Показания к ЛСД психотерапии, терапевтический потенциал и клинические результаты


...

АЛКОГОЛИЗМ, НАРКОМАНИЯ, РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ И СЕКСУАЛЬНЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ

Многие из эмоциональных и психосоматических расстройств, описанных выше, по большей части относятся к заболеваниям, при которых показана традиционная аналитически ориентированная психотерапия Использование в этих случаях ЛСД в качестве дополнения усилит, углубит и ускорит терапевтический процесс. Однако ЛСД психотерапию можно также с успехом применять в некоторых диагностических категориях, в которых обычная динамическая психотерапия обычно не помогает. Во многих отчетах о клиническом исследовании сообщалось о поразительных результатах при работе с хроническими алкоголиками. К сожалению, в большинстве случаев оценка основывалась лишь на клиническом впечатлении. Как и в случае с результатами, описанными в психоаналической литературе, это послужило основой для сомнений и критики с точки зрения точной научной методологии.

В большом исследовании, проведенном нашей командной в психиатрическом исследовательском центре Мэрилэнда, 135 госпитализированным алкоголикам назначались высокие (450 мкг) или малые (50 мкг) дозы ЛСД. После 6 месяцев независимая оценивающая группа сочла 53% пациентов из первой группы (высокие дозы) и 33% из второй группы (малые дозы) «в достаточно степени излечившимися». В статистическом смысле эта разница означает, что только в 5 случаях из 100 это могло быть совпадением. Разница между группами с высокой и малой дозами уже не была такой огромной через 18 месяцев, когда серьезные улучшения отмечались уже у 54% и 47% пациентов первой и второй групп соответственно.

Общие результаты этого исследования были достаточно впечатляющими, учитывая, что пациенты были добровольцами, отобранными из числа клиентов подразделения по реабилитации алкоголиков государственной лечебницы для душевнобольных, и что большинство их них прошли только одну сессию с высокой дозой ЛСД и несколько часов немедикаментозной предшествующей и последующей психотерапии. Интересным и неожиданным открытием, сделанным в ходе этого исследования, стало резкое улучшение у некоторых пациентов из контрольной группы, которые получали только 50 мгк ЛСД в рамках двойного слепого метода, по сравнению с 450 микрограммами препарата в основной группе. Изначально мы предполагали, что доза в 50 мкг  будет лишь активным плацебо, терапевтическим эффектом которого можно пренебречь. На практике оказалось, что несколько пациентов из группы с малой дозой имели значимые переживания, тогда как у некоторых индивидов из категории с высокой дозой наблюдались бессобытийные психоделические сессии. Заинтересованный читатель найдет более детальное описание этого исследования в публикации команды Спринг Грув под названием «Экспериментальное использование психоделической (ЛСД) психотерапии» (77).

Вышеприведенные результаты, полученные командой Спринг Грув,  полностью противоречат результатам широкомасштабного исследования, проведенного Людвиго, Левайном и Старком (59) в Государственной больнице Мендолы в Мэдисоне, Висконсин. Авторы случайным образом разделили 176 пациентов алкоголиков, которые добровольно вызвались участвовать в этом проекте, на четыре группы: 1) «психоделическая терапия» с ЛСД; 2) гипноделическая терапия с ЛСД; 3)  назначение ЛСД без терапии; 4) вообще никакой особой терапии. Кроме того, половине участников в каждой группе после завершения эксперимента был назначен препарат Antabuse. Результаты исследования были ужасающе негативными; авторы не обнаружили значимого различия между группами, и общий процент ремиссий был крайне мал. После шести месяцев от 70 до 80% пациентов из всех категорий снова вернулись к выпивке, а через год этот показатель составлял уже от 80 до 90%. Ничего не изменило даже применение Antabuse.

Это исследование соответствует всем формальным критериям медицинского исследования настолько хорошо, что оно получило Премию Хоффхеймера от Американской Психиатрической Ассоциации. По этой причине отрицательные результаты этого проекта заслуживают особого внимания; они могут использоваться для демонстрации основных принципов, описанных в этой книге. Ниже я ссылаюсь на язвительную критику со стороны Чарльза Сэвэджа (Charles Savage), высказанную им в марте 1971 года на собрании персонала в психиатрическом исследовательском центре Мэрилэнда, заместителем директора которого он был в то время. Он указал на то, что в этом исследовании, которое на первый взгляд кажется методологически разумным и тщательно разработанным, присутствуют очень серьезные недостатки.  В прошлом заявления о быстром и радикальном терапевтическом успехе при работе с алкоголиками происходили только от исследователей, работающих в рамках психоделического подхода; ни один ЛСД терапевт никогда не сообщал о том, что одна психолитическая сессия оказывала глубокое влияние на алкоголиков. Людвиг и его коллеги были знакомы с основными характеристиками психоделической терапии, как видно из верного определения, приведенного в их книге. Однако на самом деле в ходе исследования они отказались от психоделической модели, делая вид, что проверяют ее, и пренебрегли многими элементами, которые считаются обязательными для достижения успеха при психоделической терапии. Терапевтами, привлеченными к этому проекту, были тринадцать работающих в местной больнице штата психиатров, которые не были заинтересованы в результатах работы и выполняли ее как второстепенную деятельность. Ни один из них никогда лично не находился ни в психоделическом, ни в гипнотическом состоянии, они никогда ранее не занимались ни ЛСД терапией, ни гипнотерапией, и имели о них лишь весьма поверхностные знания. Подготовка к ЛСД терапии была ограничена одной двухчасовой беседой, половину которой занимали тесты на внушаемость. Авторы заявили, что этой ограниченной подготовительной работы было вполне достаточно, так как ни один из пациентов не стал психотиком. Этот факт можно использовать как иллюстрацию безопасности ЛСД, однако он совершенно не доказывает, что количество подготовки соответствовало терапевтическим целям. Хотя дозы, которые они использовали, находились у нижней границы доз, используемых при психоделической терапии (3 мкг на кг), подход был явно психолитическим. В ходе сессии поддерживался постоянный вербальный контакт, который, как известно, повышает сопротивляемость пациента и мешает глубокой регрессии. Терапевт присутствовал на сессии пациентов только в течение трех часов сессии и оставлял их в одиночестве в завершающие часы  действия препарата. Мистические переживания, которые считаются исключительно важными в психоделической модели, случились только у 8.4% пациентов, по сравнению с 78% в Спринг Грув. Чарльз Сэвэдж заключил, что проект отражал серьезную предвзятость авторов. В то время, когда ЛСД был популярен, Левайн и Людвиг (58) сообщали о положительных результатах при использовании гипноделической техники при работе с наркоманами – пациентами намного более сложными, чем алкоголики. Когда ЛСД попал в немилость, и сообщать о позитивных результатах стало политически невыгодным, они получили негативные результаты. Случайно или нарочно они включили в свое исследование ряд антитерапевтических элементов, которые гарантировали терапевтическую неудачу. Так использование неопытных немотивированных терапевтов, плохая подготовка, антимистическая ориентация, нарушение основных правил  психоделической терапии и серьезный недостаток человеческой поддержки и заботы – все это может быть примером скрытой подтасовки фактов.  ЛСД – это своего рода помощник, и в вышеуказанном исследовании он, кажется, помог создать очередной образчик заурядности, хоть и блестящее описанный и обобщенный  при помощи  элегантных статистических техник.

На основании обнадеживающих результатов работы с алкоголиками команда Психиатрического Исследовательского Центра Мэрилэнда провела исследование эффективности ЛСД терапии у героиновых наркоманов. Все добровольцы, участвовавшие в этой программе, были мужчинами, отбывающими наказание в коррекционных учреждениях Мэрилэнда в основном за кражи, разбой и торговлю наркотиками. Те, кто заинтересовался участием в исследовании, были рекомендованы Комитету по Досрочному Освобождению и Испытательным Срокам как кандидаты для досрочного освобождения, и только те, кто получил досрочное освобождение, смогли принять участие в исследовании. Половина добровольцев имела одну психоделическую сессию с высокой дозой после примерно 23 часов интенсивной психологической подготовки, тогда как другая часть участников проходила стандартную программу наркологического лечения на амбулаторной основе, которая продолжалась примерно такое же время. Отбор кандидатов для экспериментальной и контрольной группы был произведен случайным образом. Членов обоих групп попросили поддерживать регулярный контакт с амбулаторной клиникой после лечения и систематически сдавать мочу на анализ. Результаты этой экспериментальной лечебной программы были опубликованы двумя членами команды Спринг Грув, Чарльзом Сэвэждем и  Лии Мак Кабом (93). В течение шести месяцев после завершения лечения одиннадцать из 34 пациентов из ЛСД группы полностью отказались от наркотиков по сравнению с ни одним в контрольной группе. Хотя этот результат не был поразительным в абсолютном смысле, он все же может считаться очень обнадеживающим в этой исключительно сложной группе пациентов. Краткосрочные последующие исследования наркоманов показывают, что обычно 94-97% пациентов возвращаются к наркотикам в течение нескольких недель после традиционного лечения.

Один аспект психоделической терапии алкоголиков и героиновых наркоманов заслуживает отдельного упоминания. В то время,  как успешное лечение психоневрозов и психосоматических расстройство требует целой серии терапевтических психоделических сессий, в первых двух категориях поразительные улучшения часто наблюдаются после всего одного ЛСД опыта. Мы уже говорили раньше, что это может быть связано с тем, насколько просто многим алкоголикам и наркоманам удается достигать трансцендентальных состояний сознания. В программе Спринг Грув количество сессий на каждого пациента было ограничено структурой исследования. Все героиновые наркоманы и большинство алкоголиков получали только одну ЛСД сессию; некоторые алкоголики получали две или, в качестве исключения, три сессии. Существуют основания полагать, что если бы условия исследования были  чуть более гибкими, мы смогли бы получить намного более впечатляющие клинические результаты. Когда я проводил работу в Праге, где ситуация была более свободной в отношении количества сессий, и мы могли назначать серии ЛСД сессий без всяких ограничений, в нескольких случаях мы наблюдали не только полный отказ от наркотических веществ, но и глубокую позитивную перестройку личности бывшего алкоголика или наркомана.

Следует упомянуть и другую категорию сложных пациентов с плохим клиническим прогнозом, с которой иногда приходится сталкиваться специалистам по ЛСД психотерапии. Существуют некоторые свидетельства того, что ЛСД лечением может оказаться полезным для некоторых индивидов с антисоциальными, асоциальными и преступными наклонностями. Некоторые аспекты психоделического процесса, кажется, позволяют получать хорошие результаты у этих субъектов. Наиболее серьезным препятствием эффективной психотерапии в случае социопатов в нормальных обстоятельствах является их неспособность устанавливать, развивать и поддерживать любые отношения. Это значительно мешает лечебному процессу, так как сильная эмоциональная связь с терапевтом считается важным элементом, необходимым для терапевтических изменений. Хорошо известно, что при психоанализе сама ситуация, при которой можно поделиться с другим человеком очень личным материалом, часто приводит к развитию отношений переноса у большинства субъектов. Этот фактор оказывается намного более сильным в психоделической терапии; одно понимающее и поддерживающее присутствие на чьей-то ЛСД сессии автоматически оканчивается образованием сильной эмоциональной связи. Она может быть позитивной, негативной или амбивалентной, но она возникает почти у всех пациентов без исключений. Хотя эта ситуация является лишь предпосылкой для успешной терапии, а не обязательным терапевтическим элементом per se, она становится основным условием для успешного лечения индивидов с  социопатическими чертами. Кроме того, ЛСД переживания создают эффективные каналы для разрядки и интеграции огромных запасов агрессии и разрушительный чувств, лежащих в основе антисоциального поведения. Переживательный доступ к областям трансцендентальных чувств и связь с системой метаценностей, кажется, являются даже более важными в  этом контексте. В результате этого криминальное поведение часто выходит из узких рамок бунта против человеческого общества и становится нарушением космического порядка.

Некоторые ЛСД терапевты иногда описывают хорошие результаты у отдельных пациентов с антисоциальными наклонностями в контексте более широких клинических исследований, включающих широкий спектр диагностических категорий. В некоторых случаях исследователи проводили специальные исследования, предметом которых были антисоциальные и криминальные индивиды. Арендсен-Хейн (Arendsen-Hein (4)) лечил 21 остро-криминального психопата при помощи регулярных ЛСД сессий с использованием 50-450 мкг. Через 10-20 недель терапии, у двенадцати пациентов были отмечены клинические улучшения, а у двух – серьезные перемены к лучшему.

В начале шестидесятых группа психологов из Гарварда под руководством Тимоти Лири начала исследовательскую программу психоделической терапии с рецидивистами, содержащимися в Государственной Тюреме Конкорд в Массачусетсе (55). Препаратом, использующимся в этом исследовании, был не ЛСД, а родственный ему псилоцибин, активное психоделическое вещество, получаемое из мексиканских священных грибов Psilocybe Mexicana. Уникальной особенностью этого проекта был тот факт, что  психологи принимали препарат вместе с  осужденными, но при этом в помещении всегда присутствовал контролирующий психиатр, находящийся в нормальном состоянии сознания. Результатом этой  работы, в рамках которой с заключенными, осужденными за антисоциальное поведение,  было проведено более двухсот психоделических сессий, стало значительное снижение количества новых преступлений, совершенных индивидами, имевшими псилоцибиновые переживания. Через несколько лет Уолтер Хьюстон Кларк провел неофициальное повторное исследование, которое имело достаточно впечатляющие результаты. Была сделана, по крайней мере, одна интересная попытка интегрировать ЛСД терапию в сложную  терапевтическую систему в условиях исправительного учреждения строго режима. Результаты этого эксперимента, проведенного в подразделении строго режима Психиатрического центра Пенетангуишин, Онтарио, были обнародованы Г.Дж. Майером, Д.Л. Татом и Б.Д. Пэрисом (G.J. Maier, D.L. Tate, B.D. Paris (61)).

Благоприятные клинические результаты иногда наблюдались у пациентов с различными сексуальными отклонениями, которые обычно плохо реагируют на традиционную психотерапию или терапию вообще. Среди них наилучших прогноз имеют индивиды с садистскими и мазохистскими наклонностями. Когда психоделический процесс  достигает перинатального уровня, открываются мощные каналы разрядки и интеграции огромного объема агрессивных и самодеструктивных импульсов. Переживания процесса смерти-возрождения предоставляют уникальную возможность для разрешения тесной перинатальной связи между сексуальностью и агрессией, которая лежит в основе садомазохизма. Среди сексуальных отклонений, которые реагируют не психоделическую терапию, находятся фетишизм, эксгибиционизм и копрофилия. Хотя иногда сообщалось о благоприятных результатах в случае мужского и женского гомосексуализма, сложно делать какие-то обобщения в этой области из-за неоднородности и сложности вовлеченных проблем. Прогноз для пациентов этой категории критически зависит от природы их проблем, их собственного отношения к их сексуальному поведению и к желанию лечиться. Позитивные результаты можно ожидать, только если индивид считает свое отклонение проблемой, имеет сильный внутренний конфликт, связанный с  ним и демонстрирует сильную заинтересованность в лечении.

Расстройства личности различного типа, иногда даже острые и сложные случаи, могут быть объектом ЛСД терапии, если в распоряжении врача есть специально обустроенное подразделение и обученный персонал. Обычно несколько пробных сессий позволяют терапевту сделать прогноз относительно перспектив лечения. В ходе ЛСД терапии расстройств личности, которые первоначально являются бессимптомными, можно часто наблюдать временное появление различных невротических и психосоматических симптомов в интервалы между сессиями.