ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ В МИРЕ ДУХОВ

ДУХИ В РОССИИ


...

3. Комиссия Менделеева

Но реклама и сенсационный шум в газетах делали свое.

Столоверчение вышло далеко за пределы столичных гостиных (где подвизались толстовские Кругосветловы и Сахатовы) и стало распространяться в провинции. Вечерние собеседования с духами и телепатические сеансы заменили кое-где привычного подкидного дурака и преферанс. Тамбовский житель Н. Тулушев сообщал, например, что вечером 18 ноября 1887 года на Семинарской улице в собственном доме он и его знакомые «получили стуками сообщение от имени Анастасии Перелыгиной, просившей помолиться о ней». Просившая объяснила, что «отравилась спичками и умерла 17-го ноября». В местечке Шепетовка Киевской губернии квартиры местных обывателей начал посещать «призрак молодой женщины». «Несчастная (сообщал корреспондент «Петербургского листка») незадолго до этого бросилась в реку и утонула по причине несчастной любви». Еще в одном месте «стуки в дверь, мяуканье и сотрясение стен от неизвестной причины» приняли по ночам такие размеры, что «пришлось звать полицию».

Разумеется, не обошлось и без газетных ссылок на авторитет «нашего знаменитого ученого, академика А. М. Бутлерова», который «доказал, что сверхъестественные явления действительно существуют» и прочее.

Все это принимало уже характер подлинного общественного бедствия. И вот тогда вступила в борьбу непримиримая коллективная сила. Вышли вперед люди трезвой мысли, сделавшие во второй раз в истории (после парижской аферы Месмера) то, чего требовала от них совесть ученого, требовало достоинство науки.

Петербургский университет сформировал так называемую комиссию Менделеева.

Выступая 17 апреля 1875 года с призывом к профессорам и преподавателям университета, наш великий ученый писал:

«Пришло время обратить внимание на распространение занятий спиритическими явлениями в семейных кружках и среди некоторых ученых. Занятия столоверчением, разговором с невидимыми существами при помощи стуков, вызовом человеческих фигур посредством медиумов грозят распространением мистицизма, могущего оторвать многих от здравого взгляда на предметы и усилить суеверие, потому что сложилась гипотеза о духах, которые будто бы производят эти явления…»

Время пришло. И в комиссию, возглавленную Менделеевым, включились прежде всего русские физики — представители авангарда материалистического естествознания, чувствовавшие себя особо ответственными за судьбы науки. Там были Боргман, Краевич, Лачинов, Петрушевский, Гезехус, Фан-дер-Флит — люди передовых общественных взглядов, материалисты по убеждению, зоркие экспериментаторы, умевшие заглядывать внутрь эмпирической оболочки явлений. По учебникам Краевича училось не одно поколение дореволюционной русской молодежи. Петрушевский долгое время возглавлял русскую физическую школу. Профессор Иван Иванович Боргман в дни революции 1905 года стал первым выборным ректором Петербургского университета, другом революционного студенчества и предметом ненависти со стороны «белоподкладочников»,32 черносотенцев, сыщиков в рясах и просто сыщиков.


32 презрительная кличка студентов из «высшего общества»


Боргман был правой рукой Менделеева в знаменитой комиссии. Именно Боргману принадлежит наиболее точное высказывание, подчеркнувшее серьезность положения. То, что казалось многим в России и на Западе всего лишь забавной аберрацией нескольких «свихнувшихся» профессоров, Боргман рассматривал с иных позиций. Он расценил «историю со спиритизмом» как факт идеологической борьбы, как стремление взорвать научный материализм изнутри, навязав науке чуждые ей идеи.

«Мистицизм, — писал ученый, — не желает уснуть сном вечным, а, подчиняясь веянию времени, …принимает даже форму какой-то естественнонаучной системы, создает всевозможные психические и психодинамические силы…»

И еще:

«Мистицизм старается подкрепить себя какими-то мнимыми фактами, чем-то реальным, хочет опереться на опыты…»

Менделеевская комиссия, приняв этот тезис Боргмана, нащупала самый корень вопроса.

Как работала комиссия?

Обследованию подверглись «медиумические» сеансы по выбору Бутлерова, Аксакова и Вагнера и в их присутствии. Но после полнейшего провала всех претензий спиритов и разоблачения проделок медиумов Бутлеров и его единомышленники отказались от дальнейшего участия в работах.

«Медиумические явления, — заявил в оправдание профессор Вагнер, — явления особенные. Они могут 15–20 раз не дать результата, а на 21-й раз дать…»

Менделеев ответил на это, что критерием реальности фактов, которые изучает наука, является как раз возможность повторить опыт. «Отдельный, изолированный факт, — писал великий ученый, — не факт. Он не имеет никакой ценности для науки».

Медиумы братья Петти, привезенные Аксаковым из Англии, тоже выразили недовольство. Их коронным номером была демонстрация водяных капель, выделяемых духами. Кроме того, духи под руководством этих медиумов звонили в колокольчик. Капли в присутствии комиссии действительно выделялись. Но их химический состав оказался в точности таким же, как состав слюны медиумов! Что же касается колокольчика, то он, опять-таки, звонил. Но лишь тогда, когда до него могла дотянуться человеческая рука. Стоило только членам комиссии сконструировать и разместить незаметно для медиумов ловушку, надежно преграждавшую путь к колокольчику, как звон прекращался…

Были подвергнуты проверке и многочисленные «феномены» с другими медиумами. Результат тот же.

«Прыгающие» и «летающие» столы, например, после того, как их заменяли другими, с конфигурацией, заведомо исключавшей подталкивание ногами, переставали летать и прыгать.

В итоговом заключении комиссии от 21 марта 1876 года можно было прочитать:

«Спириты и люди науки, увлекшиеся спиритизмом, с особенной настойчивостью распространяют мистические воззрения, выдаваемые ими за новые научные истины. Они пользуются тем, что эти воззрения принимаются многими на веру прежде всего потому, что соответствуют стародавним суевериям, с которыми давно борется наука…

На основании всей совокупности узнанного и виденного, — гласил окончательный вывод, — члены комиссии пришли к следующему заключению: спиритические явления происходят от бессознательных движений или от сознательного обмана, а спиритическое учение есть суеверие…».33


33 «Материалы для суждения о спиритизме». Издатель Д. И. Менделеев. СПБ, 1876


Документы менделеевской комиссии вошли в историю борьбы за Разум как непреходящая веха. Они сохранили всю свою актуальность и в наши дни.

Но борьба только начиналась.