Психолитическая и психоделическая терапия с использованием ЛСД: к интеграции подходов


...

ДОСТОИНСТВА И НЕДОСТАТКИ ПСИХОЛИТИЧЕСКОГО ПОДХОДА

Бесспорным достоинством психолитической терапии является ее эвристическая ценность. Медленно развивающийся процесс раскрытия различных уровней подсознательного сравнивается некоторыми пациентами с раскопками и осторожной археологической работой, которая постепенно исследует слой за слоем и изучает их взаимосвязь. Другие субъекты говорят, что этот процесс похож на «очистку луковицы» подсознательного ума. Богатство материала, получаемого на многократных сессиях при использовании средних доз ЛСД, дает непревзойденную возможность осознать не только природу ЛСД реакции, но также и динамику эмоциональных расстройств и то, как работает человеческое сознание вообще.

Этот аспект может быть важен не только терапевту, но также и многим ученым, людям искусства и философам. Кроме терапевтической пользы эти люди получают уникальные данные о  человеческой природе, искусстве, философии, истории и естественных научных дисциплинах. Для того, чтобы достичь сопоставимых результатов, при использовании психолитической терапии обычно требуется больше времени, чем при использовании психоделической; однако первая дает человеку возможность намного лучше изучить территории сознания и механизмы, при помощи которых достигаются изменения, таким образом, она может оказаться предпочтительной формой лечения для людей, у которых нет серьезных и острых проблем, но есть глубокий интерес к природе самого процесса. Так как психолитическая терапия не подразумевает ограничения по количеству сессий, она позволяет пациенту лучше проработать и разрешить важные проблемы его или ее жизни, чем подход «пан или пропал», характерный для психоделической терапии, ограниченной лишь двумя-тремя, и иногда и одной, сессиями с высокой дозой ЛСД.

На современной стадии развития психолитическая терапия более понятна и проще принимается в традиционных профессиональных и научных кругах в силу того, что она опирается на теорию и практику привычных психотерапевтических концепций. Несмотря на то, что многие наблюдения психоделических исследований ясно и недвусмысленно показывают, что существующие парадигмы ограничены, и что их необходимо пересмотреть и переформулировать, психолитическая ориентация позволяет игнорировать большинство из этих многообещающих открытий.

Очевидным недостатком психолитической терапии является тот факт, что она занимает очень много времени. Хотя, по словам одного из ее главных пропагандистов, Ханскарла Лейнера, психолитическая терапия может примерно в три раза ускорить психотерапевтический процесс по сравнению с психоанализом, она все-таки требует огромного количества времени терапевта. Это заявление основано исключительно на клиническом опыте;  никакого сравнительного изучения психоделической и психолитической терапий не проводилось. Любая попытка сравнить эффективность этих двух подходов на основе на существующей литературы, столкнется с серьезными затруднениями. Кроме общих проблем, связанных с оценкой психотерапевтических результатов, которые обсуждаются на протяжении последних 20 лет, исследователь обнаружит определенные сложности, характерные для самой ЛСД терапии.

Тогда как психоделическая терапия до сих пор в основном использовалась для лечения алкоголиков, наркоманов и поддержки смертельно-больных раковых пациентов, психолитическое лечение фокусировалось на другой категории эмоциональных расстройств, таких как психоневрозы, расстройства личности и психосоматические болезни. Указывалось на то, что результат психолитической терапии более устойчив и постоянен благодаря тому, что скрытый материал подвергается тщательной обработке, в отличие от динамического сдвига, или трансмодуляции, который характерен для психоделического лечения. Если бы результаты обоих методов можно было как-то  сравнить, то, с точки зрения временных затрат,  психоделическая терапия оказалась бы более выгодной. По моему мнению, использование более высоких доз и интернализация процесса, практикуемые психоделическими терапевтами, углубляют эффект ЛСД и оказываются более терапевтически продуктивными. Однако при необходимости я бы обратился и к серии сессий, которые постепенно разворачивают переживание, вместо философии «все или ничего», характерной для психоделического подхода. Как упомянуто выше, систематическое и хорошо контролируемое сравнительное исследование, несмотря на то, что оно очень желательно, до сих пор не было проведено.

Для тех, кто придерживается консервативной позиции, количество ЛСД сессий и общее количество препарата, используемого в психолитической терапии, может оказаться важным вопросом. Хотя не одно из опасений по поводу биологической опасности ЛСД не подтвердилось, препарат все еще считается экспериментальным веществом, чьи долговременные физиологические эффекты еще только предстоит выявить.

Другим аспектом психолитической терапии, который следует обсудить, является использование малых и средних доз ЛСД по сравнению с большими и очень большими дозами, использующимися при психоделическом лечении. Вопреки общепринятому мнению, сессии с высокими дозами обычно более безопасны. Нет сомнения в том, что сессии с большими дозами проявляют больше реальных и потенциальных проблем во время фармакологического действия препарата. Если ЛСД принимается без должного контроля со стороны профессионала, разрушение психологических защит, массовый выход глубокого подсознательного материала, потеря эффективного контроля и следующая за ним невозможность ориентации в реальности могут представлять серьезную потенциальную опасность. Однако опытная терапевтическая команда может легко справиться с этими проблемами. В конце концов, сами трудности, возникающие при приеме больших доз, оказываются терапевтически ценными. Уменьшение способности сопротивляться эффектам препарата и более полное погружение в опыт приводят к лучшему разрешению и интеграции переживаний. Малые и средние дозы активизируют и проявляют латентный подсознательный материал очень эффективно, но они при желании позволяют субъекту избегать прямого с ним столкновения и эффективной проработки. Сессии такого рода могут привести к возникновению чувства чрезмерной усталости, незавершенности, развитию разнообразных неприятных эмоциональных и психосоматических последствий и затянувшихся реакции или к неустойчивому эмоциональному состоянию, приводящему к последующим эффектам возвращения переживаний («флэшбэкам»). В следующей главе мы обсудим различные принципы и техники проведения психоделических сессий, которые приводят к хорошему разрешению и уменьшают вероятность затянувшихся реакций и «флэшбэков».

Психолитическая терапия включает в себя серии ЛСД сессий с использованием средних доз (60-80 мгк, иногда больше в зависимости от природы клинических проблем) и, таким образом, дает возможность временно активировать подсознательные гештальты. В ходе психолитической терапии клиническое состояние пациента серьезно меняется в обоих направлениях, и в некоторых случаях терапевту приходится сталкиваться с  серьезными временными ухудшениями симптомов или даже с декомпенсацией, когда пациента приближается к области глубоких и важных конфликтов. Такое усиление старых или возникновение новых симптомов иногда происходит после того, как первоначальная терапия привела к заметному улучшению, и терапевт решает продолжать сессии с намерением «закрепить результаты и предотвратить рецидивы». Хотя психоделическая терапия не исключает возможности ухудшения после неполной интеграции подсознательного материала, она определенно ее минимизирует.

Психология bookap

Потенциально негативным аспектом психолитической терапии является значительное обострение проблемы переноса, которая почти неизбежно возникает в ходе лечения. Это создает как уникальные терапевтические возможности, так и серьезные опасности и трудности. Проблема переноса и его анализа является важной теоретической и практической проблемой в ЛСД психотерапии и психотерапии вообще. Нет сомнений в том, что качество терапевтических отношений – это один из важнейших факторов, определяющих течение и результаты ЛСД сессий. Однако это вовсе не означает, что развитие переноса и его анализ абсолютно необходимы для терапевтического прогресса. Обычно это считается само собой разумеющимся в классическом психоанализе и психоаналитически ориентированной терапии, но это не исключает возможности, что  существуют и другие эффективные механизмы терапевтических изменений. Наблюдения, сделанные в ходе ЛСД терапии, указывают на то, что усиление проблемы переноса прямо пропорционально сопротивлению субъекта встрече с первоначальным травматическим материалом. Таким образом, в определенном смысле ЛСД терапевт, уделяющий большое внимание выявлению и анализу явлений переноса, вместо того, чтобы признать их и направить внимание пациента на то, что лежит в их основе, сотрудничает с защитными механизмами. Достаточно часто в ходе ЛСД терапии проблемы переноса разрешаются сами собой после того, как субъект находит в себе силы встретиться с глубинным подсознательным материалом психодинамической, перинатальной или трансперсональной природы и проработать его.

Определенным недостатком психолитической терапии является ее теоретическая зависимость от традиционной динамической психотерапии. По этой причине она не способна адекватно объяснить многие переживания, происходящие на ЛСД сессиях. Некоторые их них имеют необыкновенный терапевтический потенциал, например, процессы смерти-возрождения, воспоминания о прошлой жизни, различные архетипические феномены и особенно переживания космического единства. Последнее тесно связано, однако не идентично океаническим ощущениям, испытываемым плодом в матке или младенцем у груди. Кажется, они имеют фундаментальную значимость для успеха ЛСД терапии в силу того, что естественные переживания симбиотического единства с матерью необходимы для развития эмоционально здоровой и стабильной личности. Тенденция игнорировать перинатальные и трансперсональные переживания или интерпретировать их в понятиях более поверхностных уровней, ограничивает терапевтический потенциал ЛСД психотерапии и часто сбивает пациента с толку.