ВМЕСТО ЭПИЛОГА


...

2

Но как все-таки обстоит дело с «резервами» мозга человека? Нам столько прожужжала уши телепатическая трескотня по поводу «неиспользованных ресурсов мозга» и его якобы неисчерпаемых возможностей, что стоит остановиться на этом вопросе.

В том, что мозг таит еще немало нерешенных проблем, сомневаться не приходится. Главная среди них — механизм памяти и связанных с нею редких способностей. Таких, например, как способность к сверхбыстрому счету у некоторых людей, или к игре в шахматы вслепую сразу на двадцати досках, и так далее.

Но все эти загадки находятся целиком в области электрохимических процессов, протекающих в нейронах (нервных клетках) мозга. Они, эти процессы, разыгрываются в масштабах тех энергий, которыми располагает мозговая ткань.

И именно этот энергетический уровень, на котором работает мозг, полностью исключает возможность приложения к нему каких-либо фундаментальных законов природы, не известных современному естествознанию. «Величина генерируемых мозгом электрических потенциалов, — пишет крупнейший современный исследователь мозга Грей Уолтер, — очень мала»… В расчете на один атом энергия исчисляется тут единицами и долями электрон-вольт. А на этом уровне действуют (и всегда будут действовать) известные биохимикам законы квантовой механики и квантовой химии. Это так же верно, как и то, что строительство обычных мостов и туннелей будет всегда вестись по расчетам ньютоновской механики, а не какой-нибудь иной. Что же касается открытия качественно новых процессов и качественно новых законов природы, то наука ожидает их в области сверхвысоких энергий (сотни миллиардов и более электрон-вольт). В области, которая относится к миру сверхмалых — меньших, чем атомное ядро, — а также сверхогромных величин. К этим последним принадлежат ядра галактик и структура мира, как целого…

Но все это не означает, повторяю, что в царстве живых клеток, и в частности клеток мозговой ткани, не будут делаться новые, диковинные открытия. Они будут, несомненно, делаться, но все они окажутся в рамках известных уже сегодня законов материального мира.

Это кладет конец невежественным басням, распространяемым борзописцами телепатии, относительно каких-то мифических «резервов» и «ресурсов» мозга, до которых якобы «не дошла» наука.

Вопросу о «резервах» мозга отводит целую главу в своей знаменитой книге выдающийся исследователь электрохимических мозговых процессов, упоминавшийся уже мною Грей Уолтер.118 Глава так и называется: «Мозг завтра». В ней специально рассматривается вопрос о том, могут ли скрываться в мозговой ткани механизмы, способные создавать «пси-феномены».


118 Живой мозг. Русский перевод. М., «Мир», 1966


Из анализа Уолтера с ясностью вытекает следующее.

Вообразить в принципе, в порядке, так сказать, чистого фантазирования, некую планету, где эволюция жизни породила мозг-радиостанцию, конечно, не возбраняется. Неведомые внеземные существа (вроде тех, которые фигурируют у художников-карикатуристов) с рожками антенн на голове и генератором волн в черепной коробке не противоречили бы законам природы. Нельзя ручаться на сто процентов, что такая игра природы где-то и когда-то не реализовалась в Галактике. Но можно зато сказать с уверенностью, что головной мозг человека — конкретное и земное вместилище психики — не содержит в себе никаких физиологических устройств, способных обеспечить телепатическое общение.

И я не напоминаю уже о том, что вся социальная практика людей зиждется на передаче информации с помощью слова и жеста, с помощью пяти органов чувств, и только с их помощью.

Но дело не только в этом.

Речь идет о том, что анатомия и физиология человеческого мозга, возникшие в результате долгой эволюции, исключают возможность передачи информации в закодированном виде посредством мозговых волн.

Чтобы передать информацию с помощью любой (например, электромагнитной) волны, нужно иметь минимум две вещи. Первое — несущую волну определенной частоты и интенсивности. И второе — модуляцию, то есть дополнительные (с информационным смыслом) колебания, наложенные на несущую волну.

Между тем архитектоника мозговой коры, ее строение из клеток-нейронов хорошо изучены под микроскопом. Заведомо известно, что в коре нет никаких структур, которые могли бы играть роль радиостанции, излучающей волну одной главной частоты. Нет там, в мозгу, и устройств, подходящих для частотной модуляции в смысле, в каком это понимается в технике радиосвязи.

Миллиарды ежесекундно происходящих в мозгу электрических замыканий и размыканий, отмечает Г. Уолтер, способны создать только волновой «шум». Это и отражается в так называемых электроэнцефалограммах. Некоторые выделенные ритмы этого «шума» представляют интерес для нейрофизиологов и врачей как показатель состояния мозга. Но эти ритмы не имеют ни малейшего отношения к передаче информации во внешнее пространство. «Частоты электрической активности мозга, — пишет Уолтер, — во-первых, ниже не только радиочастот, но даже частот звуковых колебаний». А во-вторых, интенсивность сигналов, связанных с этими частотами, настолько мала, что «уже в пределах немногих миллиметров от поверхности головы их амплитуда должна упасть ниже уровня атмосферных помех…»

«Нам остается, — иронически подытоживает Грей Уолтер, — либо отвергнуть претензии (телепатов. — В. Л.)…, либо радостно принять их в качестве доказательства существования духов

Миф о «мозговой радиостанции» не желал, однако, сдаваться.

После того как в 1950–1960 годах были изобретены так называемые «мазеры» и «лазеры», модными среди телепатов стали спекуляции насчет того, что в мозгу «спрятан» механизм, посылающий необычайно мощные и чудовищно концентрированные мазерные пучки.119


119 «Мазер» и «лазер» отличаются друг от друга тем, что первый излучает в радиочастотах, а второй — в световом частотном диапазоне.


Смехотворность этой «гипотезы» превосходила, кажется, все, что было достигнуто в истории парапсихических абсурдов.

Не говоря уже о том, что в мозговой ткани никаким супермикроскопом не отыщешь следов схемы «мазерного» генератора, как прикажете отнестись к такому, например, вопросу? Весь «смысл» телепатии состоит в том, что телепатема настигает своего приемника (перципиента) в любой точке по окружности и независимо от того, стоит ли он или лежит, покоится или движется. Между тем при передаче направленным телепатическим лучом — если бы таковой существовал — перципиенту пришлось бы держать свою приемную антенну (то бишь голову) неподвижно под определенным углом и на определенной высоте. Двигать головой нельзя, иначе прием собьется! Да и попасть головой в направленный луч случайно, — задача не более легкая, чем найти иголку в стоге сена…

Блестящий научный писатель Станислав Лем (человек, которого трудно заподозрить в робости мысли и недостатке эрудиции) так подошел к вопросу о телепатии. «Если бы телепатические явления, — пишет Лем, — были реальностью, если бы они служили каналом передачи информации, тогда биологическая эволюция несомненно воспользовалась бы таким феноменом, поскольку он очень серьезно увеличил бы шансы вида на выживание в борьбе за существование… Если же эволюция за два-три миллиарда лет не сумела аккумулировать это явление…. значит, оно не существует…».120


120 С. Лем. Сумма технологии. М., «Мир», 1968, стр. 483—484


Понимая убийственность этого аргумента, современные оккультисты не остаются в долгу. Они походя превращают в телепатов и ясновидцев ни в чем неповинных животных и даже растения. Обыгрываются такие явления, как полет почтовых голубей (разыскивающих свой дом на расстоянии сотен километров), или электрические разряды, наблюдаемые у некоторых видов рыб, или стремление бабочки-самца к самке, удаленной на несколько километров. Все эти явления (при всем их интересе для науки), — как не раз отмечали зоологи, — ничего общего не имеют с телепатическими и прочими мнимыми феноменами. Но что до этого фабрикантам подложных чудес! Рекорд в данной области побит, бесспорно, пражским кружком парапсихологов. Лидер этого кружка Рызл, как уже говорилось, бежал после поражения контрреволюции из своей страны в Америку. Его ученик З. Рейдак, провозгласив себя летом 1973 года президентом «международной ассоциации психотроников», сообщил, между прочим, о таком «открытии»: «Один из сотрудников лаборатории… по дороге в институт думал о том, что сделает с растениями, и они соответственно реагировали уже в тот момент…» Они (растения) по-разному реагировали на «замысел человека полить их водой или, скажем, сломать…»

Растения—телепаты! Таких вершин парапсихического мифотворчества не достигали в прошлые времена ни Юм, ни Мессинг, ни сам Л. Васильев.

Психология bookap

«Психотроника», — замечу еще раз, — термин, придуманный пражскими телепатами специально для того, чтобы избежать, закамуфлировать скандально звучащее словцо «парапсихология». В «психотронику», как значится в программе, размноженной кружком Рейдака в июне 1973 года, входят, в частности, «традиционные», «средневековые» и «древние» исследования. То есть вся гамма колдовства и шаманства до спиритизма включительно. В книге Рейдака (в соавторстве с К. Дрбалом) «Перспективы телепатии», вышедшей в Праге в 1970 году, говорится об этом без обиняков. Читаем там: «Неправильно было бы априорно отрицать спиритизм», так как в «некоторых случаях на спиритических сеансах имеет место экстериоризация какой-то энергии…»

«Экстериоризация энергии», «перспективы телепатии», «априорный» спиритизм… На этом, кажется, можно уже поставить точку.