ОККУЛЬТИЗМ БЕЗ МАСКИ

«ТАЙНЫ ДУХА»


...

3. Таланты и поклонники

С историей телепатии читатель познакомился в предыдущих главах.

Среди ее главных героев (если ограничиться двадцатью столетиями нашей эры) были шаманы Сибири и колдуны Африки, психически больной Сведенборг, шарлатан с докторской степенью де Роша и другие.

А вот в каких красках выглядит «начало» телепатии в изложении Л. Васильева.

«Поворотным пунктом можно считать 1876 год, когда известный английский физик Баррет выступил па заседании Британской ассоциации ученых с докладом о непосредственной передаче мысли»… Далее говорится об «удивительных наблюдениях профессора Баррета», которые содержались в этом первом телепатическом «научном докладе».

И еще:

«Знаменитый французский физиолог Шарль Рише тоже стал производить подобные опыты…»

С этих пор, заявляет Л. Васильев, телепатия «стала предметом науки» и «не только изучается во всеоружии лабораторных экспериментальных методов, но и находит себе поддержку в самых передовых направлениях научной мысли…»

Имена Баррета и Рише в этой истории нам хорошо знакомы. Знаком и доклад Баррета в Британской ассоциации ученых (о котором я упоминал в главе «Ловцы призраков»). Следует заметить, между прочим, что, говоря об этом «историческом докладе», Л. Васильев опускает одну небольшую деталь. По решению президента Британской ассоциации великого физика Томсона-Кельвина доклад Баррета не был помещен в «Трудах» ассоциации. Мотивировка? «Несовместимость содержания с принципами научного мышления»! Среди «научных» вкладов Рише и Баррета в парапсихологию фигурируют также, как помнит читатель, беседы с покойниками, верчение столов, опыты с «автоматическим писанием» посланий, продиктованных духами, и многое другое.

Верчение столов и переговоры с духами в книгах Л. Васильева, естественно, не присутствуют. Он от них отмежевывается. Но из основных источников спиритической литературы, таких, как журнал «Ребус», или «Призраки» Гернея, Майерса и Подмора, или «Жизнь после смерти» (глава шестая «Таинственных явлений психики» Баррета), Л. Васильев черпает, как мы увидим дальше, полной пригоршней. Он их цитирует, он ими широко пользуется.

Итак, какие, спрашивается, «удивительные наблюдения» Баррета и «передовые опыты» Рише поставлены ленинградским парапсихологом во главу истории телепатии? Вот какие.

«Я принес (цитирует Л. Васильев Баррета) кое-что из кладовой для съестных припасов и, стоя позади девочки, глаза которой я тщательно завязал, взял немного соли и положил себе в рот. Моментально она сплюнула и воскликнула: «Почему вы кладете мне в рот соль?» Потом я отведал сахару, и она сказала: «Это лучше». На вопрос, на что это похоже, она ответила: «Это сладкое»». И т. д.

Разгадку этого «удивительного наблюдения», не прибегая ни к какой телепатии, мы уже имели, когда рассказывали о «сенситивных» молодых девушках и дамах из «лабораторий» Рейхенбаха и де Роша.

В книгах самого Л. Васильева можно прочитать о «поразительной легкости», с какой реализуется у истеричных, легко внушаемых субъектов «все то, чего тайно ожидает от них» внушающий. «Каждый его жест, интонация голоса, неосторожно оброненное слово воспринимается как косвенное внушение, вызывая соответствующий эффект…»

В своих отчетах У. Баррет как раз и повествует довольно простодушно о том, как упорно «тренировал» он девочку, прежде чем «развил ее дар». В конце концов, пишет Баррет, она научилась телепатически чувствовать вкус соответствующей специи «без задержки» (и даже иногда еще раньше, чем экспериментатор успевал положить щепотку себе в рот!).

Несколько проще обстояло дело со знаменитым «телепатическим семейством священника Крири», также вошедшим в круг экспериментов Баррета.

Четверо дочерей этого провинциального шотландского священника охотно демонстрировали профессору свои необычайные способности. Сестры читали мысли друг друга с завязанными глазами и даже находясь в разных комнатах. «Феномен дочерей священника Крири» был тотчас опубликован в «Трудах» («Proceedings») лондонского психического общества. Он цитировался парапсихологами в качестве классического случая телепатии. Финал наступил, когда сигнализация, ловко применявшаяся сестрами Крири, была раскрыта одним из наблюдателей. Милые сестры дурачили Баррета! Дурачили зачем? Ради озорства, смешанного с тщеславием. Об «одаренных девочках» писали газеты. Наблюдать за их таинственным даром приезжали ученые господа из Лондона. Сестер закармливали конфетами и пирожными. Денег священник Крири за показ своих дочерей не брал. Родители же девочки, телепатически ощущавшей вкус сахара и соли, работали на более деловой основе. Профессор Баррет платил им по десять шиллингов за сеанс.

Опыты «телепатической» передачи вкусовых ощущений, между прочим, в очередной раз проводились в 1963 году в Оксфорде (Англия). Демонстрировалась, в частности, «передача вкуса табака от папиросы». Опыты 1963 года прошли вполне на уровне опытов 1876-го. История «новаторской науки» — парапсихологии в этом пункте (как и в других) за сто лет вперед не продвинулась. Опыты в Оксфорде ставил упоминавшийся уже С. Абрамс, ученик американца Райна. Абрамс циркулировал в 60-х годах между Америкой и Европой, имея от Райна задание налаживать «научные связи» парапсихологов разных стран. С Л. Васильевым у него завязалась деятельная переписка. И 16 октября 1961 года он сообщал Васильеву, что будет «и дальше информировать» его, а также предлагал «приехать в Ленинград, чтобы побеседовать с Вами» и организовать «семинар по современному состоянию проблемы ЭСП».

Так далеко «контакты» между телепатами, однако, тогда не зашли, и господину Абрамсу не удалось осчастливить Ленинград своим визитом и «семинаром» по современному состоянию телепатии.