§ 4.1. «Рыбалка» родителей


...

Вопросы

Моя мать, когда мне было двадцать лет, перенесла тяжелейшую операцию. С тех пор, если я хотела уехать из дома, а затем, когда вышла замуж и планировала переехать с семьей в другой город, она пугала меня тем, что скоро умрет в одиночестве, а я буду далеко. Сейчас мне 55 лет, моя мать, слава богу, жива, но я не могу избавиться от ощущения, что мной манипулировали. Теперь, когда я сама себя плохо чувствую, не могу обратиться за помощью к детям – мне кажется, что это их обременит и стеснит, как меня когда-то. Как разрешить этот внутренний конфликт?


Примите, что вами манипулировали, а вы ничего не могли с этим сделать, потому что были слишком слабы. Не рассматривайте эту свою слабость перед манипуляциями матери в категориях «хорошо» или «плохо». Примите, что тогда сделать иначе было не возможно. Сейчас до вас дошло – вы осознали, приняли, и живите дальше. Все, что вам дала мама, – отвращение к манипуляциям и желание жить наоборот. Но наоборот – это, по сути, все то же самое. И у вас есть такой же страх оказаться ненужной, беспомощной и умереть в одиночестве, как у вашей матери – она вам это успешно делегировала. Не переносите свой опыт на детей. Вы не знаете, как будет с вашими детьми, – обременит их забота о вас или нет. Если вы достойны их уважения и доверия, они буду приходить к вам, с большим участием ухаживать и никогда вас не бросят и не оставят одну. Если вы давали поддержку своим детям, сейчас получите ее от них.

Когда я выходила замуж, у моего отца случился инфаркт, он долгое время провел в больнице, свадьбу пришлось перенести. Когда была назначена вторая дата, он снова попал в больницу. Что это? У меня такое ощущение, что это как-то связано с его непринятием моего мужа.


Как психотерапевт скажу, что это достаточно частое явление – отцу не нравится ваш выбор либо он боится потерять вас. Семья – замкнутая система, где количество внимания строго распределено. Ребенок вырастает – поступает в институт, уходит в армию, создает свою семью – в семье родителей начинается перераспределение ресурсов, то есть внимания. Вы подсадили отца на некое количество своего внимания к нему, и теперь он уже не может без вашего постоянного участия, заботы, жалости и своего контроля над вами. Раньше он чувствовал себя нужным, а теперь вы уходите из дома, и смысл его жизни уходит вместе с вами. Как так? Ребенок был моей жизнью, а теперь эта жизнь вышла замуж за другую жизнь. А мне теперь чем жить? И начинается «рыбалка» – через болезни, упреки, наезды, истерики, угрозы. Родители вмешиваются в жизнь детей, не желая признавать, что те выросли, лезут, их посылают, они обижаются, начинают болеть – этот такой каприз, чтобы вернуть себе ребенка. Часто родители начинают обвинять жену или супруга своего ребенка в черствости или негативном настрое против себя – таким образом разрушено множество браков. Покажите отцу, что, несмотря на то что вы вышли замуж, вы все так же его любите, он по-прежнему ваш отец, и тогда ему не нужно будет болеть, чтобы убедиться в том, что вы помните о нем.

Мне 35 лет, у меня семья, двое детей. Почему моя мама продолжает меня контролировать и относиться ко мне, как к маленькому?


Раз это есть – значит, вы это создаете. Раз игра тянется уже 35 лет, значит, вы участвуете в ней на полную катушку. Она относится к вам как к ребенку потому, что когда вы появляетесь в маминой квартире, невольно начинаете играть в маленького. Видя ее, вы включаете все детские модели поведения, и у нее включаются материнские модели. Вы недовольны тем, что она относится к вам как к ребенку, но, по сути, вы сами ее провоцируете на это. Мама для вас – некий образ из прошлого. Вы не воспринимаете ее как человека, здесь и сейчас, в данную минуту, как женщину определенного возраста, прожившую какую-то жизнь. Задайте себе вопрос: чем моя мама отличается от других женщин того же возраста? Она отличается вашими представлениями о ней, вашими выводами и оценками, которые вы накопили за свою жизнь, и теперь вы живете во власти этих застывших слайдов. А то, какой она человек, вы не видите. Наши родители обязательно заметят, что мы выросли, когда мы перестанем смотреть на них через призму наших детских ощущений и капризов.


ris24.png

Но ведь есть мнение, что мы навсегда остаемся для родителей детьми…


Мы остаемся для родителей детьми до тех пор, пока играем в детей.

У многих родителей есть устойчивый стереотип, что ребенка нужно накормить, при этом не важно, сколько ребенок зарабатывает и в каких ресторанах обедает, и вообще, хочет он сейчас есть или нет. Он пришел – мама начинает хлопотать на кухне, а потом требовать, чтобы ребенок все съел. Как быть с этим?


Моя мама тоже хочет накормить меня курником-шмурником и всем прочим, и я прекрасно это знаю. Поэтому если я всего этого не хочу, то до того, как она начнет готовить, я ей звоню и предупреждаю, чтобы она ничего не стряпала, потому что я приеду сытый. Если человек тратится к нашему приходу, вкладывает время и усилия, то отказ очень сильно обижает и оскорбляет. Делайте профилактику – знаете, что едете к маме, но есть у нее не хотите, звоните и предупреждайте, чтобы не она готовила.

В нашей семье «рыбалкой» стало наследство. По-моему, случай не уникальный. Почему так случается?


Если папа мечтает передать сыну свой бизнес, но сыну он не нужен, наследство сложно сделать «рыбалкой». Но если папа заметил, что сын проявляет к семейному бизнесу интерес и строит свою жизнь с учетом этого наследства, здесь вполне может включиться манипуляция: «ты не отработал, не заслужил, ты плохо к нам с матерью относился, ты за нами не ухаживал». То есть не выполнил программу «должен, вынужден, обязан», которую родители своему ребенку придумали, ведь они ждали, что за их деньги ребенок будет под них подкладываться и проституировать.

Кроме того, у многих родителей есть стереотип, что они не просто поддержка, но и помощь для ребенка – те костыли, без которых он не сможет ходить. Мы не хотим учить ребенка видеть деньги и зарабатывать их, а если он умеет это, то пытаемся не замечать его способности самого себя обеспечивать, потому что тогда не чувствуем себя нужными. Родители обещают своему ребенку наследство, а когда он подсаживается, начинают манипулировать. Вот и получается, как в той песне: все могут короли, только жениться по любви не могут. То есть ребенку обещано наследство и дана возможность особо не напрягаться, но все это ценой запретов или обязательств перед родителями.

Почему у некоторых миллиардеров родители были крестьянами или рабочими? Они с детства рассчитывали не на помощь родителей, а лишь на самих себя. И чем быстрее я начинаю понимать, что моя жизнь – это моя жизнь и раскрытие моей индивидуальности – это моя личная забота и больше это никому не нужно, тем лучше, ведь тогда я перестаю рассчитывать на внешнюю поддержку. Не отказываюсь, когда предлагают, но и не требую, если не дают, а вижу все возможности, которые предлагает жизнь, и пользуюсь ими. Когда ребенок ведет себя так, будто рассчитывать ему не на кого, все манипуляции с наследством со стороны родителей заканчиваются.

А если отец – обеспеченный человек, но хочет, чтобы дети сами всего добивались, то ему нужно каждое утро начинать с нравоучения о том, чтобы детям его наследства не видать?


Это тоже манипуляция из серии «не думай о розовом слоне» – и все тут же начинают о нем думать. Вопрос наследства возникает в том случае, если родители чувствуют, что дети вырастают, власть над ними ускользает, растворяется, собственной жизни нет, а привычка манипулировать кем-то никуда не делась. Тогда родители пытаются деньгами прикрепить к себе детей. Некоторые после этого еще и сетуют, что дети выросли несамостоятельными, но несамостоятельными их сделали сами родители.

Моя мать живет в другом городе и, когда приезжает ко мне, требует постоянного внимания к себе, хочет, чтобы я каждую минуту был рядом с ней, возил ее по магазинам и прочее. Откуда это?


Не доводите маму до состояния одержимости голодом. Человек, который манипулирует, делает это вынужденно, неосознанно, находясь в состоянии недостаточности, голода, нехватки, а любой голодный человек становится жадным, глупым и теряет чувство меры – ему надо все больше и больше. В данном случае вы делаете вашу маму голодной – вы от нее прячетесь и убегаете, пугаясь того, что она ненасытна, стараетесь отстраниться, создать дистанцию и тем самым лишь увеличиваете ее голод и одержимость. В каждой социальной роли есть определенное количество внимания, которое необходимо давать. И в вашей роли «я – сын» это тоже есть. Звоните родителям не только тогда, когда вам нужны свежие огурцы и картошка. Звоните и просто так, без повода, вспомнили – и позвонили, чтобы поинтересоваться тем, как у них дела. Потому что любой повод обижает: «Когда ему надо, он звонит, как не надо – не дождешься». И когда вы звоните и по поводу и без повода, то мама, «сытая» вашим вниманием, уверена в том, что вы по-прежнему ее сын, что вы о ней помните, что вы ее любите и ничего не поменялось, даже несмотря на то, что вы женились, – вы звоните, участвуете, разговариваете. И тогда маме не надо приезжать каждую неделю. И каждый месяц не надо. Ей достаточно нескольких звонков.

Моя мать постоянно критикует мою работу. Я стараюсь не реагировать, но терпение может закончиться. Как это вообще прекратить?


Если мама лезет в вашу жизнь, значит, ей не хватает вас. Она ищет новые места для «рыбалки», то есть то, что для вас важно. Мама критикует, а вы сдерживаетесь и стараетесь не реагировать, отвечая: «Ага, спасибо, мам, за совет». Но это не решает проблему – мама просто пойдет искать другое больное место. А чтобы не шла и не искала, нужно дать ей внимание, которого ей не хватает. Она рыбачит, потому что перестала вас чувствовать, что-то важное исчезло из ваших с ней отношений. Чем сильнее голод по вниманию, тем больнее люди кусаются и агрессивнее себя ведут. Когда жена звонит и проводит допрос с пристрастием, то она просто соскучилась, ей страшно и одиноко без тебя, она переживает, чувствует себя слабой и ненужной, но сказать об этом не может, и ты слышишь: «Где ты был, козел? Где твои деньги?» Не доводите человека до крайности – давайте ему столько внимания, сколько можете, но всегда равномерно. И содержание разговора не так важно – можно рассказать какую-то повседневную чепуху, главное здесь – внимание.

Нет нормы в том, сколько раз в месяц звонить родителям, чтобы им хватало, – это можно выяснить лишь эмпирически. Доверие идет через практику. Если я обманывал, подставлял, пропадал, то на восстановление доверия может уйти от нескольких звонков до нескольких сотен звонков.

Между двумя дочерями постоянно вспыхивают конфликты. Ловлю себя на том, что постоянно занимаю сторону младшей. Она кажется мне искренней, доброй, открытой, такое впечатление, что на ссоры ее провоцирует старшая. Как вести себя при детских ссорах? Пытаться разобраться – концов никогда не найдешь. Игнорировать их?


Если бы вы могли игнорировать их ссоры, не было бы этого вопроса. Раз спрашиваете, значит, не можете. Примите, что не можете, и не рассматривайте варианты, которые не можете воплотить. С вашей стороны оценка и деление дочерей на «старшую» и «младшую», «правую и не правую» – это манипуляция. Вы занимаете позицию одного ребенка и ослабляете тем самым позицию другого – это и есть главная причина того, что они ссорятся. Уберите собственное участие в ссорах детей и постарайтесь разобраться, почему для вас младшая дочь всегда самая «правая и честная». Возможно, вы ждали сына, разочарованы появлением дочери, чувствуете свое предательство ребенка с рождения и за это извиняетесь всю жизнь, балуете его, жалеете, подкладываетесь, выгораживаете. То есть делаете все, лишь бы он не догадался, что его совсем не ждали. От этой неадекватности внутренний каприз ребенка разрастается, и он начинает требовать все больше и больше, превращаясь в домашнего террориста.

И если сейчас младшей дочери лучше удается перетягивать родителей на свою сторону, то старшей остается лишь делать все наоборот. И жить они будут тоже наоборот: у одной семья, у другой – нет никого, и так далее. Противостояние в семьях возникает, когда там нет сотрудничества, а сотрудничество убивает оценка. Не сравнивайте дочерей по возрасту или по цвету волос. Возраст не имеет никакого отношения к тому, кто первый начал конфликт. Связывание этих событий – просто запутывание. Очень похоже на ситуацию, которая произошла у нас в офисе. Пришла женщина, мило со всеми побеседовала, а потом говорит: «Мне пора идти. Кстати, у вас тут два пакета сока стоит, я один возьму, потому что меня в гости ждут». Все вроде бы логично, все события она увязала друг с другом, но не понятно, откуда что берется.

Я приезжаю к подруге с дочерью, она играет с ее детьми и обо мне забывает. Подруга предлагает пойти в кино, я говорю дочери: «Я схожу в кино и вернусь за тобой. Согласна?» – «Нет, мамочка, нет!» И мне неудобно сделать по-своему, ведь я ее не перед фактом поставила, а спросила мнение. И так каждый раз – я с ней советуюсь, а она выбирает то, что на пользу ей, а не мне. Получается, я себя ущемляю каждый раз. Как этого избежать?


По вашему вопросу я могу сделать вывод, что это между вами и дочерью идет такая игра. Вы говорите, что приезжаете к подруге с дочерью, она играет с ее детьми и о вас забывает. Видя это, вы начинаете ее ревновать и, чтобы вернуть ее внимание к себе, говорите: «А я в кино собралась». Тогда дочь тут же бежит к вам, и вы чувствуете, что она вас любит, по вам скучает. Моя жена тоже обижается, когда, приезжая к дочери, которая гостит у бабушки, видит, что той совершенно не до мамы, потому что у нее куча друзей. «Я стала ей не нужна», – обижается жена. Я говорю: «Супер! Она выросла, у нее куча увлечений, друзей, своя жизнь. Отлично! А ты что хотела?»

А еще можно перестать спрашивать. Собралась в кино – и пошла. Не можете договариваться – не договаривайтесь и делайте что хотите, потому что сейчас в ваших вопросах нет вопроса как такового, а есть ожидания конкретного ответа. Вы спрашиваете – вам говорят «нет», и вы обижаетесь, значит, вы ждали, что скажут «да», и, следовательно, с вашей стороны это был не вопрос.