Нетерапевтическое использование ЛСД


...

НАЗНАЧЕНИЕ ЛСД ТВОРЧЕСКИМ ЛИЧНОСТЯМ

Одним из наиболее интересных аспектов ЛСД исследования является связь между психоделическим состоянием и творческим процессом. Профессиональная литература по этому вопросу отражает значительную полемику. Роберт Могар (Robert Mogar (71)), проанализировав существующие экспериментальные данные о выполнении различных функций, связанных с творческой работой, счел их результаты неубедительными и противоречивыми. Так некоторые исследования показали ухудшение способности к обучению во время действия препарата, тогда как другие указывали на очевидное ее увеличение. Противоречивыми были также и результаты, касающиеся цветоощущения, памяти, узнавания, интуитивного обучения, концентрации, символического мышления и точности восприятия. Исследования, использующие различные психологические тесты, специально созданные для того, чтобы измерить креативность, обычно не могли выявить значительных улучшений в результате назначения ЛСД. Однако вопрос о том, насколько релевантны эти тесты по отношению к творческому процессу, и насколько они чувствительны к особым изменениям, вызываемым ЛСД, остается открытым. Другим важным фактором, требующим рассмотрения, является общий недостаток желания ЛСД субъектов  участвовать в формальных психологических тестированиях  и сотрудничать с исследователями в то время, когда они глубоко погружены в свой внутренний процесс. В свете важности установки и обстановки для психоделического переживания также стоит упомянуть, что многие из  вышеотмеченных исследований проводились с рамках подхода «моделированного психоза», а, следовательно, с намерением показать наличие психотического ухудшения способностей.

Общий негативный результат  исследований креативности резко контрастирует с повседневным опытом ЛСД психотерапевтов. В работах многих творческих людей – художников, музыкантов, писателей и поэтов – прошедших ЛСД опыт в различных странах мира, можно заметить, насколько глубоко на них повлияли их психоделические переживания 1. Большинство из этих людей нашли доступ к источнику вдохновения в своем бессознательном, испытали удивительный взлет и освобождение фантазии и достигли необыкновенной живости, оригинальности и свободы художественной экспрессии. Во многих случаях качество их творений значительно улучшилось не только по их собственному мнению или по мнению ЛСД исследователей, но и по стандартам их коллег по цеху.  Если расположить творения человека, имевшего ЛСД опыт, в хронологическом порядке, всегда можно сказать, в какой момент у него было психоделическое переживание. Это особенно верно в отношении художников, которые до ЛСД сессии были традиционными и консервативными в своем художественном выражении.

Однако большая часть произведений искусства, находящихся в коллекции психоделических терапевтов, создана не профессиональными творческими людьми, а теми, кто получал ЛСД сессии из терапевтических, дидактических или других соображений. Часто индивиды, которые до ЛСД сессии не демонстрировали никаких творческих талантов, создают необыкновенные рисунки. В большинстве случаев сила художественного эффекта таких произведенй обусловлена скорее необычной природой и мощью материала, всплывающего из глубины бессознательного, чем артистическими способностями. Нередко бывает и так, что даже технические аспекты таких картин значительно превосходят все, что субъект создавал до этого.  Некоторые индивиды  продолжают заниматься тем, что они «научились» делать на своей психоделической сессии, и в своей повседневной жизни. В исключительных случаях во время ЛСД процедуры рождается настоящий художественный талант необыкновенной силы и размаха.  Одна из моих пациенток в Праге, которая ненавидела рисование всю свою жизнь, и которую приходилось заставлять посещать уроки рисования в школе, обнаружила замечательный творческий талант, который развился у нее в полную силу всего за несколько месяцев. Ее творения вызвали восторг среди  профессиональных художников, и она стала с успехом выставляться. В таких случаях можно предположить, что талант жил в этих людях в латентной форме, и что его проявление было заблокировано сильными патологическими эмоциями. Эмоциональное освобождение, достигнутое в ходе психоделической терапии, позволило ему свободно и полно проявиться.

Интересно, что ЛСД переживания обычно усиливают способность ценить и понимать искусство у людей, которые раньше относились к нему равнодушно. На психоделических исследованиях часто наблюдается резкое возникновение интереса к различным течениям искусства. Субъекты, которые были равнодушны или даже агрессивны по отношению к нетрадиционным формам творчества, могут вдруг начать глубоко понимать супрематизм, пуантилизм, кубизм, импрессионизм, дадаизм, сюрреализм и суперреализм после единственной ЛСД сессии. Существуют художники, чье искусство оказывается особенно тесно связанным со зрительными переживаниями, вызванными ЛСД. Так многие ЛСД субъекты обнаруживают глубокое эмпатическое понимание творений Иеронима Босха, Винсента ван Гога, Сальвадора Дали, Макса Эрнста, Пабло Пикассо, Рене Магритта, Мориса Эшера или Х.Р.Гигера. Другим типичным следствием психоделического переживания является резкая смена отношения к музыке; многие ЛСД субъекты во время своих сессий обнаруживают новые измерения  в музыке и новые способы ее прослушивания. Несколько наших пациентов, малообразованных алкоголиков и героиновых наркоманов, в результате одной ЛСД сессии настолько заинтересовались классической музыкой, что решили потратить свои скромные сбережения на покупку хорошей акустической системы и качественные записи. Роль психоделиков в развитии современной музыки и их влияние на композиторов, исполнителей и публику так очевидно и хорошо известно, что не требует здесь дополнительного разъяснения.

Хотя влияние ЛСД на художественное самовыражение наиболее очевидно в области живописи и музыки, психоделический опыт может иметь такой же благотворный эффект и не некоторые другие направления искусства. Видения, вызванные мескалином и ЛСД, серьезно повлияли на жизнь, творчество и философию Олдоса Хаксли. Многие из его произведений, включая «Прекрасный новый мир», «Рай и Ад» и «Двери восприятия» родились под влиянием психоделических сессий. Некоторые из впечатляющих поэм Алена Гинсберга появились в результате его экспериментирования с психоделическими веществами. Роль гашиша во французском искусстве fin de siecle также может быть упомянута в этом контексте. Канадско-японский  архитектор Кийо Изуми (Kiyo Izumi) смог найти применение впечатлениям от его ЛСД переживания  в проекте современных психиатрических учреждений. (40)

В силу того, что единичный прием ЛСД открывает доступ к содержанию и динамике глубокого бессознательно – в терминах психоанализа, к примарным процессам  - не удивительно, что психоделическое переживание может играть важную роль в творческом развитии людей искусства. Однако многие наблюдения, сделанные в ходе психоделических исследований, показывают, что ЛСД также может быть полезным в тех областях науки, которые раньше считались территорией разума и логики. Два важных аспекта ЛСД эффекта, кажется, особенно значимыми в этом контексте. Во-первых, препарат может открывать доступ к хранилищам  конкретной и актуальной информации в коллективном бессознательном и позволяет психонавту пользоваться ей. По моим наблюдениям спонтанно возникшее знание может быть очень специфическим, точным и детальным; данные, полученные таким образом, могут лежать во многих разнообразных областях. В нашей сравнительно ограниченной обучающей ЛСД программе для ученых релевантные озарения происходили в таких разных областях как космогенезис, природа пространства и времени, субатомная физика, этология, зоопсихология, история, антропология, социология, политика, сравнительная религия, философия, генетика, акушерство, психосоматическая медицина, психология, психопатология и танатология. 2

Вторым аспектом ЛСД эффекта, который имеет отношение к творческому процессу, является то, что он способствует новому и неожиданному синтезу данных, что приводит к нахождению нетрадиционных решений. Хорошо известно, что многие важные идеи рождаются не в результате логического рассуждения, а приходят в различных необычных состояниях сознания – во сне, при засыпании или при пробуждении, в моменты исключительного физического или умственного утомления, во время болезни или при высокой температуре. Существует много известных примеров этого. Так, химик Фридрих Август фон Кекуле открыл формулу бензола во сне, в котором он увидел бензольное кольцо в виде змеи, кусающей свой хвост. Никола Тесла построил электрический генератор – устройство, которое перевернуло промышленность – после того, как его четкий законченный проект появился перед ним в видении. Идея структуры эксперимента по обнаружению химической передачи нервных импульсов, за который Отто Лёви получил нобелевскую премию, пришла к нему во сне. Альберт Эйнштейн открыл основные принципы теории относительности в необычном состоянии сознания; по его словам, большинство озарений пришло к нему в форме кинестетических ощущений.

Мы можем найти множество примеров ситуации, когда творческие люди долгое время бились над сложной  задачей, пользуясь логикой и разумом, и, в конце концов, решение неожиданно приходило к ним из подсознания в те моменты, когда его или ее разум отключался. В повседневной жизни события такого рода происходят редко и неожиданно. Психоделические препараты, кажется, могут облегчить рождение таких творческих решений вплоть до того, что их можно намеренно программировать. В ЛСД состоянии старая концептуальная модель рушится, культурные когнитивные барьеры растворяются, и материал начинает восприниматься и структурироваться совершенно по-новому, что было бы невозможно в старой системе мышления. Этот механизм рождает не только поразительные решения различных специальных  задач, но и создает новые парадигмы, которые приводят к коренным изменениям в науке в целом.

Психология bookap

Хотя эксперименты в этой области были прекращены прежде,  чем эта тема была в достаточной степени изучена, исследование творческого подхода в процессе принятия решений, проведенное Уиллисом Харманом и Джеймсом Фэдимэном (Willis Harman, James Fadiman (36)) в исследовательском институте Стэнфорда, выявило достаточное количество интересных свидетельств для того, чтобы этой проблемой могли заинтересоваться ученые в будущем. Препаратом, используемым в этом эксперименте, был не ЛСД, а мескалин, активный ингредиент мексиканского кактуса Anhalonium Lewinii, или пейота. В силу того, что эффекты этих двух веществ, в общем, схожи, следует ожидать сходных результатов и при использовании ЛСД: это подтверждается различными наблюдениями, сделанными в ходе обучающий программы для ученых с применением ЛСД и терапевтического использования препарата. Субъектами исследования Хармана и Фэдимэна были двадцать семь мужчин, имеющих разнообразные профессии. Одна группа состояла из 16 инженеров, одного физика-экспериментатора,  двух математиков, двух архитекторов, одного психолога, одного дизайнера мебели, одного промышленного дизайнера, одного менеджера по продажам и одного менеджера по персоналу. Целью этого исследования было выяснить, станут ли решения этих индивидов под действием 200 мг мескалина более творческими, ценными и осуществимыми по критериям современного производства и позитивистской науки. Результаты этого исследования были очень обнадеживающими: многие из найденных решений были приняты к производству, другие можно было развивать дальше, или они открывали новые подходы к работе. Субъекты, принимавшие мескалин, постоянно сообщали, что препарат вызвал в них разнообразные изменения, которые облегчили творческий процесс. Он также уменьшил подавленность и тревогу, увеличил гибкость и скорость мышления, повысил способность к зрительному воображению и фантазии, а также к концентрации на проекте. Назначение мескалина также способствовало тому, что субъекты начинали лучше чувствовать предметы, с которыми они работали, подсознательная информация становилась более доступной, мотивация усиливалась, что облегчало решение проблемы, или, в некоторых случаях, вовсе приводило к тому, что у человека появлялся зрительный образ готового решения.

Очевидно, что потенциал ЛСД для увеличения творческих способностей будет прямо пропорционален интеллектуальным способностями и образованности психонавта. Для большинства творческих инсайтов необходимо иметь достаточные знания о предмете, чтобы быть способным сформулировать релевантные новые цели и найти технические способы для описания результатов. Если это направление исследований когда-нибудь будет возобновлено, очевидными кандидатами будут выдающиеся ученые из различных областей науки: физики, астрофизики, генетики, нейробиологи, антропологи, физиологи и психиатры.