычек, связанных с работой.

Фанатичная домохозяйка

Он выяснил, что она известна всем своим друзьям как фанатичная домохозяйка. Вместо того чтобы доверить своей дочери погладить ее же собственную одежду и прибраться у себя в комнате, мать семейства не может удержаться и делает это сама. «Я знаю, что она использует меня, – жаловалась д-ру Родсу пациентка, – но я просто не выношу, если захожу в комнату и вижу беспорядок». Эта женщина не способна была и нанять прислугу, даже притом что работала на двух работах, поскольку не могла терпеть, если что-то выполнялось не в совершенстве. Ее домочадцы настаивали, что в доме достаточно чисто, но не могли разубедить женщину, которая продолжала маниакально наводить чистоту («Журнал Американской медицинской ассоциации»).

Эта женщина, возможно, была слишком снисходительна к своей дочери. Но в других случаях нереалистичные ожидания, предъявляемые к молодым людям, способны превратить их в юных трудоголиков. «Студенты… часто испытывают подобные трудности, когда пытаются «сделать как можно лучше», не имея реалистичного представления о том, каким должно быть это их «лучше», – пишет доктор медицины Джеймс К. Сэмз, адъюнкт-профессор психиатрии Вирджинского университета в Шарлоттсвилле, откликаясь на исследования д-ра Родса. Неправильное представление школьника, «и особенно студента колледжа о себе как о человеке, обладающем неисчерпаемой энергией и способном бесконечно восстанавливаться, может привести к тому, что невнимательный врач упустит из виду возможность перенапряжения, вызывающего в этой возрастной группе неопределенные симптомы, и ошибочно диагностирует мононуклеоз» («Журнал Американской медицинской ассоциации»).

Когда трудоголизм входит в привычку и проявляются более серьезные симптомы, его жертвам требуется дать новый настрой, чтобы они осознали свои физические и эмоциональные потребности и начали уделять им внимание. Для этого необходимо помочь им понять происхождение их тяги к работе, а также обговорить с ними другие паттерны трудового поведения.

«Скорее всего, виновата «трудовая этика», – говорит д-р Родс. – Поразительно, но в моей области мало кто занимается конкретно проблемой перенапряжения и, напротив, чрезвычайно много говорится о неспособности или нежелании работать. Очевидно, мы все настолько сходимся во взглядах, считая лень первородным грехом, что не обращаем внимания даже на обсессивные случаи перенапряжения».

Эта позиция хорошо иллюстрирована в комментариях некоторых трудоголиков, участвовавших в исследовании д-ра Родса. Один мужчина, 55-летний юрист, который никогда не работал меньше 65 часов в неделю и не брал отпуск в течение пяти лет, чувствовал себя виноватым, если ощущал усталость. Если он уходил с работы раньше или приходил не очень рано, его тоже мучила совесть. «Я чувствую себя грешником, если не работаю», – говорил он д-ру Родсу. Получив совет «расслабиться и устроить себе выходной», другой трудоголик ответил: «Чтобы научиться веселиться, нужно основательно постараться».

Психология bookap

«В большинстве случаев трудоголик пытается решить свои жизненные проблемы с помощью непосильного труда, отвлекающего от них внимание, – объясняет д-р Родс. – Перенапряжение может символизировать усилия по поддержанию чистой совести. Трудоголик как бы говорит миру: «Видите, меня не за что осуждать. Я делаю все, что могу, даже работаю до полного изнеможения».

«Я понял, что нелишне сравнить их перенапряжение и все уменьшающуюся эффективность с превосходным мощным автомобилем, колеса которого крутятся в снегу. Необходимо не сжигать больше горючего, не гнать двигатель быстрее и зарываться все глубже, а отпустить педаль газа, чтобы можно было возобновить нормальное движение вперед», – говорит д-р Сэмз.