Психолитическая и психоделическая терапия с использованием ЛСД: к интеграции подходов


...

ДОСТОИНСТВА И НЕДОСТАТИ ПСИХОДЕЛИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ

Некоторые из достоинств психоделической терапии имеют практическую, другие же – теоретическую природу. В целом, терапевтические изменения, достигнутые в ходе одной психоделической сессии, более серьезны и глубоки, чем результаты одной психолитической сессии. Определенные аспекты психоделической лечебной техники связаны с большим ускорением и углублением терапевтического процесса, равно как и с определенным увеличением эффективности и безопасности. Этот подход, кажется, полностью оценил  важность позитивных переживаний, которые обычно недооцениваются в психолитической терапии; последняя разделяет однобокое мнение психоанализа о том, что внимание следует уделять только психопатологическому и травматическому материалу. Фокусировка на позитивном потенциале человеческого существа является важным терапевтическим фактором, равно как и обращение к позитивной организации установки и обстановки психоделической сессии. Внешние обстоятельства имеют глубокое влияние на заключительный период сессии и, следовательно, на результат психоделических переживаний. Открытие критической значимости этой фазы является огромным вкладом психоделических терапевтом в ЛСД процедуру.

Существует несколько способов увеличить эффективность и безопасность психоделической терапии. Большие дозы и интернализация процесса способствуют большей глубине, интенсивности и спонтанности опыта; это вызывает большой эмоциональный беспорядок, но также способствует позитивному разрешению. Единичная психоделическая сессия может дать огромные  терапевтические результаты благодаря тому, что она позволяет перескочить через психодинамические уровни и сразу использовать мощные механизмы трансформации перинатального и трансперсонального уровней. Этот процесс упрощается полным теоретическим признанием существования и ценности трансперсональных реальностей. Другим важным фактором терапевтических изменений является тщательное теоретическое структурирование процесса возвращения.

В результате удачного сочетания вышеупомянутых факторов хороший терапевтический результат может быть достигнут, даже если пациент не встречается в полной мере с областями трудностей и конфликта на психодинамическом уровне, что неизбежно случится при систематической психолитической терапии. При этих обстоятельствах риск  ухудшить клиническое состояние определенно меньше, даже у пациентов с серьезными эмоциональными расстройствами, чем после отдельных психолитических сессий.

Если учесть и другие важные достоинства психоделической терапии, а именно, меньшее количество времени, необходимого для лечения, меньшее количество сессий и более редкое возникновение проблем переноса, может показаться, что психоделическая процедура лучше психолитического подхода. Но важно также обсудить и некоторые теоретические и практические недостатки психоделической терапии, которые следует учитывать при создании интегрированного терапевтического метода. Важным моментом, который стоит прояснить, является природа  изменений, наблюдаемых при психоделической терапии. Главным возражением против таких резких клинических улучшений и трансформаций личности является то, что  они представляют собой лишь временные сдвиги, а не глубокие изменения динамических структур. С этой точки зрения, психолитическая терапия, медленно и терпеливо прорабатывающая разные уровни подсознательных конфликтов, дает более устойчивые результаты. Нет никаких сравнительных исследований, которые бы ответили на фундаментальный вопрос о том, возможны ли глубокие и устойчивые терапевтические изменения без проработки раннего детского материала, проявления первоначальных травматических отношений в ситуации переноса и их специального анализа. Хотя наблюдения в ходе изучения ЛСД ясно дают понять, что такие важные альтернативы существуют, все это останется лишь клиническими догадками до тех пор, пока они не будут подтверждены в ходе систематического изучения.

Намного более серьезной проблемой, с которой сталкивается психоделическая терапия – по крайней мере, в том виде, в котором она существует в настоящее время, - является невозможность, несмотря на все попытки позитивно структурировать ЛСД сессии, гарантировать, что каждый субъект сможет испытать трансформирующие переживания. В программе Спринг Гров, где терапевтический потенциал психоделической терапии с использованием всего одной сессии постоянно изучался на различных категориях субъектов, количество случаев «психоделического пикового опыта» составляло от 25 до 78 процентов, в зависимости от состава групп. Оно было минимальным у невротиков и максимальным у наркоманов, в то время как у профессионалов в сфере душевного здоровья, умирающих от рака пациентов и алкоголиков оно было средним.

Психоделический пиковый опыт, конечно, является важным фактором, запускающим глубокую личностную трансформацию; однако его появление не является conditio sine qua non (необходимым условием) успешной терапии. Различные степени улучшения можно наблюдать у многих пациентов, которые не достигли трансцендентального уровня сознания на своих психоделических сессиях. К сожалению, кандидатов для продуктивной и успешной психоделической сессии нельзя отобрать заранее со сколько-нибудь значимой степенью уверенности, используя известные на данный момент критерии. В силу того, что важные переменные, определяющие результат сессии, на данный момент поняты не достаточно хорошо, психоделический подход с его философией крайностей «все или ничего» все еще остается не вполне надежной процедурой.

Теоретические недостатки психоделической терапии, вероятно, более важны, чем ее практические дефекты. Этот подход может приводить к очень значительным терапевтическим изменениям с минимальным пониманием лежащих в основе этих изменений механизмов. Материал с психоделических сессий может дать новое понимание некоторых явлений очень общей природы, такие как динамика позитивных и негативных систем памяти, существование механизмов трансформации личности, масшабы человеческого опыта и человеческого ума, состояния сознания, связанные с умиранием или мистическая природа вселенной. Но это мало чем обогащает наше знание об эффектах, картографии человеческого сознания, психодинамики душевных болезней или механизмах терапевтических изменений.

Этот аспект психоделической терапии считается теми, кто оценивает научную ценность этой процедуры по западным стандартам, очень большим недостатком. Но он очень высоко ценится теми, кто ищет альтернативу линейному, рациональному и логическому подходу в знании. Инсайты, возникающие благодаря сессиям с высокой дозой ЛСД, имеют глобальную, интуитивную и голографическую природу. Трансцендентальные переживания типа «ах, вот оно как!» не могут быть легко препарированы  западным аналитическим умом, равно как и не могут быть использованы прагматически. Это своего рода озарение о самой сути сущего. Субъект не получает рационального понимания космического процесса, но достигает мгновенного ощущения потери собственной идентичности и буквального участия в процессе. Это интуитивное понимание принципа Вселенной очень напоминает  процесс, описанный в Упанишадах как «Знание Того, знание о чем дает знание обо всем». Здесь нет полного и всеобъемлющего интеллектуального осознания Вселенной в смысле поверхностных связей и прагматического «знать как сделать», касающегося объектов и событий в физическом мире, но есть ощущение понимания трансцендентальных явлений, пространства, времени и причины.

Психология bookap

Необходимо добавить, что все это часто сопровождается возникновением убеждения, что некоторые вопросы, которые раньше казались важными и даже неотложными, на самом деле являются ничтожными в контексте новой системы ценностей. Вместо того, чтобы найти ответы на вопросы, люди достигают состояния, в котором таких вопросы больше нет, или они уже не важны, или уже нет смысла их задавать. Оба пути – нахождение ответов и снятие вопросов – являются решением проблем, хотя бы и на разных уровнях.

То, что определенные вопросы становятся неактуальными для ЛСД субъектов в контексте мистического сознания, не удовлетворяет научно-ориентированного исследователя, пытающегося сделать некоторые общие заключение из наблюдений психоделической терапии. Любому разумному обобщению, основанному на материале единичной сессии у разных субъектов, препятствует огромное межличностное разнообразие. Выраженный духовный акцент психоделической терапии, признание ею мистических состояний сознания и того, что на первый взгляд может казаться результатом религиозного обучения, делает это подход менее приемлемым для скептически настроенного и критичного профессионального сообщества. И эта ситуация будет сохраняться до тех пор, пока не будет разработана адекватная парадигма, которая позволит включить все это исключительные явления в уже существующую систему психиатрического знания и общей научной теории.