ФАБРИКАНТЫ ЧУДЕС

ЛУРД И ФАТИМА


...

2

Цепь необычайных происшествий в португальской деревушке Фатиме началась утром 13 мая 1917 года. Трое деревенских ребят — семилетняя Жасинта Марто, ее девятилетний брат Франсиско и десятилетняя кузина Люсия дос Сантос — пасли стадо, когда вдруг увидели «женщину в белом одеянии, излучавшую свет ярче солнца». (Скептикам, задающим вопрос, можно ли смотреть на свет ярче солнца, не рискуя ослепнуть, мы пока не дадим слова) «Откуда вы, сеньора?» — робко осведомилась девочка Люсия и получила ответ: «С неба». И дальше мадонна (это была она) сообщила детям, что будет приходить в это же место каждый месяц 13-го числа и каждый раз приносить с собой важные известия…

Чудо в Фатиме было немедленно взято под контроль высшим духовенством Португалии (получившим, как стало известно в наши дни, секретные инструкции от Ватикана),68 и колесо завертелось. Летом и осенью 1917 года каждое 13-е число в поле близ Фатимы собирались (вместе с детьми Марто и дос Сантос) толпы людей. К концу осени их было уже 70 000. И всякий раз появлялась женщина в ослепительном одеянии, которую, впрочем, никто не видел, за исключением детей Марто и дос Сантос. Те видели, а Люсия вдобавок и слышала то, что говорила ей мадонна. 13 октября, кроме того, все увидели нечто. А именно солнце на небе неожиданно сорвалось с места и понеслось, описывая спиральную кривую, к горизонту, после чего снова вернулось на свое место. И в эти же самые мгновения, как сообщила десятилетняя Люсия дос Сантос, она получила от мадонны третье и заключительное послание. «Это мои последние слова к тебе, — сказала небесная пришелица. — Больше я не явлюсь. А ты иди в монастырь…»


68 см. «Humanite-Dimanche» («Юманите-диманш»), № 115, 1967


Дело о «чуде в Фатиме» сразу же было окружено неким ореолом таинственности. Очевидно, вокруг этого дела решено было инсценировать сложный политико-пропагандистский спектакль. Люсии было запрещено разглашать переданные ей небесные послания. К ней были приставлены полицейские в штатском, и после каждого 13-го числа ее допрашивали в канцелярии архиепископа. Между Лиссабоном и Ватиканом летели шифрованные телеграммы. На следующий день после третьего и последнего разговора с небом девочку заперли в монастырь. Из трех «посланий девы Марии» ватиканское агентство печати опубликовало тогда — осенью 1917 года — только одно. Из его текста явствовало, что богоматерь превосходно разбирается в международной обстановке и дает ей трезвую оценку. «Война скоро кончится, — сообщалось в послании, — но впереди предстоят большие трудности». (Как известно, 4 апреля 1917 года — за полтора месяца до «чуда» — в войну на стороне Антанты вступили Соединенные Штаты, и силы кайзеровской Германии были на исходе. Кроме того, в октябре того же года произошла пролетарская революция в России, и капиталистический мир действительно ожидали «большие трудности»!)

Это — первое послание. А второе? А третье? Оказалось, что небо приказало держать их до поры до времени в секрете даже от самого папы. И только осенью 1939 года монахиня кармелитского монастыря Люсия дос Сантос, запертая по-прежнему в своей келье, получила небесное разрешение («во время сна») поделиться содержанием второго послания.

Момент для этого был выбран небесными силами весьма ответственный. Начиналась вторая мировая война, и международная реакция (одним из лидеров которой был тогдашний папа — друг Гитлера и Муссолини — Пий XII) предпринимала отчаянные усилия, чтобы направить фашистскую агрессию против Советского Союза. И вот оказывается, что еще двадцатью годами раньше дева Мария дала на сей счет португальской девочке надежные и продуманные советы:

«Война (первая мировая. — В. Л.) скоро кончится, но предстоит новая, еще более ужасная. И если не послушают божьих указаний, Россия распространит свои заблуждения на весь мир… Но в конце концов мое непорочное сердце, которое я посвящаю России, принесет миру мир, и Россия снова вернется в лоно господа…»

Как видим, главное внимание высших божественных сил, управляющих Вселенной, было обращено в этот период не на какую-нибудь дальнюю галактику, а специально на Россию и на ее прискорбные заблуждения!

Еще более потрясающий оборот приняли фатимские события в 1960 году, когда успевшая состариться к этому времени португальская монахиня получила санкцию свыше (опять во сне) сообщить людям третье послание. По на этот раз мадонна потребовала, чтобы секрет был передан одному лишь римскому папе, который будет хранить тайну «впредь до особого указания». Положение принимало, как видим, совершенно детективный оборот. Кармелитка Люсия дос Сантос была срочно вызвана в резиденцию папы (им был в 1960 году Иоанн XXIII) и прошептала ему на ухо все, что возвестил ей сорок три года назад небесный голос. Папа благоговейно записал услышанное, запечатал в двойной конверт, и величайшая из тайн скрылась за стальной дверью секретных архивов Ватикана…

Драматично, не правда ли?

Но, как это ни печально, даже самые толстые стальные двери не в состоянии иногда предотвратить утечку секретной информации. И эту утечку произвели в данном случае не какие-нибудь дотошные американские репортеры. Сработали вполне официальные бюллетени «Международной католической службы печати». Сенсационное сообщение этого агентства было приурочено к маю 1967 года. Тогда праздновалось пятидесятилетие «чуда в Фатиме», и на торжества по этому случаю выехал в Португалию папа Павел VI. В таинственном «третьем послании» дева Мария, оказывается, предупреждала человечество о грозящем ему всеобщем уничтожении («армагеддоне»). За тридцать лет до Хиросимы в португальской деревушке прозвучал, следовательно, прогноз о возможности тотальной ракетно-ядерной войны! Причем выход из положения «третье послание» видело не в каких-нибудь прозаических мерах по всеобщему разоружению, а в пресловутом возвращении России в лоно божье.

Как видим, публикация посланий девы Марии и их содержание очень точно приурочивались каждый раз к актуальным международно-политическим ситуациям на нашей грешной планете.

Что это? Опять кощунственная эксплуатация чувств верующих в тенденциозных политических целях?

Психология bookap

Прогрессивные общественные круги в Западной Европе и Америке (в том числе прогрессивные католические круги) именно так отнеслись к шумихе, поднятой в 1967 году в связи с юбилеем «чуда в Фатиме».

С этим опять-таки нельзя не согласиться.