ФАБРИКАНТЫ ЧУДЕС


...

ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

1. Новый Клондайк

«Бизнес сверхъестественного, — отмечает осведомленный американский еженедельник «Тайм», — становится в наше время чем-то вроде нового Клондайка». Этот бизнес, продолжает журнал, «кажется, последняя оставшаяся в наш сложный век область коммерции, где можно пытаться «делать деньги», не обладая специальным образованием и приличным основным капиталом…»

Клондайк, о котором вспомнил американский журнал, — это воспетая Джеком Лондоном золотоносная река в далекой Аляске. Сто лет назад туда стремились американцы, заболевшие так называемой золотой лихорадкой. Россыпи желтого металла, к сожалению, там давно иссякли, и сейчас приходится искать чего-то другого.

С одной категорией людей, алчущих нового Клондайка, читатель уже познакомился. Это те, кто нанимается в парапсихические «лаборатории» в качестве штатных телепатов и ясновидцев. Труд утомительный и не всегда хорошо оплачиваемый. Самые предприимчивые ищут более свежих и острых номеров.

Вот для примера Тед Сернос, 47-летний коридорный чикагского отеля, вступивший в компанию на паях с доктором медицины Д. Эйзенбудом и репортером журнала «Лайф»76 П. Уэлшем. (Участие в таких аферах эксперта из мира науки, как мы знаем, — необходимый элемент в эпоху «научного» оккультизма. Роль прессы также находится на первом плане).


76 закрывшегося в декабре 1972 года


Начитавшись парапсихической литературы, мистер Сернос открыл в себе новый необычайный дар. Он способен переносить образы из своего мозга прямо на фотопленку. Стоит ему посмотреть, например, на рисунок, изображающий дом с колоннами, а потом поглядеть в объектив фотоаппарата, чтобы «на пленке появились туманные, но вполне различимые очертания дома с колоннами». И все это называется «мысленной фотографией» или «мыслефото».

Оригинально, не правда ли?

Для тех, кто знакомился с историей «психического» дела, этот новый вид фотоискусства не кажется, впрочем, чем-то из ряда вон выходящим. Умельцы, набившие руку на изготовлении фотографий духов, известны давно. Оригинальный момент состоит в другом. Мы встретились с ним, когда говорили об афере с «Наутилусом». Этот новый момент — желание раздуть оккультный бизнес на дрожжах военного психоза и шпиономании.

«Тед мечтал, — читаем в журнале «Лайф», — о том, чтобы стать шпионом (!) и с помощью своего чудесного дара фотографировать на расстоянии русские ракетные установки… Однажды Тед предъявил фотографию, которую он получил, сосредоточившись мысленно на летящем в пространстве русском космическом корабле «Восток»…».

Ну и как? Был ли направлен предприимчивый Тед на первых порах хотя бы на консультацию к психиатру? Ничуть не бывало. «Тедом, — читаем дальше, — серьезно заинтересовалось одно из наиболее компетентных в этой стране (т. е. в США. — В. Л.) учреждений, занимающихся фотографическими съемками»… По пути в это компетентное учреждение, замечу, обладатель таинственного дара разыграл довольно банальную комедию. «Отлично, Пол, — радостно сказал он мне (репортеру «Лайфа»), когда мы сидели в кабине самолета, летевшего на восток. — Я покажу им все, что умею. После этого все мне поверят!»

Но на обратном пути с востока на запад, пишет сопровождавший волшебника репортер, настроение «мыслефотографа» изменилось. «Он плакал. Ему не удалось на этот раз получить на пленке даже туманные изображения. Он объяснил это упадком настроения в присутствии скептических наблюдателей».

Репортер «Лайфа» П. Уэлш, составивший вместе с Серносом компанию по эксплуатации «мыслефото», мог, конечно, утешить плачущего парапсихолога. Как-никак общая выручка за публикацию «мысленных фотографий» в журналах и газетах плюс гонорар за книгу, посвященную этой теме, довольно скоро перевалили за сотню тысяч.

Но у чикагского коридорного нашлись конкуренты.

Некто Т. Г. Джеронимус из штата Огайо и британский подданный Джордж де ла Варр создали аппараты, далеко превосходящие все достигнутое в области «мыслефото». Джеронимус, будучи верным учеником Дж. Б. Райна, использует его терминологию и причисляет свою машину к области «псионики» (от придуманного Райном словца «пси»). Де ла Варр же предпочитает большую оригинальность в выражениях и приклеивает к своей технике другой ярлычок: «радионика». Но не в терминах, в конце концов, счастье. Счастье в другом. Счастье, например, в том, что патентное ведомство США (U. S. Patent Office) выдало Т. Г. Джеронимусу патент за № 2.482.773. И тем самым изобретатель получил законное право высылать всем желающим — за 50 центов — описание и схему своей машины. (Следует пояснить, что патентный оффис США регистрирует любые предложения, лишь бы они удовлетворяли признаку новизны, хотя бы речь шла о вариантах вечного двигателя).

Итак, желающих познакомиться за полдоллара с чудом XXI века нашлось немало.

Что касается внутреннего устройства чуда, то тут каких-либо неслыханных загадок не было.

Аппарат Джеронимуса, для примера, слеплен из таких нехитрых компонентов, как кусок стекла (например, оконного). Стекло наложено на две пластмассовые пластинки. А между ними, наподобие сандвича, втиснута плоская медная спираль. И все. Всего-то имущества на два доллара. И, чтобы не расхолодить потребителей этого чуда, изобретатель мудро отмечает, что ведь и Резерфорду для того, чтобы открыть атомное ядро, понадобился (кроме одолженной ему крупицы радия) лишь ящик, сколоченный из некрашеных досок, да экранчик, покрытый сернистым цинком. Имущества опять-таки на какой-нибудь десяток фунтов стерлингов!

Но то, что сделал когда-то Резерфорд, — детская игра по сравнению с машинами Джеронимуса и де ла Варра.

Вы хотите, скажем, установить присутствие в куске горной породы ценных металлов. Никаких анализов не нужно. Достаточно заложить крупинку минерала внутрь машины и медленно водить пальцем по нанесенной на верхнем стеклянном экране шкале. Там обозначены химические символы элементов. «Мысль при этом, — гласит инструкция, — должна быть предельно напряжена и сосредоточена». Это требуется для того, чтобы «излучение псионических волн достигло максимума». И когда в кончике пальца возникнет «ощущение, напоминающее пощипывание», остановитесь! Посмотрите, на, какую точку шкалы указывает палец. Если он остановился на значке «цинк», значит, в состав минерала входит цинк. А если палец чувствует особенно резкий щелчок или даже удар, похожий на электрический, ну, тогда цинка особенно много. Для успеха опыта, отмечает изобретатель, отнюдь не требуется, чтобы машина была подключена к какому-нибудь источнику электрического тока. Требуется лишь, чтобы оператор был в момент опыта «в психической форме». Если же «форма» отсутствует, пеняйте сами…

Дело в том, поясняет автор патента № 2.482.773,— что действие аппарата базируется исключительно на резонансе псионических волн, циркулирующих между пальцем оператора и атомами испытуемого минерала.

Крыть, как говорится, нечем.

Де ла Варр (аппарат которого работает примерно на том же принципе) не возражает. Он выступает лишь против одного пункта: энергия, приводящая в действие магическую машину, говорит он, не псионическая, а элоптическая. В остальном же теория и практика коллег сходятся. Например, и у того, и у другого псионическая (виноват, элоптическая) энергия имеет свойство как бы впитываться в чувствительный слой фотопластинки. В этом же направлении действовал, мы помним, сто лет назад французский маг де Роша. И по этой же линии выделывал свои штуки чикагский коридорный Тед Сернос. Но что де Роша и что Сернос! Мистеру де ла Варру удавалось и не такое. Взяв, например, пробы крови (!) у себя и у своей жены, де ла Варр поместил их вместе с фотопластинкой в свою машинку и «сосредоточился мысленно» на 30-летнем юбилее своей свадьбы. Что произошло дальше, узнаем из нью-йоркского органа «научной магии» (собрата парижской «Планеты») — журнала «Аналог». «… И когда пластинка была проявлена, оказалось, что на ней запечатлелись он сам и его супруга в свадебных костюмах, такие, какими они были 30 лет назад!» В другом случае с помощью того же аппарата было обнаружено «действие человеческой мысли на воду. при освящении ее преподобными Дж. Ч. Стифенсоном и П. У. Эрдли». Кроме того, пионер элоптических волн утверждает, что именно эти волны помогли ему установить (на спиритических сеансах) «факт появления духов в высшей форме элоптических вибраций», причем «духи принимали видимую глазом форму уже после физической смерти личности…»

Но и мистер Джеронимус с его псионическими волнами тоже не лыком шит.

Когда владелец фруктового сада в штате Нью-Джерси некто Эд Херманн обнаружил, что на одно из вишневых деревьев систематически нападают гусеницы, он сначала попытался действовать ядохимикатами. Но не помогло. Тогда, узнав о существовании магической машины Джеронимуса (патент № 2.482.773, схема наложенным платежом 50 центов), плодовод послал изобретателю фотографию пострадавшего дерева. Тот пропустил фотографию через псионическую машину, и во фруктовом саду (расположенном в трехстах милях) произошло чудо. Объезжая на автомобиле свои владения, Эд Херманн «вдруг увидел у подножия зараженной вишни ковер из мертвых гусениц. И тут же он заметил полчища уцелевших гусениц, расползавшихся во все стороны прочь от дерева!»

После полетов лунных кораблей «Аполлон-11» и «Аполлон-15» Джеронимус заявил, что с помощью «псионических волн» ему удалось измерить «жизненные параметры» астронавтов на пути к Луне. Причем его данные якобы «совпали с официальной телеметрической информацией, полученной через датчики». Магическая машинка (состоящая, как мы помним, из куска оконного стекла, двух пластмассовых блях и медной спирали) добавила к этому еще одно роковое открытие. Обнаружен «смертельный пояс радиации на Луне, простирающийся от высоты 65 миль до 15 футов над лунной поверхностью». «В этом интервале, — писал Джеронимус, — псионические волны зарегистрировали резкое падение жизненной энергии у экипажей «Аполлонов»». (Сами астронавты и следившие за ними врачи и приборы, впрочем, никакого «падения» не заметили!). Отчет о своих открытиях на 22 машинописных страницах Джеронимус отправил в НАСА с предложением своих услуг на будущее. О результате этого демарша опять-таки ничего не известно…

Психология bookap

Самое любопытное, однако, в этом параде-алле заморских магов — упорно продолжающееся вымогательство долларов и фунтов под предлогом «колоссальных успехов советской парапсихологии». «Мы выражаем, — пишет, в частности, Джеронимус, — глубокую озабоченность по поводу интенсивных (!) и официально апробированных (!!) исследований в области псионикн, проводимых в России… Эти исследования ведутся такими темпами, что могут поставить свободный мир в отстающее п угрожаемое положение». «В то время, — продолжает достойный ученик Дж. Б. Райна, — как Советы уже используют практически (!) пси-феномены, наши (американские. — В. Л.) исследователи этой области явлений вот уже 25 лет вынуждены унизительно обивать пороги нашего научного истэблишмента…»

О том, что американские прогрессивные ученые с презрением относятся к парапсихическому шарлатанству, — об этом я уже говорил. Но остается пока еще не разъясненным другой вопрос. Каковы источники демагогической болтовни заокеанских мастеров «пси» насчет какого-то бурного «советского интереса к парапсихологии»? Этой спекуляцией несуществующим товаром занимались, мы помним, еще господа Райн и Конесси (смотри главу «Чудо в океане»). Вопрос поставлен, и к нему придется вернуться. А сейчас обратимся еще к одному неиссякаемому руднику, из которого черпают доходы организаторы и болельщики оккультно-коммерческой золотой лихорадки.