ОККУЛЬТИЗМ БЕЗ МАСКИ

«ТАЙНЫ ДУХА»


...

8. Чтецы мыслей

Один из каналов, по которым пропаганда оккультизма продолжает просачиваться в нашу общественную среду, — эстрадные номера, разыгрываемые вокруг «тайн психики».

Аттракцион, именуемый «чтением мыслей», показывался бродячими фокусниками с незапамятных времен. В прошлом столетии на этом поприще с успехом подвизались американцы Браун и Бишоп, англичанин Камберлэнд, немец Фельдман и многие другие.

С большим шумом, например, прошли гастроли в 1880-х годах в России Ирвина Бишопа из Нью-Йорка. Бишоп демонстрировал «телепатию», в частности, перед избранной публикой в помещении редакции «Ребуса» в Петербурге. Присутствовали представители художественного и ученого мира, а также репортеры столичных газет. «Мы увидели, — писал восторженно корреспондент «Нового времени», — нечто необычайное, необъяснимое, сверхъестественное!» И в самом деле. «Взяв за руку нашего известного писателя Д. В. Григоровича, Бишоп повел его к тому месту в зале, где в портфеле у одного из присутствующих был спрятан кинжал». Взяв кинжал (и продолжая держать за руку Григоровича), нью-йоркский телепат направился к одному из зрителей и сделал вид, что колет его кинжалом. «Впечатление было неописуемое. Все вскочили с мест и бурно аплодировали». В чем дело? Оказывается, поясняли репортеры, «г. Бишоп перед началом опыта прежде, чем удалиться в соседнюю комнату, где он был под охраной двух контролеров, вручил писателю Григоровичу кинжал. Затем он попросил его пойти в зал и сделать вид, что колет какого-нибудь из зрителей, а после этого спрятать кинжал в укромном месте. Г-н Григорович исполнил все это, и испытанные им при этом мысли и чувства были восприняты г. Бишопом через стену посредством особых психических лучей». Опыт, разумеется, «удался блестяще».

Оставив пока без комментариев это «необычайное, необъяснимое, сверхъестественное» событие, уточню лишь, что оно произошло на Большой Морской улице в доме 12 в Петербурге 6 ноября 1884 года.

А сегодня, как известно, многие исполнители этого рода представлений честно работают в системе наших зрелищных организаций, исправно платя профсоюзные взносы и не претендуя ни на какие контакты с психическими лучами и с миром таинственного.

Ибо техника этого аттракциона давно и хорошо известна, и эстрадники передают ее друг другу из поколения в поколение. В основе зрелища — те самые идеомоторные мускульные реакции, о которых шла речь в главе о «волшебном жезле». Держа за руку участника опыта (знающего, где спрятан предмет), артист зорко следит за чуть заметными мышечными движениями, которыми тот непроизвольно реагирует на приближение к предмету. Происходит, как в детской игре, когда кричат «горячо!» С той разницей, что сигналом здесь служит мускульная подсказка. И даже необязательно мускульная. Один из опытных эстрадных исполнителей этого жанра писал в журнале «Техника—молодежи» (№ 12, 1961):

«Я часто выполняю мысленные задания без непосредственного контакта (т. е. не держась за руку) и даже с завязанными глазами. Указателем для меня может служить частота дыхания (второго участника. — В. Л.), биение его пульса, тембр голоса, характер походки и т. д. То, что мои глаза завязаны, больше всего действует на аудиторию. Мне же работать с завязанными глазами даже удобнее: я лучше сосредоточиваюсь…»

Подсказкой для артиста может служить также реакция публики — шепот, переговаривание и т. д. Специалисты эстрадного дела знают, кроме того, что в театральных залах (где нельзя рисковать неудачей) «чтецы мыслей», как правило, подстраховывают себя ассистентами. Ассистенты маскируются под зрителей (их рассаживают в «стратегических точках» зала), они фигурируют в качестве «добровольцев из публики» и т. д.

В эстрадном номере «чтения мыслей» нет, в итоге, никакой телепатии, и те, кто претендует на это, занимаются сознательным шарлатанством.

Попытки выдавать эстрадный спектакль за демонстрацию «таинственных явлений психики» всегда вызывали резкий протест прогрессивных людей науки. Вот что писал еще шестьдесят с лишним лет назад наш знаменитый физиолог академик И. Р. Тарханов

«…Тешиться, забавляться этими опытами (чтением мыслей. — В. Л.) весьма естественно в качестве приятного развлечения. Не то, однако, как только опытам этим начинают придавать особое значение, открывающее будто бы новые пути, новые таинственные лучеиспускания и тому подобное. Тут уже грань безвредности переступается, так как такого рода мнениями поддерживаются ложные взгляды на явления природы и укрепляется то мистическое настроение, которое подтачивает разум человека…».108


108 Акад. И. Р. Тарханов. Внушение, гипнотизм и чтение мыслей, 2-е изд. СПБ, 1907


Советские мастера эстрады понимают это. Но не все. Расползшаяся с легкой руки Л. Васильева мода на «таинственное» подействовала на некоторых деятелей этого жанра, как шпоры на резвого коня. И вот уже, например.; начинающий артист Ленгосэстрады Е. Виноградов сообщает корреспонденту вечерней газеты, что вся суть его, Виноградова, номеров — в «передаче мыслей на расстояние», и что «телепатическую способность можно развивать». Артист М. Купи оповещает через печать и радио, что он, Куни — телепат. Другой чтец мыслей В. Мессинг пишет мемуары, где говорится, что вступительное слово, написанное для него видным советским психологом М. Г. Ярошевским (вступительное слово, которым артист пользовался в течение пятнадцати лет), было… навязано ему, Мессингу, и отныне недействительно.

Но история с мемуарами В. Мессинга выходит настолько за пределы заурядной мистификации, что небесполезно остановиться на ней более подробно.