История ЛСД психотерапии


...

Психолитическая терапия с ЛСД

Термин "психолитический" был предложен британским исследователем и пионером ЛСД-терапии Рональдом А. Сэндисоном (Ronald A. Sandison). Его смысл (от греческого lysis =растворение) соотносится с процессом уменьшения напряжения и растворения конфликтов в сознании. Его не следует путать с термином "психоаналитический" (анализирующий душу). Этот лечебный метод в теории и на практике представляет собой расширенный и видоизмененный вариант психоаналитически-ориентированной психотерапии. Он включает в себя назначение ЛСД с одно- двухнедельными интервалами, обычно с дозой от 75 до 300 мкг. Количество сессий в психолитической серии варьируется в зависимости от природы клинической проблемы и терапевтических целей; их может быть от 15 до 100, в среднем около 40. Хотя между сессиями назначаются обычные (без употребления препарата) беседы, все-таки основное внимание уделяется событиям, происходящим во время ЛСД-сессий.

Препаратные сессии происходят в темном, тихом и со вкусом обставленном помещении, которое создает атмосферу домашнего уюта. Терапевт обычно в течение нескольких часов присутствует на сессии во время ее кульминации, поддерживая и предоставляя необходимые объяснения, если это необходимо. Остальное время пациент остается один, но он в любой момент может позвать терапевта или сестру при помощи звонка. Некоторые ЛСД программы используют одного или нескольких других пациентов из этой же группы в качестве ситтеров для заключительных периодов сессии, или позволяют пациенту общаться с персоналом или другими клиентами.

Все явления, происходящие во время ЛСД сессий или в связи с ЛСД терапией рассматриваются и интерпретируются с использованием базовых принципов и техник динамической психотерапии. Определенные особенности реакций на ЛСД, однако, требуют видоизменения обычных методик. Они подразумевают большую активность со стороны терапевта, а также некоторые элементы помощи и ухода (например, при приступе тошноты, избыточном выделении слюны (гиперсаливация) или слизи, при кашле или мочеиспускании), физический контакт и поддержку, психодраматическое участие в опыте пациента и большую терпимость к поведению, являющемуся результатом проявления подсознательных процессов. Это делает психолитическую процедуру похожей на видоизмененные психоаналитические техники, используемые для терапии шизофренических пациентов. Необходимо отказаться от традиционной аналитической ситуации, при которой пациент ложится на кушетку и рассказывает о своих свободных ассоциациях, в то время как аналитик сидит в кресле и время от времени предлагает интерпретации. При психолитической терапии пациентам также предлагается оставаться в лежачем положении с закрытыми глазами. Однако ЛСД-субъекты иногда могут молчать в течении долгих периодов времени или, напротив, кричать или невнятно бормотать. Они могут дергаться и крутиться, садиться, падать на колени, сворачиваться калачиком, шагать по комнате или даже кататься по полу. Этот метод лечения требуется намного больше теплого и корректного внимания и часто искренней человеческой поддержки.

По сравнению с единичными ЛСД-сессиями, при психолитической терапии все обычные терапевтические механизмы усиливаются. Новым и специфическим элементом является последовательное, комплексное и систематическое выявление травматических эпизодов детства, что приводит к снятию эмоционального напряжения, рациональной интеграции и ценным инсайтам.3 Терапевтические отношения в таком случае обычно углубляются, и анализ явлений переноса становится неотъемлемой частью лечебного процесса.

Цена, которую психолитической терапии пришлось заплатить за то, что она берет свое теоретическое начало во фрейдистском психоанализе - это путаница и конфликт по поводу отношения к духовным и мистическим сторонам ЛСД-терапии. Те психолитические терапевты, которые твердо следовали фрейдистской концептуальной структуре, обычно не поддерживали выход пациентов в сферы трансцендентального опыта, или трактовали такой опыт как уход от релевантного психодинамического материала, или относились к нему, как к шизофреническому. Другие специалисты восприняли психоаналитическую модель как незаконченную и ограничивающую, допуская существование другой, более расширенной модели человеческого сознания. Конфликт, касающийся интерпретации трансперсонального опыта в ЛСД-терапии и отношение к нему, представляет собой не только академический интерес. Эти трансцендентальные состояния могут повлечь за собой серьезные терапевтические изменения, таким образом, упрощение или усложнение переживания этого опыта может иметь серьезные практические следствия.

Типичными представителями психолитического подхода были Сэндисон, Спенсер и Уайтлоу, Букмэн (Buckman), Линг (Ling) и Блэр (Blair) в Англии, Арендсен-Хейн (Arendsen-Hein) и ван Рийн (van Rhijn) в Нидерландах, Джонсен (Johnsen) в Норвегии; Хауснер (Hausner), Таутерман (Tauterman), Дитрих (Dytrych) и Соботлиевичцова (Sobotkiewiczova) в Чехословакии. Этот подход был разработан в Европе и более характерен европейским ЛСД терапевтам. Единственным терапевтом, использующим психолитическую терапию в США, был Кеннет Годфри (Kenneth Godfrey) из Veterans Administration Hospital в Топеке, Канзас. В прошлом его использовали Эйснер и Коэн (Eisner and Cohen), Чандлер и Хартмен (Chandler, Hartman), Далберг (Dahlberg) и другие.