ВМЕСТО ЭПИЛОГА

1

Те, кто ратуют за «перспективы телепатии», выдвигают аргументы, мимо которых нельзя пройти хотя бы потому, что в них перемешаны правда и ложь, факты и вымыслы.

А ведь давно известно, что полуправда хуже лжи, ибо в этой смеси ложь выглядит более правдоподобно, чем в чистом виде. Французский философ Лихтанберже шел даже еще дальше, когда говорил, что «самая опасная ложь — это истина, слегка подправленная ложью»!

Так вот, один из постоянных припевов «научных» оккультистов в нашей стране — напоминание о генетике и кибернетике. «В Советском Союзе, — кричат телепаты, — несправедливо недооценивали одно время эти науки, и это на какой-то срок повело к отставанию в столь важных для народного хозяйства областях. Как бы не случилось того же самого с парапсихологией!»

Логическая пустота этого демагогического крика очевидна. Следует ли, в самом деле, из того, что в нашей стране отдельные лица и группы ошибались одно время по двум или нескольким конкретным проблемам, что такое же событие непременно должно произойти в любой третьей области? Что мы не имеем право отвергнуть, например, антинаучный вздор спиритизма или астрологии только потому, что кто-то отвергал верные и нужные идеи генетики и кибернетики? Правильнее будет сказать наоборот. Именно ошибки, раскрытые в свое время в области генетики, с еще большей силой мобилизуют сегодня общественный протест против любых новых поползновений внедрять лженауку. Эта мысль ярко высказана в замечательной книге нашего знаменитого генетика академика Николая Петровича Дубинина. «Ошибки Т. Д. Лысенко, — пишет академик Дубинин, — выковали броню против всякого попустительства лженауке…»117


117 Н. П. Дубинин. Вечное движение. М, Политиздат, 1973, стр. 436.


Знаменательные слова! И надо к этому добавить, что кроме поверхностных и необязательных аналогий существуют ведь еще и другие, решающие критерии, дающие однозначный ответ на вопрос, что правильно и что неправильно. Что научно и что антинаучно.

К числу таких решающих обстоятельств, кроме критерия практики (о нем в применении к телепатии говорил, мы помним, еще Чернышевский), выдвигается на первое место, конечно, критерий исторический.

История прошлого есть ключ к пониманию настоящего и прогноза на будущее. Исторический метод лежит в сердце марксистского анализа общественных явлений.

И задачей данной книги было как раз показать, что вся тысячелетняя история телепатических и прочих подобных изысканий, от начала и до конца — однообразная история обманов и самообманов, бреда и галлюцинаций, басен и выдумок, нацеленных на разжигание мистических и религиозных суеверий.

Находятся, однако, люди, которым исторический опыт не пошел впрок.

Это относится, например, к четырем психологам (В. П. Зинченко, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, А. Р. Лурия), опубликовавшим коллективную статью в сентябрьском за 1973 год номере журнала «Вопросы философии». «В том, что объединяется понятием парапсихологии, — пишут они, — нужно различать, с одной стороны, мнимые, рекламируемые мистиками и шарлатанами «сверхъестественные» феномены, а с другой стороны — явления, реально существующие, но еще не получившие удовлетворительного научного… объяснения…»

Ровно сто лет назад то же самое писали по поводу столоверчения и бесед с покойниками тогдашние ревнители «тайн психики» Рише и Крукс: «Следует строго различать обманные действия некоторых медиумов от действительных, реальных проявлений медиумизма»… И все последователи Крукса и Рише по части столоверчения, телепатии, психокинеза и т. д. неизменно метали громы и молнии против «шарлатанов, компрометирующих подлинные научные исследования медиумизма». И заклинали «не выплескивать вместе с грязной водой ребенка». Но «ребенка» при этом никогда в наличии не оказывалось и не могло оказаться! Так что авторы статьи в «Вопросах философии» повторили здесь давно пройденное. Еще более прискорбно выглядит выдвинутое ими предложение «привлечь внимание серьезных научных организаций к явлениям (!), описываемым в парапсихологии». Это якобы «поможет раскрыть их истинную природу» (давно, как известно, раскрытую специалистами в области иллюзионного фокуса и врачами-психиатрами, исследующими разные формы параноидального бреда). Авторы статьи предлагают, в частности, подключить к этой «работе» такие-то и такие-то институты Академии наук, физиков, инженеров и т. д. Не кажется ли почтенным авторам упомянутой статьи, что дело клонится в этом их «предложении» к явной профанации науки, отвлекаемой от решения реальных, действительных задач коммунистического строительства и научно-технической революции нашего времени? Что же касается тех физиков, инженеров, психологов и т. д., которые ставят «опыты» с висением предметов в воздухе под действием «лучей мысли» и с прочими подобными «феноменами», то не лучше ли предоставить этим любителям заниматься своим хобби у себя дома и на свой собственный счет?

Другой излюбленный узор, расшиваемый пропагандистами «научного» оккультизма — апелляция к безграничным возможностям науки. Нельзя-де зарекаться от того, что в будущем откроются совершенно новые явления, новые волны, новые законы природы. То, что кажется научно невозможным сегодня, может реализоваться завтра. «Мир полон тайн», и «есть многое на свете, друг Гораций, чего не снилось нашим мудрецам»! Еще 100 лет назад никто не знал, скажем, ничего о радиоволнах, 50 лет назад — об антивеществе, 10 лет назад — о пульсарах и квазарах. И так далее, и тому подобное. И пусть даже, говорят парапсихологи, ни один эксперимент сегодня не доказывает реальности телепатии и телекинеза, это вполне может произойти завтра. Ведь человеческий мозг изучен далеко не до конца. А потому будем искать…

К этому добавляют знаменитую чеховскую ироническую фразу (якобы побивающую тех, кто раскрывает подлинную суть парапсихологии): «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

Уж имени Чехова я бы не советовал трогать парапсихологам!

Чехов, как хорошо знают его биографы, считал себя учеником Писарева и Чернышевского. Он идейно воспитывался, как врач-материалист, он презирал мистицизм во всех его масках и формах.

Нелепость и вредность позиции чеховского персонажа состоит, как ясно, не в том, что он отрицает возможность каких-то событий. Нелепость и вредность — в бездоказательности отрицания. Демагогически играя на этой струнке, парапсихологи тут же подсовывают обратное утверждение: «Все может быть, потому что все возможно».

Но этот второй тезис столь же ошибочен, как и первый.

Ибо величие и могущество науки состоит также и в том, что она во многих случаях знает совершенно точно границу возможного и невозможного.

Напомню некоторые из границ, налагаемых наукой.

Не может быть ни одного процесса в природе, который шел бы вразрез с законом сохранения энергии (невозможен, другими словами, вечный двигатель, то, что физики называют «перпетуум-мобиле первого рода»).

Не может нарушаться так называемый закон сохранения импульса (нельзя, в частности, поднять себя за волосы).

Невозможно ни одно явление (в масштабе крупных физических тел), протекающее вне трехмерного пространства и необратимо текущего времени.

Достаточно этих трех примеров.

Важнейшая их черта прежде всего в том, что они имеют абсолютное значение.

Да, они представляют собой крупицы абсолютной истины, уже добытые наукой на бесконечном пути познания. Ибо они, эти границы, говоря словами Ленина (которые я уже приводил раньше), отражают «коренные условия бытия материи». И во-вторых, негативный, отрицательный смысл этих запретов не только нф исключает, а, наоборот, — ив этом глубочайшая диалектика — открывает положительные, позитивные пути в науке.

На основе закона сохранения импульса, например, была создана теория полета ракеты, проложен путь в космос. Закон сохранения энергии вызвал находку новой элементарной частицы (на которую зря возлагают надежды телепаты) — нейтрино.

Так вот, хотя материя действительно неисчерпаема, и полна тайн, и впереди предстоят вещи, которые «не снились мудрецам», все это не сможет отменить перечисленные законы природы. Наоборот. Все новое и удивительное возникнет на основе этих (и подобных им) законов.

И если бы даже мы ничего не знали о том, что творится за кулисами парапсихологии, простое приложение методов науки сразу же показало бы дутый характер мнимых «пси-феноменов».

Психокинез, напомню, грубо нарушает закон сохранения энергии. Прекогниция, она же проскопия (когда карта угадывается еще прежде, чем кто-нибудь на нее посмотрел, и даже прежде, чем она напечатана в типографии), попирает физическую причинную связь во времени. «Чистая» телепатия и «чистое» ясновидение — физически такой же мыльный пузырь, как и все остальное. Напомню про опыты с картами по схеме «насквозь сверху вниз», когда любые (известные и неизвестные) «волны» и «поля» должны были бы смешаться в непереваримую смесь. Неплохо вспомнить еще о телепатеме, якобы посылаемой мозгом умирающего и почему-то несущей образ не того, о ком он думает, а свой собственный образ.

«Если быть честным, — пишет английский парапсихолог С. Дж. Соул, — надо признать, что ни к одному из пси-явлений не может быть подставлен какой-либо физический механизм…»

Вот именно, если быть честным.

«Напрасно, — разъясняет со своей стороны западногерманский спирит и телепат Паскуаль Иордан, — некоторые возлагают надежды на физику для объяснения парафеноменов… Эти феномены выходят принципиально за пределы физического мира…»

Психология bookap

Мнением Йордана, кстати, тут пренебрегать не приходится. Он не только спирит и телепат, но и крупнейший специалист в области теоретической физики, один из основателей квантовой теории материи.

Так что, отнюдь не солидаризируясь с Йорданом по части парапсихологии, мы можем с полным доверием отнестись к его экспертизе в делах физических.