Глава  V. СПОСОБЫ ТАЙНОГО ОБЩЕНИЯ В КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЕ


...

3. Использование условных звуковых сигналов в криминальной субкультуре.

Для взаимной связи и обмена информацией преступники, в том числе несовершеннолетние и молодежь, используют условные звуковые сигналы (постукивания, похлопывание, щелчки). Они применяются при опасности. Звуковые условные сигналы на жаргоне получили название "касперн" (ударить). Их породила практика уголовного расследования, особенно при очных ставках, когда преступник подавал сообщнику сигналы:"молчать", "говорить неправду", "все отрицать", "брать вину на себя" и т. п. Как средство общения, условные звуковые сигналы используются сегодня в специальных школах, специальных ПТУ, воспитательно-трудовых и исправительно-трудовых колониях, чтобы предупредить членов сообщества об опасности проговориться, раскрыть замышляемое нарушение режима; призвать к бойкоту по отношению к воспитателю, учителю на уроке или проверяющему.

В современных условиях "касперн" как самостоятельная и общепризнанная система звуковых условных сигналов связи и общения не существует. Чаще всего он имеет вид узкогрупповой договорной системы сигналов: например, "молчать " — один щелчок пальцами, "говорить неправду" — два щелчка. В другой группе или системе межличностного и межгруппового взаимодействия сигналом к молчанию может послужить постукивание одной рукой а сигналом "говорить неправду" — постукивание другой рукой по колену, или же постукивать, положив одну ногу (например, правую) на колено левой ноги и т. п.

Однако рассмотренное положение нуждается в уточнении, поскольку некоторые эксперты признают наличие и общепринятых звуковых сигналов взаимодействия.

В качестве сигнала об опасности постукивание и щелчки применяются преимущественно при проведении воспитателями, учителями бесед в группах несовершеннолетних и молодежи. Приведем пример. В одной из телепередач о Московской специальной школе учащийся О., сидя перед телеобъективом говорил, что эта школа стала для него родным домом. Для автора данной книги это было удивительно, поскольку он знал, что О. принадлежал к постоянно преследуемым пассивным гомосексуалистам, на которых проходят "тренировку" почти все подростки. Он постоянно совершал побеги, чтобы избежать очередного насилия. В последующем учащийся Д. рассказал, что О. говорил по инструкции, данной директором В.А. Штаертом, а контролировали его "бугры", заставляя звуковыми сигналами (щелчками, похлопыванием, поглаживанием рукой) О. говорить так, как ему было велено.

Нелегальные способы общения вызывают к жизни те режимные ограничения, которые существуют в исправительных и закрытых воспитательных учреждениях. Чем строже режим, тем более развитыми и изощренными становятся способы взаимодействия несовершеннолетних и молодежи, тем тщательнее бывает отработана "технология" передачи и приема информации. "В камере все известно. Черт его знает, как туда все... известия доходят, а только доходят...".

Исследователи тюремной психологии (Г.Гросс, М.Н. Гернет. Н.И. Якимов и др.) отмечали наличие в прошлом способов общения лиц, лишенных свободы, путем выкрикивания в окна отдельных слов, пения песен с ударением на нужных словах и т. п. "Стоит только непродолжительное время понаблюдать за тем, что делается в тюрьмах. Около дверей и окон днем и ночью на прогулках и в камерах выкрикиваются арестантами какие-то нечленораздельные звуки, слова, цифры; на них отвечают, и, по-видимому, все понимают друг друга, иначе они не продолжали бы такой забавы".

Эти способы общения в современных ВТК, спецшколах и спецПТУ почти не встречаются. Исключение составляют перекрикивания подростков и молодых людей с родственниками и знакомыми, прибывшими на свидание, в случаях, когда по каким-то причинам свидание не предоставляется. Однако в тюрьмах и следственных изоляторах лица, лишенные свободы, прибегают к такому же общению достаточно часто. Заключенный И., только что помещенный в одиночную камеру за участие в изуверстве над новичком во время его "прописки", симулировал невменяемость и стал выкрикивать набор цифр, случайные слова, подражать крикам животных. Ему ответили из соседней камеры. Было установлено, что шел обмен информацией. Подражание крикам животных обозначало клички лиц, которым следовало передать информацию, набор случайных слов "инструкции" о том, что надо сделать, а цифры — срок лишения свободы.

Еще пример, подросток К., находясь в пересыльном отделении, попросил дать ему в камеру гитару и стал петь под ее аккомпанемент. Через некоторое время выяснилось, что он сообщал подельникам о своем местонахождении, а также об обстоятельствах провала и тех, кто их выдал. К. учел, что пение песен, не относящихся к уголовной лирике, заключенным не запрещено. По песням лица, содержащегося в Орточальской тюрьме (г. Тбилиси), определяли местоположение интересующих их людей: "...И вдруг во мне словно разлилось что-то теплое и горькое, обожгло каждую жилку, каждую клетку моего тела и собралось в сердце глухой, ноющей болью... Пел Шошиа, Шошиа Гогладзе пел в корпусе осужденных... и вся тюрьма, затаив дыхание, внимала его печальной песне".

Описанные способы обмена информацией посредством песен и перекрикивания были подвергнуты нами специальному изучению, которое было проведено в 1959-1970 г. на материалах указанной тюрьмы. Лица, содержащиеся в тех помещениях, где окна выходили во внутренний дворик и, казалось бы, были наглухо изолированы от внешнего мира, обменивались информацией с находящимися на свободе родственниками и знакомыми с помощью перекрикивания, песен и зрительных сигналов. На горе Орточало, у подножья которой расположен следственный изолятор, родственники установили постоянные посты, с которых криками и зрительными сигналами передавали информацию тому или иному заключенному. Эту информацию принимали все осужденные и заключенные, окна камер которых выходили на гору. Эта информация передавалась лицам, содержащимся во внутренних камерах, на прогулках, через работников хозчасти, путем перестукивания, при посещении библиотеки и бани. Так, к заключенному Д., находившемуся в блоке для подследственных, одна и та же информация поступила сразу от 9 лиц, поскольку в соответствии с тюремными традициями, любое лицо, лишенное свободы, обязано передать информацию, которой он владеет, по назначению.

Наиболее распространенная система неречевого общения в преступной среде прошлого это перестукивание ("тукование", т. е. условная передача букв, составляющих слово) по стене, трубам центрального отопления или канализации с помощью азбуки Морзе или специальной числовой таблицы.

Из истории тюрьмоведения хорошо известны меры борьбы с перестукиванием. Это:

постройка глушителей в виде тройных стен по так называемой Шекской системе; установка башенных часов с резким стуком маятника: установка в коридорах корпусов трещоток и сирен, включаемых надзирателями во время перестукивания; разобщение лиц, знающих азбуку и технику перестукивания по камерам и т. п.

Так шла борьба заключенных с администрацией тюрем, пытавшейся изолировать осужденных от внешнего мира, заставить их замолчать. К перестукиванию преступников побуждал недостаток социальной и сенсорной информации при одиночном и камерном заключении. Применение подобных мер ограничения общения осужденных между собой сегодня противоречит "Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными", принятыми ООН. Даже в одиночном содержании осужденный не должен лишаться необходимой сенсорной и, главное, социальной информации. Он посещает школу, участвует в коллективном труде, с ним проводится культурно-массовая работа. Он выписывает газеты, журналы, слушает радио и даже смотрит телевизионные передачи и т.п. Поэтому лица, лишенные свободы, в современных условиях, как показывает опрос, редко прибегают к перестукиванию как способу общения. Он чаще имеет место среди подследственных и подсудимых, пытающихся получить информацию, которая могла бы оказать влияние на следствие и суд, а значит и на облегчение участи. Перестукивание встречается в помещениях камерного типа, при отбывании наказания в тюрьме.

Однако условия содержания в следственных изоляторах в настоящее время настолько плохи, что там и изолировать-то как следует арестованных невозможно, поскольку камеры бывают переполнены. "В одиночках сидят по 5–6 человек. В камерах на 25 мест живут по 50–60 арестованных. В ряде камер (речь идет о знаменитой Московской Бутырке) спать подследственным приходится по очереди. В определенный час ночи один "лишний" (вдоволь начитавшись советских газет) идет будить другого". В этих условиях заключенные мечтают об одиночке или о том, чтобы их поскорее отправили в "зону". Но это не означает, что избыток социальной информации, постоянное нахождение в массе людей не побуждают их к тайному общению. Просто способы такого общения становятся другими.

Отсутствие практики перестукивания ведет к утрате данного навыка и, так сказать "депрофессионализации" правонарушителей в данной сфере тюремного общения. Таким образом происходит отмирание одних важных атрибутов лишения свободы и появление других.

Расскажем о том, как одно "нововведение" тюремного начальства в ВТК подтолкнуло несовершеннолетних и молодых преступников к поиску путей тайной передачи и получения информации. В 70-е годы в ВТК стало практиковаться предоставление краткосрочных свиданий "через стекло". Делалось это для того, чтобы уменьшить поступление в "зону" запрещенных предметов и денег (кстати, автор данной статьи выступал против таких порядков, доказывая их вредность). Родственники, прибывшие на свидание, входили в будку, типа телефонной, а с другой стороны в такую же будку входил несовершеннолетний. Переговоры велись по специальному устройству типа телефона. Оно прослушивалось дежурным контролером комнаты свиданий. Передать что-либо запрещенным стало невозможно.

Психология bookap

Такие способы свиданий и до сих пор применяются в ряде ВТК. А ведь еще на заре советской власти старые Российские тюрьмоведы решительно выступали против предоставления свиданий в отгороженных решетками металлических клетках, не позволявших преступнику и лицам, прибывшим на свидание, соприкасаться друг с другом. С современных позиций такая практика является нарушением прав личности, ущемлением ее достоинства. Психологи утверждают, что такие свидания исключают очень важный, особенно для несовершеннолетних, тактильный канал общения (соприкосновение, взаимное поглаживание, ласка и т. п.) Если свидание длится, например, три часа, то при постоянном письменном общении несовершеннолетнего с родными примерно через 40–50 минут словесно-информационная сторона общения исчерпывает себя. В течении трех часов вести непрерывный разговор невозможно. Для подростка, да и для родителей, важно другое: чтобы мать могла обнять своего ребенка (пусть уже не маленького), приласкать его. А при таких свиданиях это исключается. Недостаток тактильного общения влияет на развитие личности подростка, огрубляет его, печально сказывается и на родителях. Заметим, кстати, что такое общение мужа с женой просто кощунственно.

Однако исключение тактильного канала общения не прекратило поступления в колонию тайной информации от родственников и от осужденного к ним. Информация стала передаваться иносказательно, намеками, а главное — более активно стали использоваться жесты и мимика, "гонцы" (связные из числа вольнонаемных), переброска предметов в производственную зону и т. п.