Нетерапевтическое использование ЛСД


...

 

Серия рисунков, иллюстрирующих связь между духовной патологией и биологической родовой травмой. Первые четыре рисунка связаны с наиболее священной христианской темой – с распятием,  зараженной тем, что пациентка назвала «непристойной биологией». В ходе своей сессии она поняла, что эта путаница отражала не только особый детский опыт, но в первую очередь травму рождения.

Священное рождение неразрывно связано с гениталиями, сексуальностью, агрессией, дефекацией и уринацией. 

На последней картинке конфликт разрешается. Фигура очистившегося Христа отделяется от «непристойной биологии» и поднимается над ней. Однако руки пациентки тянутся к Черному Солнцу, символу внутренней реальности, божеству, которые выходит за рамки всех форм и ограничений.

Сейчас, когда эмоциональное напряжение этого противостояния поутихло, кажется, стало возможным трезво и объективно взглянуть на эту проблему. Клинические данные наводят на мысль, что «нормальные» люди могут извлечь большую пользу с минимальным риском из ЛСД процесса, проходя психоделическую программу в сопровождении опытного ситтера. Единичная ЛСД сессия с большой дозой часто может стать необыкновенно ценной для тех, у кого нет серьезных клинических проблем. Качество их жизни может значительно улучшиться, и переживание может помочь им найти себя. Этот процесс кажется похожим на тот, который описал Абрахам Маслоу в отношении людей, у которых был спонтанный «пиковый опыт».

Официальная антинаркотическая пропаганда основывается на очень поверхностном понимании мотивации использования психоделиков. Это верно, что очень часто препарат используется для удовольствия или из юношеского бунта против родительского авторитета или властей. Однако даже те, кто принимает ЛСД в наихудших условиях, часто могут мимолетно почувствовать истинную силу препарата, что может стать мощной мотивирующий силой для будущих опытов. Тот факт, что многие люди принимают ЛСД в попытке найти решение своим эмоциональным дилеммам или исходя из глубокого желания ответить на философские и духовные вопросы, не следует недооценивать. Жажда встречи с трансцендентальной реальностью может быть более сильной, чем даже сексуальные потребности. На продолжение всей человеческой истории бесчисленное количество людей соглашались на огромные риски различных типов и на то, чтобы потратить целые годы или даже десятилетия своей жизни на духовные поиски. Любые рациональные меры, регулирующие применение психоделических веществ, должны учитывать эти факты.

Очень немногие серьезные исследователи до сих пор верят, что эксперименты с чистым ЛСД каким-то образом негативно воздействуют на гены. В надлежащих условиях, психологические опасности, которые представляют собой единственный серьезный риск, могут быть сведены к минимуму. На мой взгляд, нет никаких научных фактов, которые препятствовали бы созданию сети учреждений, в которых люди, серьезно заинтересованные в психоделическом самоисследовании, могли бы принимать чистый препарат в наилучших условиях. Те, кто потенциально могли бы стать клиентами такой организации в силу своей глубокой мотивации, являются серьезными кандидатами для нелегального домашнего употребления сходных веществ, связанного с высоким риском. Существование финансируемых правительством центров такого рода уменьшало бы мотивацию людей, для которых такие действия оказываются чрезвычайно привлекательными именно в силу своей противозаконности. Еще одним достоинством такого подхода была бы возможность собирать и систематически обрабатывать ценную информацию о психоделиках, которые при стихийном и хаотичном самоэкспериментировании просто теряются. Это также положительно скажется на абсурдной ситуации, когда в области, в которой миллионы людей экспериментируют в одиночку, почти не проводится никаких профессиональных исследований.