СВИДЕТЕЛИ КОЛДОВСТВА

АНГЕЛЫ И ИНЖЕНЕРЫ


...

2

Выход на историческую арену рабочего класса и первые его бои за свое освобождение (чартисты в Англии, баррикады июня сорок восьмого года в Париже) изменили общественную атмосферу. В воздухе запахло грозой. «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма», — писали в 1848 году в Коммунистическом манифесте Маркс и Энгельс. «Буржуазия не только выковала оружие, несущее ей смерть, она породила и людей, которые будут сражаться этим оружием, — современных рабочих, пролетариев…»

В арсенале идейного оружия, перед силой которого всегда трепетали реакционные классы, был и остается научный материализм и атеизм.

«Покорение сил природы, — читаем в Коммунистическом манифесте, — машинное производство, применение химии в промышленности и земледелии, пароходство, железные дороги, электрический телеграф… — какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда!»12


12 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч т. 4, стр. 429


Но там, где новое общественное бытие, там и новое сознание. Престиж религии в умах народных масс осязаемо пал в середине XIX века. Авторитет материалистического естествознания неизмеримо вырос. Материализм, пусть пока еще в несовершенной механистической форме, завоевывал новую аудиторию, новые читательские массы. Атеистические сочинения Фохта, Бюхнера, Молешотта раскупались нарасхват. Они проникали и в сдавленную царизмом Россию, где бурлил самостоятельный поток боевой материалистической мысли. Петрашевцы, Герцен, Чернышевский и с ними революционные демократы шестидесятых годов были властителями дум молодого поколения.

В этой-то обстановке произошел поворот, о котором писал Владимир Ильич Ленин: «Наступил такой исторический момент, когда командующая буржуазия, из страха перед растущим и крепнущим пролетариатом, поддерживает все отсталое, отмирающее, средневековое. Отживающая буржуазия соединяется со всеми отжившими и отживающими силами, чтобы сохранить колеблющееся наемное рабство».13


13 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 166


Наступило время, когда попытки сомкнуть дикие суеверия первобытных времен с естественными науками приобрели сознательный и целеустремленный характер.


-