ЗА ШИРМОЙ НАУКИ

ПЕРЕВОРОТ В НАУКЕ ДЖ. Б. РАЙНА


...

4. «Говорите ясно…»

Переходя конкретно к Райну, Лэнгмуйр сообщает, что в 1934 году он «провел с ним целый день в университете Дьюка». Райн показал своему гостю огромный шкаф, в котором, по словам владельца, хранятся результаты нескольких миллионов угадываний. Правильные ответы телепатов и ясновидцев в этой коллекции составляют 7 из 25 — превышение над уровнем случайности внушительное!.58 «А где у вас те серии ответов, где среднее число удач ниже уровня вероятности, то есть меньше 5 на 25?» — спросил Лэнгмуйр.


58 Случайно в колоде из 25 зенеровских карт в среднем, повторяю, можно угадать правильно лишь 5


Задавая этот вопрос, ученый имел в виду тот известный каждому игроку в азартные игры факт, что в достаточно длинной чреде проб полосы «везения» (т. е. повышенного числа удач) могут сменяться полосами «невезения» (сгущениями неудач). На языке теории вероятностей это называется положительными и отрицательными флюктуациями — колебаниями вверх и вниз от уровня случайности. Складываясь, флюктуации взаимно погашаются, и в окончательном среднем возникает тот ответ, который диктуется законом случая. Вырывая же из длинного ряда проб только одни положительные флюктуации, мы, тем самым, препарируем, проще говоря, фальсифицируем статистику…

Итак, на вопрос Лэнгмуйра Райн, нимало не смущаясь, показал на другой объемистый шкаф. Там, по его словам, он хранит серии с ответами ниже 5. «Но почему же вы не присоединяете эти серии к положительным? Ведь после этого среднее число правильных угадываний должно будет упасть до 5? Вы это собираетесь сделать?»

«Конечно, нет!» — не моргнув глазом, ответил Райн. «Но почему же?» — «А потому, что ответы ниже уровня вероятности получаются тогда, когда отвечающий почему-либо сердит на меня, и он назло мне (!), нарочно (!!) угадывает хуже среднего…»

Смешно? По мнению профессора Лэнгмуйра, не очень. Ибо тут, в этих словах Райна, содержится вся механика лженауки, ее цинизм, ее насилие над смыслом и разумом человека.

В конце семинара профессору Лэнгмуйру были заданы многочисленные вопросы. Среди них, например, такой: «Не связана ли «патологическая наука» с какими-либо чуждыми науке целями?»

Лэнгмуйр ответил: «В случае с Райном да. Это несомненно».

«А как вы связываете вашу характеристику псевдонауки с религиозными верованиями?

Ответ. Если какой-нибудь религиозный чудотворец любой религии постарается убеждать меня своими чудесами, моя реакция будет та же…

Вопрос. А не возникает ли опасность консерватизма и сужения горизонта науки, если слишком придирчиво встречать каждый новый опыт?

Ответ. Нет, не возникает. Возьмем, например, первые исследования Лауэ и Брэгга59 об электромагнитной природе рентгеновских лучей. Или самые ранние сообщения о волновой природе электрона. Первые свидетельства были очень слабыми. Важно было сохранять полную непредубежденность. Не исключено было, что желаемое принимается за действительное. Но сразу же вмешалось множество новых исследователей, проверявших друг друга, и через 3 или 4 года можно было уже, например, с большой точностью измерять длину волны лучей. А это как раз то, чего не происходит с явлениями псевдонауки…»


59 знаменитые физики, создавшие рентгеноструктурный анализ


Прославленный физикохимик выразил не только свое личное мнение по поводу положения дел на фабрике чудес в Северной Каролине. К нему присоединились авторитетные люди американской науки.

Нобелевский лауреат и один из крупнейших биохимиков современности Сальвадор Луриа так ответил своему коллеге, предлагавшему «поставить более солидный, чем у Райна, эксперимент с телепатией и психокинезом». «Меня совершенно не интересует ваш проект, — сказал Луриа. — Как могут люди, называющие себя учеными, обсуждать такие проекты! Я не представляю себе, чтобы мог найтись разумный экспериментатор, способный рассуждать о вещах, полностью несовместимых с методом науки. Предметом науки являются феномены, доступные любому наблюдателю, а не такие, которые демонстрируются при участии специально подобранных подозрительных личностей!».60


60 «Scientific American» («Сайентифик америкэн»). Декабрь, 1972, стр. 84


Еще раньше, на страницах ведущего «Журнала общей психологии» профессор Нью-йоркского университета X. Рогозин поднял голос протеста против «опасного шарлатанства», свившего, как он писал, гнездо в райновской «лаборатории».

«В течение столетий, — писал Рогозин, — наука вела борьбу с магией и анимизмом, и вот теперь под кровлей этой же самой науки стараются оживить вековые суеверия…»

«Парапсихические изыскания, — продолжал Рогозин, — антиобщественны в самом полном смысле этого слова. Они уводят людей от задач пересоздания общества… ЭСП — это бегство от реальности, измена разуму, возврат к мистицизму…»61


61 Journal of general psychologie, 1939, т. 21, стр. 200–217. Подчеркнуто мною. — В. Л.


Эти гневные слова американского ученого-материалиста вызвали взрыв злобы у единомышленников Райна. «Как старомодно звучит это заявление Рогозина насчет задачи науки — бороться с суевериями и магией! — восклицал, например, английский парапсихолог Соул. — Все это отдает затхлым викторианским душком… Он (Рогозин) твердит зады метафизики XIX столетия…»

Удар по карточным телепатам и духовидцам, как видим, пришелся метко! Можно провести здесь точную историческую параллель между реакцией парапсихологов и откликом ученых обскурантов — тремя десятилетиями раньше — на «Мировые загадки» Геккеля. Владимир Ильич Ленин писал тогда о врагах этой замечательной книги немецкого биолога-материалиста:

«Весело смотреть, как…загораются глаза и розовеют щеки от тех пощечин, которых надавал им (Лоджу и другим реакционным профессорам. — В. Л.) Эрнст Геккель». «… Во всем этом реве, — продолжал Ленин, — …явственно слышен один основной мотив: против «метафизики» естествознания, против «догматизма», против «преувеличения ценности и значения естествознания», против «естественноисторического материализма»».62


62 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 370—371


Интеллектуальные ханжи и святоши жаловались тогда на резкость полемики материалистов против умственного разврата, творимого пропагандистами «научной» магии. По поводу этих жалоб надо напомнить, как относился Ленин к полемике по идеологическим вопросам:

«…Мы не любители жалоб на резкость полемики. Полемизируйте как угодно резко, только говорите ясно, чего вы хотите».63


63 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 15, стр. 189


«Говорите ясно, чего вы хотите…»

Эта ленинская ясность мысли и ясность философской и идеологической позиции всегда помогала марксистам-ленинцам срывать все и всяческие маски с реакционных сил, прикидывавшихся в разные исторические времена то «друзьями народа», то «борцами с догмами», то «отчаянными революционерами» в политике и науке.