ЗА ШИРМОЙ НАУКИ

ЛОВЦЫ ПРИЗРАКОВ

1

Скандальный финал многих спиритических представлений (они кончались иногда для медиумов скамьей подсудимых и отсидкой в. тюрьме за мошенничество) не прошел бесследно. Среди ученых-спиритов возникли на первых порах некоторые дискуссии. Было предложено, например, не настаивать во всех случаях на загробном происхождении наблюдаемых «явлений». Бутлеров, в частности, высказался за то, чтобы отказаться вообще от термина «спиритизм», как слишком, по его мнению, «узкого». Вместо спиритизма, писал он, лучше говорить о «психизме» или «медиумизме» — понятиях, «не подразумевающих непременного действия посторонних духов». Такого же мнения стал придерживаться другой ученый-спирит — Шарль Рише. «Достаточно предположить, — писал он в 1885 году, — что в природе существует особенная, еще неизвестная сила, действующая в нарушение закона тяготения (!), чтобы понять, почему мы наблюдаем во время сеансов удивляющие нас движения тел»… Излучателем этой таинственной силы, продолжал Рише, «возможно, является сам медиум». Что же касается материализованных духов (иногда, как мы видели, настолько плотных и весомых, что их можно ущипнуть!), то их, оказывается, тоже допустимо в иных случаях объяснить, не прибегая к покойникам. Эти зрительные, осязательные и прочие образы и ощущения, писал Рише, «быть может, возникают иногда путем прямой передачи мыслей и чувств непосредственно от мозга к мозгу…»

То есть медиумы выступают в этом случае не только как пассивные, что ли, ретрансляторы образов и сигналов, исходящих от «посторонних духов». Рише дает им еще и другую нагрузку—работать в качестве самостоятельных, если можно так выразиться, телепередатчиков!

Спиритизм в этом последнем варианте «объясняется», следовательно, телепатией.

Хрен редьки не слаще. В действительности, как было видно уже не раз, все магические процедуры — будь то вызывание мертвецов, телепатия, «психическое» летание по воздуху (плюс видение кожей, ворожба и прочее) всегда составляли единый клубок мифов. Здесь свалены в кучу все поверья первобытного человека, уходящие корнями в анимизм и заклинания духов. Так что «отчленять», скажем, телепатию от спиритизма или искать в ней некое «рациональное зерно» — занятие, столь же бесполезное, как, говоря словами Ленина, выяснять преимущества желтого черта перед чертом зеленым!

Представителям «научного» оккультизма на первых его этапах нельзя было, таким образом, отказать в определенной последовательности. Они не отделяли занятий столоверчением от изысканий в области других магических «феноменов». Так действовали, для примера, организаторы «обществ психических исследований», возникших в 80-х годах в Англии, Франции и Америке. Под «психическими исследованиями» следовало здесь понимать всю область новейшей магии, включая спиритизм (она получила позже название парапсихологии).

Образование этих обществ, замечу, рассматривалось их создателями, как «начало новой эры». Говорилось о переходе от любительских экспериментов к «правильно организованным и продуманным исследованиям». Лондонское, например, общество (Society for Psychical research), основанное в 1882 году, существует и поныне. Оно издает по-прежнему многотомные «Труды» и храпит традиции своих учредителей. Среди них можно было видеть таких подходящих для данного дела людей, как архиепископ Карлейльский, будущий премьер-министр Великобритании лорд Бальфур, а также наши старые знакомые — члены британской академии Крукс, Уоллес и Лодж. Затем профессор физики Дублинского университета Баррет, математик Стаунтон и другие.

Надо, повторяю, отдать им справедливость. Эти деятели «научного» оккультизма конца XIX и начала XX века были, по крайней мере, интеллектуально честны. Они не скрывали, что все интересующие их «явления», начиная от бесед с покойниками и кончая «чтением мыслей», идут в одном русле, имеют одну цену. Профессор Баррет, например (тот самый, что наблюдал полеты на стуле мистера Юма), именно так построил свою книгу «Загадочные явления человеческой психики». В ней логически стройно шли разделы: «Телепатия», «Ясновидение», «Автоматическое писание» (имеются в виду «случаи», когда рукой медиума водит дух усопшего), «Беспокойные дома» (то есть помещения, где духи перебрасываются мебелью, подушками и кухонной утварью), «Привидения и полтергейсты (домовые)», «Жизнь после смерти» и т. д. Коллеги Баррета по лондонскому обществу Э. Герней, Ф. Майерс и Ф. Подмор в нашумевшем сочинении «Прижизненные призраки и другие телепатические явления» столь же добросовестно указывали, что их книга трактует обо всех проявлениях «власти духа над пространством» и «бытия души вне времени». Предисловие к русскому переводу этой книги в 90-х годах написал, кстати, известный петербургский философ «духовного» направления Владимир Соловьев. Духи на спиритическом сеансе, вспоминал он, подали ему однажды «благую мысль» о путешествии в Египет, что он и поспешил выполнить. То были добрые духи. Но посещали и злые.

Знаменитый русский юрист и общественный деятель Анатолий Федорович Кони рассказал в своих известных мемуарах о таком эпизоде из встреч с Владимиром Соловьевым. Дело было в 1899 году в квартире на Невском проспекте, где в гостях у Кони находился философ. Отлучившись на минуту из комнаты, пишет автор мемуаров, и вернувшись в кабинет, он с изумлением увидел своего гостя «побледневшего, с тревожным и блуждающим взором». Что такое? Оказалось, Соловьев только что увидел дьявола. «У вас, Владимир Сергеевич, расстроены нервы, это просто галлюцинация!» Соловьев ответил, что нет, он «умеет отличать обман чувств от действительности (!)». И дальше философ поведал, как недавно, «встав рано утром и сидя на постели», он «вдруг почувствовал, что кто-то находится рядом… На смятых подушках, поджав ноги, сидело серое лохматое существо и смотрело на меня желтыми колючими глазами». Затем черт, «вскочив мне на спину, сжал мою шею и придавил меня к полу». Полузадушенный философ, ухитрился в последний момент «сотворить заклинание», после чего «о н (черт с желтыми глазами. — В. Л.) стал слабеть, руки его разжались» и т. д.34


34 «На жизненном пути», т. 2. СПБ, 1912, стр. 222.


Как видим, английские парапсихологи нашли во Владимире Соловьеве вполне подходящего комментатора и редактора!

Соловьев писал, что не сомневается в «едином происхождении» телепатических и спиритических явлений, и предлагал изучать их «совместно». По этому же пути пошло и американское «психическое» общество, возглавленное философом Уильямом Джемсом и психологом Макдугаллом. Во Франции академик Шарль Рише со своим парижским «центром» (развернувшимся впоследствии в «метапсихический институт») был также вполне последователен, когда объединил телепатию, ясновидение, гадание и спиритизм в некую целостную систему, именуемую «метапсихикой»…