ПравообладателямЧань-буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае, Абаев Николай
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Абаев Николай Вячеславович pdf   Читать

Впервые исследуется культура психической деятельности в чань-буддизме во взаимодействии с культурно-психологическими традициями средневекового Китая. Показаны ее роль и место в чаньском социокультурном комплексе, социальное и историко-культурное значение. Особое внимание уделяется сравнительному анализу чаньских, конфуцианских и даосских культурно-психологических традиций. Второе издание дополнено новыми материалами. Выявляются возможности использования традиционных китайских методов психофизической подготовки в современных условиях. В приложениях (75 страниц) даны выборочные переводы "Сутры Помоста Шестого патриарха [Хуэйнэна]" (один из основных канонических текстов школы чань), "Записи бесед Линь-цзи" (один из основных канонических текстов школы линьцзи) и "Шастры о пробуждении веры в махаяне" (один из основных канонических текстов китайского буддизма махаяны).


Первое издание (1983 г.) вышло под заглавием "Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае".


Книга рассчитана на философов, буддологов, психоло­гов, культурологов, историков.







PDF. Чань-буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае. Абаев Н. В.
Страница 73. Читать онлайн

изоляции от всякой практической деятельности, а для многих людей вообще невозможно в силу их психического склада, хотя даосы утверждали, что это очень легко и просто. Поэтому многие последователи даосизма предпочитали сугубо отшельнический путь психической тренировки, и поскольку для внешнего наблюдателя было очень трудно проверить, где при такой практике находится грань между истинным даосским «не-деянием» и обыкновеппым бездельем, то нередко самые настоящие бездельники скрывали под личиной даосского мудреца-отшельника собственную леность и безответственность, что давало конфуцианцам основание обвинять в этом вообще всех даосов,

К тому же в силу общей парадоксальности даос- ского текста всегда существовала вероятность буквального, одностороннего понимания практических рекомендаций психопропедевтического характера и однобокого увлечения тем или иным методом, преувеличения его роли в общем процессе психической тренировки, в результате чего нарушался тонкий, трудноуловимый баланс между активными и относительно пассивными методами тренировки и даосский адепт либо ударялся в крайний аскетизм и эскапизм, либо чрезмерно привязывался к активно-динамическим формам психотренинга. В острое противоречие с секуляризаторскими тенденциями, проявившимися в неодаосизме наиболее отчетливо, вступал также так называемый сянь-даосизм, отпочковавшийся от раннего даосизма и провозгласивший своей главной целью поиски пресловутого «эликсира бессмертия». Сянь-даосы придали принципу «не-деяния» сугубо мистический характер, рассматривая его как одно из средств достижения «бессмертия» и других сверхъестественных свойств и способностей, и единственным «делом», KO- торым опи считали нужным заниматься, были поиски этого «эликсира».

Сами конфуцианцы далеко не всегда правили в соответствии с идеалами собственного учения и не во всем соблюдали нормы нравственного поведения цзюнь-цзы, поэтому даосы, находившиеся на государственной службе и пытавшиеся совместить принципы двух учений, зачастую вступали в острое противоречие с официальной культурой не оттого, что вообще были против конфуцианства, а оттого, что реальная

73

Обложка.
PDF. Чань-буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае. Абаев Н. В. Страница 73. Читать онлайн