Осложнения в ходе ЛСД психотерапии: частота, предотвращение и терапевтические мероприятия


...

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ОСЛОЖНЕНИЙ И РАБОТА С НИМИ В ХОДЕ ЛСД ПСИХОТЕРАПИИ

Активизация подсознательного материала, связанного с различными видами и степенями эмоционального и психосоматического дискомфорта, является частью любой раскрывающей терапии. Такие случаи наблюдались даже в ходе консервативного и традиционного психоаналитического лечения, и они очень типичны для различных переживательных направлений – нео-райхианской, примарной, гештальт и групповой терапии, при которых не используется никаких препаратов. Значительное усиление эмоциональных и психосоматических симптомов и межличностных сложностей указывает на то, что пациент приблизился к важным проблемным областям в подсознании. При ЛСД терапии, которая серьезно углубляет и усиливает все психологические процессы, этот механизм более заметен, чем при более консервативных формах лечения, но, однако, нельзя сказать, что он характерен только для нее.

Понимание базовой динамики осложнений, которые возникают в ходе ЛСД психотерапии, абсолютно необходимо  для их предупреждения и лечения. Важная часть этой работы должна быть проведена еще в подготовительный период перед первой ЛСД сессией. Терапевт должен внятно объяснить пациенту, что усиление симптомов, ощущение эмоциональной сумятицы и даже развитие психосоматических явлений в ходе ЛСД терапии не означают, что терапия не имеет успеха, но являются логичными и значимыми частями процесса. На самом деле, такие явления часто происходят прямо перед серьезным терапевтическим прорывом. Другим важным моментом, который субъект должен уяснить перед первой сессией, является тот факт, что вероятность того, что эти осложнения проявятся, можно значительно снизить, если постоянно удерживать переживание внутри. Полноценное переживание любого опыта, который всплывает во время действия препарата, и нахождения соответствующих каналов для разрядки глубоких подавленных энергий, являются чрезвычайно важными для безопасной и эффективной психоделической терапии. Также необходимо, чтобы пациент понимал функцию и важность активной работы с неразрешенным материалом в заключительный период сессии. Объяснение рациональных основополагающих принципов и правил сотрудничества повышает вероятность хорошей интеграции сессии и уменьшает возможность того, что пациенту придется столкнуться с затянувшимися реакциями или «флэшбэками».

Базовые принципы проведения ЛСД сессий уже были описаны выше, и сейчас мы лишь коротко их обобщим. Пациент, который снимает повязку с глаз для того, чтобы избежать встречи со сложным эмоциональным материалом, всплывающим на поверхность, скорее всего не добьется гладкого и мягкого возвращения в обычное состояние сознания и, следовательно, имеет большие шансы столкнуться с трудностями в пост-сессионный интервал. Подобным образом, нежелание прилежно работать над незавершенным материалом в заключительный период сессии может означать продление процесса интеграции, что потребует значительных временных и энергетических затрат как со стороны пациента, так и со стороны терапевта.

Даже если вышеуказанные критерии выполнены, все равно нельзя абсолютно исключить запоздалое появление различных эмоциональных и психосоматических последствий. Психоделические переживания представляют собой серьезное вмешательство в динамику бессознательного, и для их интеграции нужно время. Даже после хорошо разрешившейся сессии могут происходить позднейшие выплывания дополнительного бессознательного материала, возможно, потому что  психоделические переживания удалили какой-то серьезный блок и открыли доступ к новому содержанию, которое раньше успешно подавлялось.

Это мне напоминает очень красивую и подходящую метафору, которую один из моих чешских пациентов использовал для того, чтобы описать этот процесс. Лесорубы, сплавляющие деревья по реке, иногда сталкиваются с ситуацией, когда стволы образуют затор, который мешает течению. В этой ситуации они не пытаются убрать каждое бревно, а ищут то, что называется «замком» - тот ствол, который занимает стратегическую позицию. Опытный лесоруб изучит затор, найдет «замок» и вытащит его крюком. После этого бревна начинают двигаться совершенно свободно. Это незатрудненное движение может потом продолжаться дни или недели, но оно возможно лишь потому, что  значимый блок был удален. Также и ЛСД сессии могут удалять динамические блоки в бессознательном; это открывает путь процессу эмоционального освобождения, который может продолжаться еще достаточно долгое время.

Для пациентов, которых должным образом проинструктировали,  и чьи сессии проходили в сопровождении специалиста, эти ситуации не представляют серьезных трудностей. Они знают, что им делать, находясь в необычных состояниях сознания, и воспринимают любые переживания,как возможность самоисследования, а не как угрозу своему душевному здоровью. В силу того, что эмоциональный материал обычно имеет тенденцию выходить на поверхность в течение гипнагогического и гипнопомпического периодов, не трудно воспользоваться ими как своего рода «микро-сессиями». Короткий период гипервентиляции может помочь активизировать корневые проблемы и способствовать их разрешению посредством более полного переживания и энергетической разрядки. Этот подход намного лучше, чем обычные попытки подавить и контролировать всплывающий материал, которые не позволяют проблеме разрешиться и требуют больших энергетических затрат со стороны пациента. Часто сложные эмоции и физические симптомы исчезают после получаса интроспективной работы.

Эта ситуация становится более сложной, если материал находится так близко к поверхности, а его эмоциональный заряд настолько велик, что он имеет тенденцию всплывать спонтанно в контексте повседневной жизни. В этом случае пациенту следует сказать, чтобы он позаботился о том, чтобы у него была возможность погрузиться в себя и пережить все, что выходит на поверхность. Если это невозможно, следует назначить систематические терапевтические встречи, на которых систематическая раскрывающая работа будет проведена с неразрешенными элементами под надзором ситтеров. Техники, использующиеся в этой работе, очень похожи на те, которые мы описали для заключительного периода ЛСД сессии. После короткого периода гипервентиляции, которая обычно неспецифически активирует корневую эмоциональную структуру, ситтеры помогают пациенту полнее погрузиться в переживание, усиливая физические ощущения и состояния, которые он или она уже испытывают. В зависимости от природы проблемы они могут использовать сочетание биоэнергетических практик и других нео-райхианских подходов, гештальт, психодраму, эмоциональное воображение и глубокий массаж для того, чтобы усилить и проработать незавершенные матрицы. В этой работе стереофоническая музыка, особенно произведения, которые проигрывались во время сессии, могут оказаться особенно полезными.

Если ЛСД терапия проводится с несколькими пациентами параллельно привлечение со-пациентов к этой раскрывающей работе может оказаться полезным. Например, группа может очень убедительно воспроизвести опыт прохождения по родовому каналу, атмосферу борьбы за жизнь или заботливую и изобильную матку. Иногда стимулирующие или идущие в разрез переживанию звуки, которые издают члены группы во время этой работы, могут быть очень эффективными. Индивиды в этой команде также могут предложить свои кандидатуры или быть специально выбранными пациентом или терапевтом для особых психодраматических ролей - замен отца или матери, сестер или братьев, супруга или супруги, детей или начальника. Этот подход не очень эффективен при работе с незавершенными гештальтами, но он может иметь очень сильный катализирующий эффект на самих помощников. Достаточно часто при этих обстоятельствах интенсивные переживания протагониста могут запустить ценные эмоциональные реакции у некоторых его со-пациентов. Наблюдения за такими терапевтическими событиями могут стать важным источником материала для последующей групповой работы. Опыт работы помощником также играет важную роль в формировании самооценки членов группы.  Коллективные усилия такого вида создают ощущение тесной связи и родства, которые полезны для групповой работы и терапии вообще.

В тех редких случаях, когда неприятные последствия очень сильны, и есть большая вероятность того, что пациент может причинить вред себе или окружающим, необходимо поместить его под круглосуточный терапевтический надзор до тех пор, пока эта ситуация сохраняется. Сестры и со-пациенты в таких случаях должны быть обучены принимать на себя коллективную ответственность, осуществляя постоянное наблюдение и оказывая необходимую помощь. Если немедикаментозная работа не приводит к желательным результатам, следует сократить свободный интервал и провести следующую ЛСД сессию как можно скорее для того, чтобы закончить незавершенный гештальт. Интервал менее чем в 5-7 дней обычно ослабляет действие и терапевтическую эффективность следующей сессии в силу развития биологической толерантности к препарату.

В случаях особенно сильного сопротивления терапевт может прибегнуть к использованию других фармакологических веществ. Следует избегать как сильных, так и слабых транквилизаторов, так как их эффект противоречит основной стратегии раскрывающего подхода в целом и психоделической терапии в частности. Подавляя процесс, делая переживание нечетким и неясным и искажая природу корневой проблемы, они мешают ее разрешению. В тех случаях, когда подсознательный материал находится близко к поверхности, но блокирован сильным психологическим сопротивлением, вдыхание смеси Медуна (30% углекислого газа и 70% кислорода)  может оказаться полезным. Несколько вдохов этой смеси может привести к короткой, но мощной активизации корневой подсознательной матрицы и способствовать ее проявлению. Сессия с использованием Риталина (40-100 миллиграмм) может помочь в интеграции материала с предыдущей ЛСД сессии. Можно использовать также психоделические препараты, имеющие определенное сходство с позитивными динамическими системами, такие как тетрагидроканнабинол (THC) или метилендиоксиамфетаинин (MDA).  Очень многообещающим с этой точки зрения, но пока мало исследованным препаратом является кетамин (Кеталар, Ketalar). Он одобрен для медицинского использования для общей анестезии при хирургических операциях3. Эта анестезия относится к диссоциативному типу, который сильно отличается от традиционных средств. Под влиянием кетамина сознание не отключается, а глубоко изменяется  и серьезно перефокусируется. Возникает внетелесное состояние, в котором пациент теряет контакт с объективной реальностью и интерес к ней, и отправляется в различные космические приключения настолько дальние, что ему можно делать хирургические операции. Оптимальная для психоделических целей доза сравнительно мала – 50-150 миллиграмм, что составляет от одной двенадцатой до одной шестой части дозы, используемой для стандартной анестезии. Психоактивный эффект даже при малой дозе оказывается таким мощным, что пациента выбрасывает за тупиковый рубеж, достигнутый в прошлой ЛСД сессии, что позволяет ему или ей достичь лучшей интеграции. Следует изучить эффективность этого подхода в отношении людей, который оказались в долговременном психотическом состоянии в результате «домашней» ЛСД сессии, проведенной в без сопровождения.