Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямВведение в прикладную культурно-историческую психологию, Шевцов АлександрШевцов АлександрВведение в прикладную культурно-историческую психологию
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Шевцов Александр Александрович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

PDF. Введение в прикладную культурно-историческую психологию. Шевцов А. А.
Страница 311. Читать онлайн

Часть шестая. Нравственное поведение

ной психологической работы. Без владения понятиями цели, целеполагания и целеустроения понять человека и помочь ему невозможно.

«В этом смысле идеал и цель — синонимы; только словом цель — означается ближайший, непосредственный, практический идеал, а слово идеал — более отделенная и обширная цель, с ударением на общую мысль, которая всегда лежит в основании сознательной, осмысленнои деятельности, но стушевывается в ближайших, практических поступках, и все ярче выступает вперед, чем цель отдаленнее, общее и обширнее» (Там же).

Если бы выразить эту мысль по-русски, а не на том языке, на котором Кавелин вынужден был говорить с современниками, то прозвучала бы она так: словом цель обозначается ближайшее желание, а словом идеал — отдаленная мечта. И чем больше мечта, тем она кажется менее достижимой...

Но Кавелин говорит, как говорит. Он решает задачу этики, а это значит, он занят прикладной задачей воздействия на нравы своей эпохи. Я не вправе от него требовать простого психологического языка. Мне приходится его понимать, потому что я принимаю ту задачу, которую он решал. Поэтому буду переводить для себя используемые им выражения, к тому же это позволит лучше понимать эпоху и культуру, в которой он творит.

Что же касается психологии, скрытой в его этике, то следуюшим шагом он переходит к деятельности:

«По различению предметов, на которые направлена сознательная деятельность, идеалы бывают субъективные и обьективные. Это различие весьма существенно, но на него почти не обращают внимания, что не мало способствует путанице понятий, заслоняющей смысл этических учений.

Всякая сознательная деятельность может быть направлена или на условия и обстановку человеческого существования, или прямо и непосредственно на сознательные мотивы деятельности. В первом случае, цель ее — такая переделка условий и обстановки, чтоб они отвечали желаниям человека, благоприятствовали, или хотя бы не мешали, или менее мешали его интересам, выгодам и пользим, как он их понимает; во втором, задача — прямо, непосредственно действовать на самые мотивы, ослабить одни, усилить другие, соответственно цели или идеалу.

Конечный результат и объективной и субъективной деятельности один и тот же — произвести нужное, полезное или желательное человеку действиеь (Там же, с. 955).

Итак, с чем бы ни пришел к психологу человек, он сражался за какуюто мечту, которая, если мы приглядимся, была душевной потребностью, и где-то на этом пути либо попал в ловушку, либо совершил ошибку. И в итоге не смог совершить действия так, чтобы получить желаемое...

Все, других задач в психологии не бывает. Либо ошибка, либо ловушка. Ошибка — это слабость разума, который не смог решить задачу, выстроенную жизнью. Ловушка — это плохое знание мира, то есть слабо выстроенный образ мира, в котором и строятся условия для решения задач.

312

Обложка.
PDF. Введение в прикладную культурно-историческую психологию. Шевцов А. А. Страница 311. Читать онлайн