Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямВведение в прикладную культурно-историческую психологию, Шевцов АлександрШевцов АлександрВведение в прикладную культурно-историческую психологию
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Шевцов Александр Александрович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

PDF. Введение в прикладную культурно-историческую психологию. Шевцов А. А.
Страница 104. Читать онлайн

Глава 2. История понятий этика, мораль, нравственность

ликт). Отсюда — удачное выражение, предложенное Н.Н.Крутовым: "Нравственность — мораль в действии "» (Иванов В.Г., с.8-9).

Прекрасное историческое объяснение профессора Иванова, хотя я и не соглашусь с итоговым выводом. Возможно, сейчас, глядя на то, что мы имеем, и можно увидеть взаимоотношения морали и нравственности как созерцания и праксиса, говоря языком Аристотеля. Но в действительности различия объяснены все той же историей, которую рассказал Иванов. Мораль — это правила поведения, которые читались детям того сословия, которое могло позволить себе нанять французского гувернанта. В сущности, французская мораль — это этикет, правила поведения правящего сообщества.

А русские нрав, норов и нравственность — это не этикет, это то, что определяет поведение простого русского человека. Различия в понимании русских «морали» и «нравственности» — классовые или сословные. А широта распространения у нас «этики», «морали» и «этикета» объясняется, в первую очередь, страстным желанием сначала русского дворянства, а потом интеллигенции приобщиться к власти через европейское образование и европейский облик.

В 1920 году в России прекратили преподавать этику как предмет. С тех пор в нравственной философии происходил упадок, а в языке — беспредел и путаница.

Поэтому я завершу эту главу определением из учебника этики А. Гусейнова и P. Апресяна, которое считаю наиболее приемлемым. Оно хорошо еще и тем, что четко разграничивает сферы использования каждого из понятий, что почти несвойственно нашим ученым.

«В рамках учебной дисциплины "этикой "мы будем называть науку, область знания, интеллектуальную традицию, а «моралью" или «нравственностью ", употребляя эти слова как синонимы — то, что изучается этикой, ее предмет» (Гусейнов, Апресян, с. 11).

Это лучшее определение нашей науки, хотя, как вы уже поняли, и оно не совсем точно. Но это данность, в которой существует наука о нравственности. Данность и ограничение, потому что, несмотря на заветы Аристотеля, философы не изучают нравственность психологически, как деятельность души. Они только поминают о душевных проявлениях, но затем одергивают себя. Все-таки этика — это наука самоограничения.

Как писал Кант, вслед за Аристотелем очень ратовавший за «этическое государство», в одном из своих сочинений:

«...ведь здесь ставится также вопрос о месте души как в аспекте ее способности воспринимать чувственные данные, так и в аспекте ее способности сообщать движущую силу.

Тем самым искомый ответ может вызвать спор двух факультетов по вопросу о границах их компетенции — медицинского, к ведению которого относится анатомия и физиология, и философского, к ведению которого относится психология...

105

Обложка.
PDF. Введение в прикладную культурно-историческую психологию. Шевцов А. А. Страница 104. Читать онлайн