Осложнения в ходе ЛСД психотерапии: частота, предотвращение и терапевтические мероприятия

 Обсуждая риски и опасности ЛСД психотерапии, мы должны различать те сложности, которые связаны с самим препаратом и психоделическим процессом, и те, которые критически зависят от экстрафармакологических факторов. Первые могут при каждом приеме препарата вне зависимости от особых обстоятельств, последние в большой степени условны, и на их появление, степень и существенность влияют установки и обстановка, а также техника проведения сессии. Опасности ЛСД психотерапии могут быть значительно снижены, если мы исключим из списка кандидатов людей из групп риска, и если мы проведем сессию, осознавая и уважая специфическую динамику ЛСД реакции.

ФИЗИЧЕСКИЕ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ

Все клинические и лабораторные свидетельства, накопленные за последние три десятилетия, показывают, что с биологической точки зрения фармакологически чистый ЛСД является на удивление безопасным веществом. Однако, это утверждение не распространяется на так называемую «уличную кислоту». Качество образцов, продаваемых на черном рынке, значительно различается, и некоторые примеси оказываются физиологически более опасными, чем ЛСД. В разных образцах подпольного производства, которые продавались под видом ЛСД, химический анализ выявлял амфетамины, стрихнин, STP, фенциклидин (PCP) и другие вещества.

В клинической работе с чистым ЛСД физиологическая опасность для организма субъекта связана не с  действием самого препарата, а с интенсивными эмоциями, которые он запускает. Крайне редки случаи, когда в сессии с высокой дозой ЛСД клиент не сталкивается с сильнейшим эмоциональным и физическим стрессом, степень которого далеко превосходит все, что можно испытать в обычной жизни. Следовательно, необходимо заранее исключить всех кандидатов, для кого сильные эмоции могут быть опасны или даже фатальны. Мы уже упоминали ранее, что это в первую очередь относится к людям с серьезными кардиоваскулярными проблемами, например, с серьезным атеросклерозом, тромбозом с опасностью эмболии, острой гипертонией, васкулярной аневризмой, инфарктами миокарда, миокардитами, декомпенсированной сердечной недостаточностью и мозговыми кровоизлияниями. При малейших сомнениях кандидат должен пройти медицинское обследование, включающее электрокардиограмму. В случае легких кардиоваскулярных проблем  следует употреблять умеренные дозы препарата и проводить сессии с особой осторожностью. Нам следует иметь в виду, что мы говорим не о непоследственных вредных эффектах ЛСД на сердце или сосуды, а о рисках, связанных с сильными эмоциями. Хотя более высокие дозы, как правило, вызывают более сильные эмоциональные реакции, это связь не линейна. Индивиды, которые очень эмоциональны, или у которых огромное количество подсознательного материала находится близко к поверхности сознания, сравнительно малые дозы ЛСД могут вызывать очень сильные реакции.

Беременность является абсолютным противопоказанием. Хотя существование прямого наследственно-генетического воздействия обычных доз ЛСД спорно, существует опасность нарушения биохимического баланса между плодом и материнским организмом. Еще более серьезный риск представляют собой сильные уретральные сокращения, которые характерны для многих сессий с высокой дозой, особенно тех, в которых всплывает перинатальный материал. В результаты мощной сессии у женщины может начаться менструация в середине цикла. Вопрос негативного влияния препарата на гены и наследственность в прошлом очень жарко обсуждался; в настоящее время только небольшая группа ученых верит, что такая опасность действительно существует. В силу того, что эта проблема имеет большое практическое значение, ей посвящено специальное приложение в этой книге.

Все остальные биологические опасности относительны. Многие клинические наблюдения показывают, что особое внимание следует уделять людям с предрасположенностью к эпилептическим припадкам, особенно тем, в истории болезни которых есть серьезные судороги. У этих индивидов ЛСД может случайно вызвать не только отдельный приступ, но и целую цепь приступов, быстро сменяющих друг друга. Может оказаться, что это так называемое status epileplicus будет очень трудно контролировать. Однако многие пациенты с некоторыми формами эпилепсии и другими типами судорожной моторной активности хорошо реагировали на ЛСД терапию, так что этот вопрос в каждом отдельном случае следует решать индивидуально. Также с осторожностью следует рекомендовать прием ЛСД людям, страдающим от временной лобной эпилепсии.

Иногда чрезмерная мышечная активность, которая часто наблюдается в ходе сессий с высокой дозой ЛСД, может стать источником особой опасности у некоторых пациентов. Сильнейшее напряжение, треморы, судороги, подергивания и сложные скручивающие движения могут привести к осложнениям у людей с патологически хрупкими костями, недостаточно сросшимися переломами или склонностью к хроническим вывихам.

Существует несколько указаний на то, что люди с серьезным повреждением печени имеют тенденцию к более длительным ЛСД реакциям, так как именно печень играет основную роль в выведении ЛСД из организма. Так некоторые исследователи часто исключали людей с печеночной недостаточностью, развившейся в результате церроза, гепатита или других заболеваний. Наш опыт работы с хроническими алкоголиками и раковыми пациентами, многие из которых имели серьезные проблемы с печенью, показывают, что это факт можно не учитывать, если только дисфункция не достигла критической степени.

Если следовать правилам, описанным выше, ЛСД можно считать препаратом в большей степени биологически безопасным. В клинических условиях мы использовали дозы от 25 до 2000 мкг без каких бы то ни было заметных отрицательных физиологических эффектов. В нашем собственном исследовании мы назначали ЛСД людям в возрасте до 83 лет и многим раковым больным с последней стадией заболевания и ни разу не столкнулись с проблемами. Наш опыт показывает, что  лабораторные исследования, постоянно используемые в медицинской практике для выявления заболеваний и дисфункций, такие как электроэнцефалография, электрокардиография, анализ крови, анализ мочи и исследования печени, не выявляют никаких патологических изменений даже после проведения 80-100 сеансов.

Ситуация намного сложнее с точки зрения эмоциональных рисков. Здесь степень безопасности в большой степени зависит от предсессионного эмоционального состояния субъекта и от внешних условий. Я никогда не видел отрицательных последствий ЛСД сессии у людей, которые не имели сложных эмоциональных проблем перед сессией. Эмоционально стабильные люди после сессии редко жалуются на что-то более серьезное, чем усталость и головная боль. Эти негативные последствия могут быть намного более серьезными после психоделического опыта, который проходил в сложной и непредсказуемой социальной ситуации, например, когда препарат принимается неподготовленным или даже ничего не подразумевающим индивидом, или когда течение сессии осложняется травматическими обстоятельствами и патологическими взаимодействиями.

Риск негативных последствий значительно увеличивается, если препарат назначается людям с серьезными эмоциональными проблемами, демонстрирующим серьезные межличностные расстройства или имеющим в прошлом психиатрическую госпитализацию. Работа с психиатрическими пациентами, даже будучи проведенной опытным ЛСД терапевтом в самых лучших условиях, связана с серьезным риском. Тщательная подготовка пациентов, интернализация переживаний и активная психотерапевтическая работа уменьшают опасность, но не избавляют от нее совсем.  Всегда есть риск того, что,  несмотря на все предупреждения и паллиативные меры, некоторая часть важного подсознательного материала окажется неразрешенной. Это может означать усиление старых и появление новых симптомов, затянувшуюся реакцию или пост-сессионое возвращение необычных состояний сознания (флэшбэки). Когда мы работаем с людьми, страдающими от пограничных шизофренических симптомов или имевших в прошлом психотические эпизоды, запуск серьезных эмоциональных реакций временной природы представляет собой рассчитанный риск.

В отличие от случаев соматических противопоказаний, когда предостережения  являются абсолютными, исключение ЛСД кандидатов на основе их эмоционального состояния является относительным и зависит от многих внешних факторов. При оптимальной организации сессии, что подразумевает наличие специально обустроенного помещения для лечения и опытной терапевтической команды, ЛСД психотерапию можно проводить с любыми психиатрическими пациентам, чье состояние, конечно же, не имеет органической природы. Однако это требует открытой ситуации, когда количество сессий не ограничено. При работе с пациентами с серьезными эмоциональными нарушениями мы должны быть готовы к тому, чтобы столкнуться с кратковременными психотическими состояниями, агрессивным поведением или суицидальными желаниями во время или после сессии. Для таких случаев требуются опытный терапевт, обученные медсестры и поддерживающая атмосфера терапевтической группы. Если эти условия не выполняются, следует провести тщательное отсеивание кандидатов с пограничными психотическими проблемами и психотической предрасположенностью.  Примером же того, что эмоциональные противопоказания могут быть относительными,  является наша работа в Психиатрическом Исследовательском Центре Мерилэнда. Там количество  ЛСД сессий для всех категорий субъектов, кроме раковых больных, было ограничено тремя, что было обусловлено структурой исследования. В Центре были лаборатории и помещения для лечения, но не было комнат с кроватями. В случае затянувшейся реакции или других осложнений, ЛСД пациентов госпитализировали в больницу Спринг Гров, что по местным правилам означало, что их запирали в палате и назначали фенотиацинк (phenothiazincs). Несмотря на эти неоптимальные условия, мы не слишком заботились об отсеве кандидатов и работали с пациентами, страдавшими от очень серьезных эмоциональных расстройств, например, с хроническими алкоголиками и героиновыми наркоманами, которые были тюремными заключенными. И все-таки, у у наших ЛСД субъектов было только два случая затянувшейся реакции, оба у пациентов, которые в прошлом имели психотические эпизоды. Они продолжались несколько дней, и мы смогли с ними справиться традиционными методами.