§ 4.6. Притворство и ложь


...

Вопросы

Моя маленькая дочка очень щепетильна к своей одежде и может устроить истерику из-за того, что хочет пойти гулять в каком-то конкретном платье. Не рано ли ей?


Угадай, кого она копирует? Если мама настолько не уверена в том, что она существует, что она красивая женщина, то и ее дочь не сможет обойтись без платьев и косметики. Дети верят в нашу систему ценностей и перенимают ее. Приезжайте в мой медитативный лагерь на Алтае – там всем начхать, оделись вы или не оделись, накрасились или не накрасились. Там даже пятитысячная купюра ничего не стоит. И там вы поймете, что все, во что вы верили и считали условием счастья, – лажа. Нет условий для счастья. Хотите быть счастливыми – будьте. И когда вы изменитесь, ваша дочь перестанет страдать по поводу того, как она одета. Дети более гибкие, ведь они еще не настолько сильно застряли в своих страхах и капризах, как их родители. Меняйтесь – и дочь изменится, никуда не денется.

Мой пятилетний сын от первого брака позвонил мне и рассказал, что выиграл конкурс по поеданию сосисок. Я спросил об этом у бывшей жены, но та сказала, что ни в каких конкурсах они не участвовали. Почему он врет мне?


Это не ложь, а фантазии. Сын хотел сказать тебе: «Папа, я чемпион!» Он видел по телевизору чемпиона, которого все поздравляли, потому что он был лучшим, и захотел такого же внимания. Ребенок явно скучает по вашему вниманию и ищет способы получить его, пытаясь стать значимым для вас и главным. Возможно, он ждет от вас, что вы станете чемпионом, пусть даже по поеданию сосисок, чтобы можно было прийти в школу и сказать: «А моего папу по телевизору показали!»

Ребенок приходит из школы с синяками и говорит, что упал. Понятно, что его в школе бьют. Как поступать? Докапываться до правды? Или оставить его с этим, пока он сам помощи не попросит?


Раз скрывает, значит, чего-то ребенок боится больше, чем избиений. Его опыт подсказывает ему, что, если вы вмешаетесь, будет еще хуже. Как-то вы создали такое его мнение о вас, и теперь он предпочтет, чтобы его били, нежели обратится к вам за помощью. Предложите ребенку поговорить о том, что происходит, но без остервенелых ожиданий, без допросов и разборок: «Ты говоришь, что упал, но я тебе честно скажу: у меня есть сомнения в том, что это правда. Мне кажется, что тебя бьют и ты пока не можешь с этим самостоятельно справиться. Если тебе нужна будет поддержка, если ты захочешь посоветоваться и обсудить со мной это, то мы поговорим, как только ты будешь готов». Главное, не давите на ребенка, не ждите, что он тут же вам все расскажет и попросит помощи. Доверие между вами утрачено, и на то, чтобы восстановить его, потребуется какое-то время.

Сын – чистоплотный, опрятный, душится туалетной водой, настирывает свои вещи и начищает обувь, следит за стрижкой, но в своей комнате не вытирает пыль, не моет полы. То есть следит за своим внешним видом, а то, что посторонним не видно, например его комната, его не заботит. То есть лично для себя ему чистоты и порядка не надо. О чем это говорит?


Это говорит о том, что у ребенка сформирована внешняя точка опоры. Для ребенка важно мнение каких-то людей, но не ваше. Он не знает, кто он, у него нет внутренней точки опоры, он полностью зависит от мнения окружающих. Кто заметит его туалетную воду? Кто заметит его чищеные ботинки? Кто его вообще заметит? Он не знает, что он живой, что он существует. Он понятия не имеет об этом. Он живет лишь благодаря внешней оценке, а внутри – неуверенность и пустота. Ребенок выходит в этот мир, чтобы набрать внимания и проверить собственное существование. Откуда это в нем? От вас. Вы тоже обычно не едите то, чем кормите гостей, не живете в том порядке, который наводите перед приходом гостей, не одеваетесь так, как для гостей. Такая же модель теперь есть у ребенка. Если вы уберете ее у себя, если сделаете внутреннюю чистоту главной, то и у него будет то же самое.

Если ребенок сам просит: «Хочу братика» («Хочу сестричку»), – это искренне?


Это не значит, что он осознает последствия своей просьбы, и вряд ли понимает, чего именно просит. Когда ребенок хочет подлизаться к маме с папой, он скажет все, что те хотят услышать. Он будет подбегать и говорить: «Я хочу братика» или «Я тебя люблю». То есть ребенок подхватывает тему, которая для родителей актуальна, желанна и важна, и ее эксплуатирует, а за это мама накрывает его покрывалом своей любви, говорит, какой он замечательный, большой и хороший. Но необходимость быть искусственным рано или поздно приведет к озлоблению ребенка против родителей, которые заставляют его быть таким.