ФАБРИКАНТЫ ЧУДЕС

ВЕРХОМ НА РАКЕТЕ


...

3. Варяги

Итак, дорогой читатель, мы ошибались с вами, полагая, что исторический прогресс выстрадан родом людским в тяжелой и славной борьбе. В борьбе, которая велась собственными силами людей, их трудом и разумом, побеждавшим природу и обращавшим ее на службу человеку. Мы заблуждались, считая, что история общества развивается по своим внутренним законам, открытым основоположниками научного коммунизма. Да, мы были слепцами. И кандидат наук Зайцев открыл нам глаза. Род людской прозябал бы до сего дня в ничтожестве, если б не космические варяги, спустившиеся с небес, чтобы володеть и княжить и «программировать» историю человечества! И нет, конечно, ни малейшей разницы в главном, в основном, между религиозным подходом к истории человечества и «точкой зрения» кандидата наук Зайцева. По мнению отцов церкви, судьбами людей управляет бог. А согласно Зайцеву— дергают земных марионеток за ниточку небесные хозяева, помещающиеся на другой планете… Комментируя эту, с позволения сказать, концепцию, французский историк-материалист Габриэль Гоо пишет:

«Рука Провидения, называвшаяся раньше «богом», теперь называется пришельцами из космоса. Название другое, а суть та же. И все это вызвано тем, что в наш век межпланетных полетов некоторые религиозно настроенные писатели ищут убежища в «космизации» религиозных мифов»….70


70 Gabriel Gоhau. Le retour des extra-terrestres. «Les cahiers rationalisles». Decembre 1972 (Габриель Гоо. Возвращение внеземлян. «Тетради рационализма», декабрь 1972, стр. 117)


Личное дело кандидата наук Зайцева, повторяю, — заниматься на свой собственный счет ревизией основ исторического материализма. Но стоило ли предоставлять для этой затеи бумагу и типографский шрифт, выработанные трудом советских людей? Стоило ли набирать и печатать этот реакционный бред?

«Гипотеза» о Христе-космонавте, как и следовало ожидать, вызвала сочувственный интерес на молитвенных собраниях сектантов. Ею заинтересовались духовные лица. И так как «гипотеза» преподносилась за подписью преподавателя университета, пришлось вмешаться видным ленинградским ученым. Профессора Ю. С. Маслов (филолог), М. И. Шахнович (историк религии), К. Ф. Огородников (астроном) и другие произвели экспертизу «гипотезы» и пришли к единодушному мнению. «В. Зайцев, — констатировали ученые, — обнаружил отсутствие элементарной логики, нежелание видеть факты, противоречащие его построениям… Содержание «гипотезы» В. Зайцева не выдерживает критики и является совершенно ненаучным… Публичные выступления с популяризацией «гипотезы» могут лишь дискредитировать научно-атеистическую пропаганду…»71


71 «Еще раз по поводу реакционного мифотворчества». «Ленинградская правда», 26 июля 1962 г.


В редакционной статье, помещенной в связи с этим заявлением, «Ленинградская правда» писала:

«Газета выступает против поповщины, пропагандируемой В. Зайцевым, против недостойных попыток использования материалистического положения о множественности обитаемых миров для подведения некоей «материальной базы» под наиболее вздорные библейские мифы…»

Выступление газеты было вызвано, в частности, попытками некоторых поклонников «гипотезы» раздуть вокруг нее сенсационный шум.

Сотрудник филиала одного из институтов Н. Вилинбахов и лектор Н. Липинский, например, заявили, что «новая трактовка» вознесения Иисуса Христа придает евангелиям «конкретное материалистическое содержание». Литераторы Ю. Топин-Эшман, М. Белов-Элинсон, В. Голаит, А. Шейкин и другие в коллективном выступлении утверждали, что «гипотеза» о Христе-космонавте «исходит из материалистического представления» и что В. Зайцев — продолжатель великого Джордано Бруно! «Каждый ученый имеет право выдвигать гипотезы!» — восклицали названные литераторы.

На праве выдвигать гипотезы настаивал, как известно, еще Энгельс. Но какие гипотезы? Непременным условием, отличающим плодотворную гипотезу от никчемного домысла, всегда была и остается связь с логикой научного мышления, с твердой почвой достоверных фактов. Лишь тогда, писал Энгельс, когда открывается «какой-нибудь новый факт, делающий невозможным прежний способ объяснения фактов, относящихся к той же самой группе…возникает потребность в новых способах объяснения…»

Приведя это высказывание Энгельса, редакционная статья «Ленинградской правды» заключала:

«Те, кто попался на удочку невежественных подделок под науку в стиле В. Зайцева, обнаружили, как видно, прискорбное незнакомство с основными, фундаментальными положениями марксизма-ленинизма…»

Бесспорно, это было так, и на этом, казалось, можно было поставить точку.

Тем временем, однако, автор «гипотезы» переместился из Ленинграда в Минск, где и продолжил свою пропагандистскую деятельность. Скандальный ее характер довольно быстро привлек внимание белорусской общественности, и в 1966 году, в докладе на республиканском партийном съезде первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии П. М. Машеров заметил:

«В Минске не так давно с публичными лекциями выступал кандидат филологических наук В. К. Зайцев. Он решил подвести «материалистическую базу» под библейские мифы… Сектанты адвентисты седьмого дня рассуждения Зайцева приняли с восторгом. К сожалению, некоторые партийные организации и руководители общества «Знание» города Минска не сразу разобрались в философском кредо этого лектора…»

Психология bookap

Зато превосходно разобрался в этом кредо швейцарский специалист по торговле чудесами господин Э. Дэникен. Как описано подробно в одном из еженедельников, он «прилетел в Москву прямо из Южной Америки, изысканно одетый, подвижный, живой, увлеченный, с магнитофоном в кармане…»

Результатом поездок увлеченного господина Дэникена в Москву и по белу свету явился, в частности, кинофильм («Воспоминание о будущем»), предложенный вниманию советских зрителей в 1973 году. Можно было бы задать вопрос, почему именно попало на паши экраны это произведение? Не располагая данными для ответа на этот вопрос, скажем только, что одним из героев фильма является кандидат наук Зайцев. Отныне, стало быть, он сам и его «гипотеза» прочно переплетаются с творческой биографией господина Эриха фон Дэникена. Познакомимся теперь с ней.