Эффективные терапевтические механизмы ЛСД терапии


...

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРОЦЕССА СМЕРТИ-ВОЗРОЖДЕНИЯ

Терапевтические изменения, вызванные переживаниями на психодинамическом уровне, кажется, имеют сравнительно небольшую значимость по сравнению с результатами перинатального опыта. Клиническая практика ЛСД терапии постоянно подтверждает тот факт, что процесс смерти-возрождения имеет мощный терапевтический потенциал.  Открытие этого действенного терапевтического механизма, до сих пор не признанного западной наукой, представляет собой одну их наиболее удивительных находок моих ЛСД исследований.

Переживательные последовательности умирания и рождения могут привести к резкому облегчению различных эмоциональных и психодинамических проблем. Негативные перинатальные матрицы являются важным хранилищем эмоций и физических ощущений необыкновенной силы; они работают как потенциальный переживательный источник множества психопатологических синдромов. Такие серьезные симптомы, как тревога, агрессия, депрессия, страх смерти, чувство вины, чувство собственной неполноценности, беспомощность и общее эмоциональное напряжение, кажется, имеют глубокие корни в перинатальном уровне. Многие аспекты этих явлений и их взаимодействий  обретают смысл, если рассматривать их в контексте родовой травмы. Подобный образом, я часто мог возвести озабоченность клиента по поводу различных физиологических функций или биологического материала, а также странные жалобы на ипохондрию и различные психосоматические симптомы к определенным аспектам процесса смерти-возрождения. Это особенно верно в отношении обычных или мигреневых головных болей, невротических чувств, недостатка кислорода и удушья, сердечных проблемах, тошноте и рвоте, различных дискинезиях или мышечных напряжениях, болях и треморах в различных частях тела.

Достаточно часто в ходе психолитической терапии наблюдается ситуация, при которой пациент, который уже проработал все основные проблемы на психодинамическом уровне, но при этом продолжает сталкиваться со сложными ЛСД переживаниями и страдать от нескольких клинических проблем в своей повседневной жизни. Стало очевидным, что определенные психопатологические симптомы происходят из перинатального уровня, и что они не исчезнут, пока лежащий в их основе материл не будет тщательно проработан. Так, для того, чтобы достичь устойчивого улучшения, а не просто временного облегчения клаустрофобии и подавленной депрессии было необходимо столкнуться «безвыходной» матрицей. Подобным образом, глубокие корни возбужденной депрессии происходят из борьбы смерти-возрождения в третьей перинатальной матрице.

Часто у пациентов полностью исчезают суицидальные наклонности после того, как они прорабатывают и интегрируют перинатальный материал. Несколько индивидов, которые завершили процесс смерти-возрождения, независимо друг от друга говорили о том, что их прошлое желание покончить с собой, на самом деле, было связано с жаждой смерти эго и трансценденции. В то время, когда они не могли этого понять, они психологически стремились к похожей на смерть эго ситуации в объективном мире, а именно, к физическому уничтожению.  Опыт психологической смерти обычно приводит к значительному ослаблению или полному исчезновению суицидальных наклонностей и мыслей. Кроме того, после завершения процесса смерти эго индивиды начинают рассматривать человеческое существование в более широких духовных рамках. Сознание начинает рассматриваться как нечто большее, чем материя, а активные действия на материальном плане начинают казаться абсурдными и неэффективными для индивидуального развития. Не важно, насколько объективно трудны жизненная ситуация и обстоятельства,  самоубийство теперь уже не кажется хорошим решением.

В нашей работе с алкоголиками и героиновыми наркоманами мы сделали интересное наблюдение, сходное с тем, которое касается самоубийц. С определенной точки зрения, алкоголизм и наркоманию  можно рассматривать как суицидальное поведение, растянутое на длительное время; динамика, лежащая в основе как суицидальных склонностей, так и наркомании, оказывается, по сути, одной и той же. ЛСД пациенты, которые пережили глубокие ощущения космического единства, часто обнаруживают, что им перестали нравиться состояния сознания, вызванные алкогольными или наркотическим отравлением. Прозрения этих пациентов по поводу природы их зависимости напоминает прозрения людей с суицидальными наклонностями. После того, как они обнаружили и пережили чувство космического единства на своих сессиях, они понимают, что на самом деле они всегда стремились к трансценденции, а не к наркотическому туману.  Они обнаруживают определенное поверхностное сходство между опьянением и героиновым кайфом и чувством единения, пробуждающимся под действием ЛСД, и начинают видеть, что их желание употреблять наркотические вещества было основано на том, что они просто перепутали эти два состояния. Элементы, которые являются общими для трансцендентального состояния и опьянения – это исчезновение или ослабление некоторых болезненных эмоций и ощущений, эмоциональное равнодушие к прошлому и будущему, размывание границ тела и текучее, равнодушное состояние сознания. Однако многие важные характеристики состояния единства не возникают во время интоксикации алкоголем и наркотиками. Вместо того чтобы вызывать истинное состояние космического единства, они создают его карикатуру; однако их сходство может обмануть человека, соблазняя его или ее на систематическое злоупотребление. После нескольких приемов подобных веществ у человека возникает биологическая зависимость и необратимые физические, эмоциональные и социальные проблемы.  

После того, как человек переживает смерть эго и космическое единство, злоупотребление алкоголем и наркотиками, а также суицидальные стремления начинают восприниматься как трагическая ошибка, спровоцированная неспособностью узнать и понять свои духовные потребности. Возникновение такого чувства, маловероятное в свете поведенческих паттернов и стиля жизни наркоманов и алкоголиков, можно доказать статистическими данными психоделической терапии. В исследовании в Спринг Грув алкоголики и героиновые наркоманы чаще всех других групп пациентов сталкивались с мистическими переживаниями, включая невротиков, профессионалов в сфере душевного здоровья и индивидов, умирающих от рака.

На перинатальном уровне находятся и корни таких психических отклонений как злая агрессия, импульсивное поведение и садомазохистские наклонности. Активация деструктивного и самодеструктивного потенциала в человеке – это один из наиболее важных аспектов борьбы смерти-возрождения. Сцены безудержной агрессии и массового разрушения, равно как и садомазохические оргии являются стандартными компонентами раскрытия перинатального материала.1  В этой ситуации активируются и разряжаются огромные запасы деструктивной энергии; в результате агрессивные чувства и стремления резко ослабляются. Опыт возрождения часто связан со сценами любви, товарищества и уважение к жизни.

Перинатальные элементы также играют важную роль в динамике различных тревожных состояний и фобий, симптомах конверсивной истерии и некоторых аспектов обсессивно-компульсивного синдрома. Многие сексуальные нарушения и отклонения, кажется, тесно связаны с перинатальным уровнем и могут быть логично объяснены, исходя из определенных аспектов и сторон родовой травмы. Это верно относительно импотенции, фригидности, менструальных болей, болезненных вагинальных спазмов во время полового акта (диспареуния), нездоровый интерес или повышенная озабоченность биологическим материалом в сексуальном контексте, например, поедание фекалий или питье мочи (копрофилия и уролагния), клинический садомазохизм и некоторые случаи фетишизма и гомосексуализма.

Многие важные аспекты шизофренического процесса, кажется, представляют собой перинатальные элементы в более или менее чистой форме. В этом случае глубокий подсознательный материал не смешивается и не модифицируется позднейшими биографическими наслоениями, как это происходит при большинстве заболеваний, упомянутых выше. Так эпизоды адских мук, невероятные физические и душевные страдания, которые кажутся бесконечными, острое чувство абсурдности существования, видения жуткого мира картонных персонажей и автоматов, описываемые многими психотическими пациентами, указывают на элементы БПМ II. Сцены, связанные со смертью, расчленением, уничтожением мира, космической катастрофой, расстройством агрессивных и сексуальных импульсов, озабоченность биологическим материалом и переживательный фокус на триаде рождение-секс-смерть характерны для БПМ III. Мессианский бред, идентификация с Христом и переживания Воскресения или воссоздания мира связаны с переходом от третьей к четвертой матрице. Завершение процесса смерти-возрождения часто приводит к исчезновению большей части вышеприведенных симптомов.

Уникальная серия рисунков, сделанных после трансперсональных сессий, представляющих собой инсайты о природе реальности и отношений между эго , Высшим Я и Вселенной.

«Через страдания к черному солнцу». Проявление самого сердца человеческого существа, божественного Я. Оно символизируется черным солнцам, которое, в отличие от черного светила в алхимии, связывается с трансцендентальным блаженством. Красные полосы представляют собой страдание, которое нужно пройти для того, чтобы понять свою настоящую природу. 

Внизу: черное солнце здесь изображается как бесконечный источник творческой энергии космоса. В сочетании с предыдущей картиной она наводит на мысль о «внешнем внутри», единстве индивидуального Я и вселенского Я. Инсайт похож на индуистский концепт отношений, связывающих Шиву и Атман-Брахмана. Он кажется особенно поразительным, если принять во внимание тот факт, что индивид не был знаком с индусской философией.

Процесс творения и его связь с индивидуальным и Вселенским Я. Поток творческой космической «энергии-сознания» изливается из источника, Черного Солнца, и порождает бесконечное разнообразие форм. В этом случае созданные элементы связаны с растительным царством: цветущие деревья и поля и морские водоросли.

Внизу: процесс космического творения через вулканическую активность. Пациентка, которая в  ходе перинатального процесса пережила разрушительную силу вулканов, теперь восхищается творческим потенциальном текущей магмы, способной создавать горы и острова. Она связывает их с зачаточным, промежуточным состоянием сознания и материи, из которого возникает все сущее и куда оно, в конце концов, возвращается.

Таким образом, перинатальная область бессознательного  представляет собой универсальную, недифференцированную матрицу для нескольких различных психопатологических и психосоматических симптомов и синдромов. Развивается ли в последствие патология или нет, и, если развивается, какую специфическую форму она принимает, зависит от качества и природы постнатальной жизни индивида. Это объясняет, почему переживание смерти и возрождения может быть связано с резким улучшением разнообразных клинических состояний и проблем. Терапевтический механизм, доступный на этом уровне, оказывается намного более мощным, чем все, чем располагает на данный момент традиционная психиатрия и психотерапия Эти глубокие изменения, кажется, связаны с двумя важными терапевтическими факторами. Первый – это высвобождение и разрядка огромного количества подавленных эмоций и физических ощущений, связанных с БПМ II и БПМ III, которые подпитывают клинические симптомы. Второй – это целительный потенциал экстатического чувства единства, переживаемое в контексте БПМ IV и I. Эти переживания так сильно влияют на разнообразные клинические симптомы, на структуру личности, иерархию ценностей и на мировоззрение, что они заслуживают отдельного упоминания.

Я думаю, что эмпирическое содержание перинатальных матриц не может быть сведено к воспоминанию о биологическом рождении. Однако одним из подходов к этому новому терапевтическому принципу является фокусирование на биологических аспектах перинатального процесса. Вне зависимости от того, можно ли установить причинно-следственную связь, переживания океанического экстаза и космического единства кажутся тесно связанными с недифференцированным состоянием сознания, которое ребенок испытывает в симбиотическом взаимодействии с материнским организмом во время безмятежного внутриутробного существования и грудного вскармливания. Связь ощущений космического единства с хорошей маткой и хорошей грудью помогает понять их мощный целительный потенциал. Из психологии развития хорошо известен тот факт, что блаженное состояние ребенка, пока не имеющего эго, во время ранних периодов его жизни, очень важно для его или ее будущего эмоционального развития, стабильности и душевного здоровья.

Ощущение космического единства, вызванное у взрослого при помощи ЛСД или других немедикаментозных техник, кажется, в этом смысле эквивалентно опыту хорошей матки и хорошей груди. Оно удовлетворяет фундаментальные психологические и биологические нужды индивида, и способствуют эмоциональному и психосоматическому исцелению. Следовательно, переживание душевного экстаза можно рассматривать как ретроактивное вмешательство в индивидуальную историю и анахронистическое удовлетворение основных младенческих желаний. Однако, несмотря на то, что этот механизм кажется очень важным, он отражает лишь сравнительно поверхностный аспект переживания космического единства. Преувеличение биологической стороны этого явления приведет к пренебрежению его философскими и духовными измерениями. Индивид, у которого были трансцендентальные переживания, вырабатывает абсолютно новый образ себя и своего космического статуса. Материалистический образ вселенной, в котором отдельный человек оказывается лишь бессмысленной пылинкой в безграничности космоса, мгновенно сменяется другим, мистические мировоззрением. Теперь творческий принцип вселенной становится доступным переживанию и, в некотором смысле, оказывается соизмеримым и идентичным человеку. Это радикальное изменение восприятия мира имеет далеко идущие последствия для каждого аспекта жизни.

В истории человечества эти переживания описывались в различных культурных системах в течение сотен или даже тысяч лет. У некоторых людей при некоторых обстоятельствах они могут происходить спонтанно, или их намеренно вызывают при помощи различных духовных процедур, разработанных специально для этой цели. Несмотря на тот факт, что и существование этих переживаний, и их благоприятное воздействие на человека, известно уже очень давно, о них редко упоминается в контексте современной западной психотерапии или терапии вообще. До того, как появились первые работы Абрахама Маслоу, психиатрия объясняла «пиковые переживания» лишь шизофренической симптоматологией. Целительный потенциал экстатических состояний имеет такое огромное значение, что в связи с ним можно открыть абсолютно новое направление в психиатрической терапии. Нам следует тщательно изучить характеристики этих состояний и разработать новые методы их вызывания.