§ 4.2. «Рыбалка» детей

Существует два способа проявления личности. Первый отличают страсть, азарт, кураж, драйв – это следствие личной изобильности, естественного и здорового эгоизма: я что-то предпринимаю, транслирую, дарю, инвестирую в этот мир от себя лично и делаю это с душой. При этом мне совершенно не важно, как я выгляжу и что мне за это будет. Мне важно поделиться с окружающими, потому что я нахожусь в изобилии и лишнего мне не надо, и я готов это отдавать и дарить просто так. Например, я устраиваю вечеринку, приглашаю на нее всех своих друзей и знакомых, и если все гости поедят, отдохнут и уйдут, даже спасибо не сказав, на моем настроении это никак не отразится. Я был счастлив и доволен праздником уже в тот момент, когда задумал его, и чужое «спасибо» не было для меня условием счастья в этот день – я в любом случае получил удовольствие.

Но, как правило, мы так не проявляемся и живем в ожидании чужой оценки, чужой реакции, чужого внимания. И этот механизм называется «рыбалкой»: я что-то делаю и жду реакции-«поклевки», надеюсь на внимание, хочу получить грамоту, мечтаю, чтобы все догадались, ради чего я все это затеял, и не забыли меня поблагодарить. Мы не наивны в своем «отдавании» и делаем все ради чего-то. Сделали комплимент – ждем отдачи, помыли пол – ждем отдачи, и так во всем. И если мы проявляемся, то лишь для того, чтобы поймать, словить, откусить, получить, урвать что-то для себя. Это свидетельство голода – тебе явно чего-то в жизни не хватает. Ты пригласил девушку в ресторан, она согласилась, пришла, поужинала с тобой, поблагодарила и ушла, а ты обиделся. Значит, этот вечер не был подарком для девушки или для тебя лично, а был «рыбалкой» – ты расставил сети и ждал чего-то. Ты прокукарекал – должно солнце взойти. А если нет, то начинаются стресс и фрустрация, обиды на весь мир, недовольство, раздражение, ты чувствуешь себя глупым, слабым и обманутым.

Чаще всего ребенок выступает в роли «рыбака», когда ему не хватает внимания. «Рыбкой» становятся родители, а «наживка» помогает получить их внимание, потому что именно оно и становится главным «уловом», ради него вся эта игра и ведется. Недополучая внимания, ребенок начинает сомневаться в том, что его любят. Ему нужна мама, а она занята – готовит или красится. Ей некогда, и она ребенка отталкивает. Что он чувствует? Мама всем своим поведением, своей тотальностью и заботой обо мне показывала, что я единственный бог и то, ради чего она живет, но на самом деле она врала и я ей не нужен. И в этот момент ребенку становится жизненно необходимо убедиться в том, что мама его не бросила, не забыла, что он до сих пор значим для нее. Он начинает лезть, атаковать, забирать то внимание, которое потерял, – начинается тестирование на выявление ценностей. Мама сказала, что очень занята, но если упасть или перевернуть на кухне мешок с крупой, то она все бросит и прибежит. И когда ребенок знает, что для вас важнее ваших дел, начинается «рыбалка».


ris25.png

Самая эффективная «наживка» – то, что важно и ценно для вас, что вызывает напряжение, на что вы «клюете». Например, если мама очень любит цветы и развела дома шикарную оранжерею, то самый простой способ получить ее внимание – перевернуть горшок с ценным цветком. Если мама однажды среагировала на разбитую вазу и тут же прибежала, хотя до того говорила ребенку, что у нее важные дела, от которых невозможно оторваться, теперь он знает, как вернуть ее внимание – каждый раз из его рук будут падать стеклянные предметы. Или ребенок лезет к маме, а той не до него, он, расстроенный, выходит из комнаты, случайно запинается, падает, ему больно, и он начинает реветь. И тут мама все бросает и мчится к нему. Ребенок на клеточном уровне запоминает, в какой момент он был важен, значим и нужен. Он понимает, что, когда делает нечто, получает желаемое – так начинается «рыбалка». И теперь каждый раз, чтобы получить внимание, он будет запинаться, натыкаться на углы, резаться и царапаться. С учебой то же самое. Когда ребенок учится хорошо, он никому не нужен. Мы уделяем ему внимание, когда он получает двойки и замечания – тогда семья тотально с ним. Ногу сломал, заболел – бросаем все дела и к нему. Отказались купить игрушку, но, если ребенок упадет в магазине на пол и заорет, купим. Все, чему мы уделяем специальное чрезмерное внимание, становится тематическим поведением. Если ребенок понял, как тебя заполучить целиком, – держись! Он будет эксплуатировать это каждый раз.

Понаблюдайте за рыбаками – они каждый день приходят на то место, где клюет, и достают свою снасть. И если есть наживка, на которую рыба ловится, они не будут ее менять. У рыбаков нет совести. Они не услышат мольбы рыбы и будут цинично рыбачить, пока рыба клюет. Им безразлично – больно рыбкам или нет. Когда все прекращается? Когда не клюет, не клюет, не клюет, не клюет, не клюет. Тогда рыбаки начинают творчество проявлять – меняют место, снасти, прикормки или вообще плюют на это занятие.

Игру можно прекратить одним способом – увидеть ее. Мы получаем то, что поощряем. Игра происходит, потому что в ней есть участники. У меня с первой дочерью была такая история. Она принесла сломанные наушники: «Сделай». А я книжку читаю, весь в процессе, увлечен – мне некогда. Говорю: если хочешь слушать музыку, слушай ее так, без наушников, она мне не помешает. Она хлопнула дверью, стала кричать, истерику закатывать. Первая реакция любого родителя в такой ситуации – подорваться, прибежать в комнату ребенка, наорать, наказать, учинить расправу и даже наушники ей сделать, чтобы можно было дальше книжку читать, и в этот момент во мне включился «стоп». Я понял, что раз я не предоставил дочери возможность делать то, что она хочет, в ответ она не дает мне заниматься тем, что я хочу, и ради того, чтобы помешать мне, она на все готова. Продолжаю читать, через какое-то время в соседней комнате истерика стихла, открывается дверь: «Дай клей», – я перевернул страницу, читаю дальше. Через какое-то время захожу в ее комнату – дочь сидит, слушает музыку через наушники, которые залепила обычным пластилином – простая и мудрая инженерная мысль. И «рыбалка» не состоялась, и каждый выиграл – она получила наушники и убедилась в том, что сама может справиться, у нее выросло доверие к себе, а я спокойно дочитал книгу. А если каждый раз реагировать на истерики и бежать помогать, тобой будут пользоваться каждый раз, и ты попадешь в рабство.


ris26.png

Мы придумываем много, накручиваем себя, думаем, что если сейчас истерику ребенка не прекратить, то дальше будет еще хуже, и поэтому идем прерывать то, что нам не нравится, и наказывать детей. Но это и есть участие в «рыбалке», и реагирование и участие – условия для того, чтобы такое поведение ребенка повторялось раз за разом. Как только ты перестал «клевать», ребенок пойдет заниматься другими делами. Когда моя дочь заезжает на велосипеде в комнату, где я работаю, я сразу бросаю работу, говорю «привет», поворачиваюсь к ней, протягиваю руки, показываю, что в этот момент я только с ней. И она, убедившись, что папа в любой момент готов оторваться от работы и пообщаться, тут же разворачивается и уезжает, потому что ей нужно не общение как таковое, а всего лишь доказательство того, что папа ее любит. Она раз заехала на велосипеде – я повернулся к ней, два заехала – то же самое, так постепенно у дочери формируется доверие ко мне и уверенность в том, что, даже если я чем-то увлечен, ей это ничем не грозит – я все равно помню о ней и люблю ее. И даже когда я в командировке или на работе, то ей тоже не нужно скучать по мне и ревновать – я в любую минуту готов пообщаться с ней по телефону, и если она это знает, не будет звонить каждые пять минут. Если дать необходимое внимание, ребенок тут же идет заниматься своими делами.

Если в семье десять детей и каждый хочет заглянуть в папин кабинет и убедиться в том, что папа его любит, значит, ты десять раз подряд будешь отрываться от своих дел, чтобы обернуться к каждому из них. Потому что если у тебя десять детей, значит, ты так изобилен, что тебя хватит на каждого. А иначе зачем все это? И когда дети начнут доверять, у родителей появится куча свободного времени. Пока не доверяют, надо работать над доверием, потому что его нельзя потребовать – только заслужить. И это нисколько не противоречит праву родителей на личную жизнь. Потому что твои дети – это тоже твоя личная жизнь, а желание иметь десять детей – твоя индивидуальная потребность. Пришла к тебе твоя «потребность» – общаешься, пока ей не надоест. А не так, что я сейчас «бизнесмен», и «папой» мне быть некогда.

Сколько у тебя есть социальных ролей, столько и играй, не выбирая, потому что, выбирая, ты ограничиваешь и кастрируешь свою собственную жизнь. Будь изобилен, играй все роли, пусть тебя хватает на всех, будь искренним и тотальным в каждом контакте с ребенком. А если действительно некогда, так честно скажи ему, что тебе некогда. Потому что когда ты бросаешь работу и жертвуешь временем для ребенка, то потом ты начнешь ждать того, что и он будет ради тебя жертвовать. Я помню, как моя жена рассказывала о том, что дочь зовет ее гулять, а она хочет кофе. Я говорю ей: «Попей кофе, потом иди гулять». – «Но дочка плачет!» – «Она плачет, ты пьешь кофе – каждый занимается своим любимым делом». Я точно знаю, как велика разница между довольной и удовлетворенной мамой, которая попила кофе и пошла с дочерью гулять, и той мамой, которая пожертвовала своим удовольствием ради дочери и теперь думает, как на ней отыграться.

Психология bookap

Дети очень быстро перенастраиваются. По опыту семейных консультаций я знаю, что достаточно договориться с мамой или папой, как проблема с ребенком исчезает. Когда происходят изменения в поведении родителей, и у ребенка меняется поведение. У каждого ребенка есть способы «рыбалки», и пока мы ловимся на его «наживки», он будет «рыбачить». Как только ребенок видит, что на «наживку» никто не «клюет», он перестает ее использовать. В этом смысле дети более гибкие, чем взрослые, и быстрее перестраиваются. Видя, что действие перестало приносить дивиденды, дети мгновенно его прекращают.

Самый главный шаг со стороны родителей – это любовь, проявляющаяся через принятие, уважение, заботу и искреннее внимание. Внимание не фрагментарное, не поверхностное, не частичное, а тотальное. Тогда ребенку не нужно будет ничего выдумывать, чтобы его получить. А иначе «рыбалка» может войти у ребенка в привычку, стать единственным способом взаимодействия с миром, но мир не будет так же «ловиться», как родители, и «рыбалка» может стать еще более отчаянной, вычурной и изощренной. Если и это не помогает, человек решает, что ему в этом мире делать больше нечего – он начинает стреляться, спиваться, травиться. А если не хватает мужества убить себя, убивает других, и тогда общество начинает его казнить.